Архив материалов
Дух истории
23.11.2015 09:00

Самый культурный министр Европы

Анатолий Васильевич Луначарский родился 23 ноября 1875 года (140 лет назад). Рафинированный интеллигент, полиглот, философ, искусствовед, переводчик, драматург, талантливый журналист, один из лучших ораторов своего времени, романтик революции, бессменный нарком просвещения и культуры первого десятилетия советской власти. На торжестве, посвященном 200-летию создания Российской академии наук (РАН), на котором присутствовали ученые ведущих зарубежных государств, Луначарский произнес речь о значении науки в истории человечества на шести языках. Западные газеты, несмотря на всю ненависть к юной стране Советов, назвали советского наркома самым культурным министром просвещения Европы. Сегодня о таком министре нам остается только мечтать. 

Он страстно хотел сделать жизнь человека лучше здесь и сейчас. Обеспечить ему максимальные условия и возможности для самореализации. Общество, состоящее из таких людей, непременно будет процветающим, считал Анатолий Васильевич. Для этого общества он сделал очень много. Оставил богатейшее творческое наследие. Но много ли знает современное российское общество об этом человеке? Вряд ли. Личность, как говорится, не на слуху. А между тем советская система, и не только она, многим обязана этому человеку. Кто же он был, и что собственно сделал?

Биологическими родителями Луначарского являются: действительный статский советник Александр Иванович Антонов и представительница известного дворянского рода Александра Яковлевна Ростовцева. Свою экстравагантную фамилию, отчество и дворянство он унаследовал от усыновившего его отчима. Рано покинув дом, Анатолий прибыл в Киев и поступил в Первую мужскую гимназию – одно из лучших учебных заведений императорской России данного разряда. В этот период в жизни Луначарского происходят два важных события. Он заболевает философией и вступает в нелегальную ученическую марксистскую организацию. Тогда же знакомится с будущим знаменитым религиозным и политическим философом, своим вечным оппонентом Николаем Бердяевым, тоже в юности симпатизировавшим марксизму. В гимназический период своей жизни Луначарский проявил себя и как блестящий практик – руководил подпольной организацией учащихся киевских средних школ (порядка 200 человек), а в 1892 году, войдя в социал-демократическую группу, вел пропаганду среди рабочих. Но все же больше тяготел к изыскательской, научно-практической и литературной деятельности. По окончании гимназии, продолжить учебу в ведущих университетах России он не смог, так как состоял на учете в полиции в качестве неблагонадежного, и посему в 1895 году поступил в Цюрихский университет. За границей Луначарский совершенствуется в языко- и литературоведении. Углубляет и оттачивает свои философские познания под началом основоположника эмпириокритицизма Рихарда Авенариуса, суть учения которого гласит: мир есть то, что мы знаем о нем. Чистый опыт без идеалистических и материалистических абстракций и фантазий. В это же время он знакомится с русской революционной эмиграцией, с членами плехановской группы «Освобождения труда».

Все это вместе взятое способствует рождению у Луначарского своеобразного религиозно-романтического философско-революционного представления о смысле и цели борьбы с существующим в России политическим и социальным строем.

В 1898 он возвращается в Москву и избирается членом Московского комитета РСДРП (членом партии он стал еще в 1895 году). Активно участвует в агитационной деятельности и другой революционной работе, за что неоднократно арестовывается и высылается. Находясь в заточении, продолжает самообразование и занимается литературной деятельностью. В 1903 году (после раскола в партии) Луначарский принимает сторону большевиков, хотя и не во всём с ними согласен. Он продолжает активную революционную работу. Много ездит, в том числе за границу. В октябре 1905 года приезжает для агитации в Россию. За работу в большевистской газете «Новая жизнь» арестован и предан суду. Неведомым образом бежит за границу.

***

После провала первой русской революции 1904–1905 годов, став очевидцем последовавшей за ней реакции, Луначарский занимает, с точки зрения Ленина и его сторонников, крайне левую позицию. Считает, что делать членам партии в столыпинской Думе нечего, и в 1909 году примыкает к так называемым отзовистам, выступающим за отзыв депутатов социал-демократической партии. Этот демарш доводит их личные отношения с Лениным до точки кипени. Первые предпосылки к их идейным расхождениям появились после публикации Луначарским в 1908 году фундаментального двухтомного труда «Религия и социализм», в котором автор подверг богословско-философскому переосмыслению идеи марксизма. Ленин тогда даже якобы сказал: «Сволочь Луначарский. Боженьки ему захотелось». Однако отношения между ними никогда окончательно не порывались. И впоследствии вернулись на дружескую ногу. Выступая 23 апреля 1920 года на торжественном собрании в честь дня рождения Ленина, организованном Московским комитетом партии, Луначарский говорит: «Если спросить кого-либо из нейтральных людей, как он представляет себе Ленина, он скажет: Ленин – материалист, человек-практик, человек без иллюзий, человек в практической борьбе жестокий, не останавливающийся ни перед чем, человек хитрый … Между тем, кто знает Ленина ближе, тот должен сказать, что редко когда земля носила на себе такого идеалиста. О своем идеале, о своей слепой вере в человека, о своей бесконечной любви к человеку Владимир Ильич никогда не говорит». Ленин, в свою очередь, также шел навстречу своему оппоненту, считая Луначарского «на редкость богато одаренной натурой». После победы Октябрьской революции сделал его наркомом по вопросам культуры и образования, которые ошибочно считаются второстепенными. Ленин доверил Луначарскому важнейшие для жизни молодого советского государства направления работы. Например, такие как выстраивание отношений и привлечение к работе старой царской интеллигенции от деятелей культуры и профессорско-преподавательского состава до высшей, в том числе военной, инженерии.

***

Кроме этого, Луначарский курировал вопросы антирелигиозной пропаганды. И на этом стоит остановиться отдельно.

Мало кто знает, но именно Луначарскому вся советская система обязана тем, что в идеологически-прикладном плане он сумел очень тонко придать марксизму-ленинизму черты религиозного культа. Создал религию реализма со своими великомучениками – сожженными заживо, погибшими в боях героями гражданской войны, со своим пророком - Лениным, несущим свет нового спасительного учения.

Перенёс потусторонние ад и рай на землю. Их живыми воплощениями в последующем стали всячески обласканные властью и обществом всевозможные стахановцы, а на противоположном конце шкалы наград и наказаний – подвалы Лубянки. А возьмите «Моральный кодекс строителя коммунизма», вошедший в тексты Третьей программы КПСС и Устава КПСС, принятые XXII съездом, и найдете там в завуалированной форме практически все христианские заповеди. Или похороны Сталина. Ни один патриарх в истории России не мог похвастаться таким скорбно-религиозным самозабвенным экстазом народа. Всем этим мы обязаны именно Анатолию Васильевичу.

Обоснование новой пролетарской религии без Бога, которая фактически превращалась в обожествление человека, коллектива и прогресса, он начал задолго до написания «Социализма и религии». Первый очерк этих идей Луначарский изложил в реферате «Идеализм и марксизм» (1898 год), прочитанном в Киеве. И этим опередил своё время. Спустя четверть века, в период Первой мировой войны, помимо девальвации прежних авторитетов монархии и старой аристократии, которые многие века выступали модераторами на международной политической сцене, похожая участь была уготована институту церкви. Антикатолицизм продемонстрировал бурный рост в Третьей французской республике и в среде политического истеблишмента англосакских держав. Про Германию и Австро-Венгрию, погрузившихся в пучину революционных беспорядков, и говорить нечего. Именно в этот период по обе стороны Атлантического океана пышным цветом расцветает масонство, всевозможный оккультизм, марксизм в его самых причудливых проявлениях, новое богоискательство, приведшее в итоге к созданию человеконенавистнического культа фашизма. Так что массовый отход от традиционной церкви при большевиках – это не чисто русский феномен.

И если бы не синтезированный Луначарским советско-христианский культ, неизвестно, по какому пути пошло бы российское общество.

***

Что еще важного сделал этот человек, отвечая с 1917 по 1929 год за все, что происходило в области культуры и образования?

В сфере образования он стал настоящим Станиславским, создав систему, которая со временем стала лучшей в мире. Уже в 20-е годы лондонский педагогический журнал писал: «Ни в одной стране мира нет такой всеобъемлющей государственной школьной системы, в которой так много прогрессивных элементов, как в России».

Не менее весомый вклад он внес в создание советской эстетики. Выступая как теоретик искусства, он изложил свои взгляды на эту тему в статье «Основы позитивной эстетики». А далее, вспоминая советскую эстетику, в чем бы она ни выражалась, мы не увидим в ней травмирующей психику агрессивности и навязчивости. Бесполезных и спорных с точки зрения красоты излишеств. В то же время, все в ней было подчинено идее созидания, добра, мира и безусловной целесообразности с практической точки зрения.

Будучи наркомом, Луначарский выступал против огульной и поголовной украинизации Киева и крупных городов республики, где были глубоки и сильны корни русской культуры и образования. Жаловался в ЦК на высылку национально-ориентированными украинскими большевиками русскоязычных ученых и деятелей культуры под видом неблагонадежных.

Анатолий Васильевич, как мог, старался защитить и обеспечить нормальное существование выдающимся представителям интеллигенции. Тот же Бердяев получал с его подачи академический паек. Активных противников Советской власти он, конечно, защитить не мог. Но и с ними, оказавшимися в эмиграции, поддерживал контакты. Спорил, полемизировал, убеждал. А в середине 20-х уже  выступал за возвращение и налаживание сотрудничества с позитивно настроенной к СССР эмиграцией.

В начале 30-х Луначарский – председатель Учёного комитета при ЦИК СССР, академик АН СССР, директор нститута Литературы и Языка Комакадемии, директор ИРЛИ АН СССР, один из редакторов Литературной энциклопедии. В 1933 году самого культурного министра Европы не стало.

***

Сегодня такими министрами мы, к сожалению, похвастаться не можем.

Выступая 17 апреля 2013 года в Госдуме РФ с ежегодным докладом о работе правительства, премьер-министр Дмитрий Медведев так ответил на вопросы и критические замечания депутатов в адрес нынешнего главы Минобразования Ливанова: «Министр – это не рубль, чтобы всем нравиться. Более того, есть целый набор позиций в правительстве, которые, если хотите, являются расстрельными. К ним относятся должности министра образования и министра здравоохранения». И далее: «Постарайтесь вспомнить, чтобы здесь, в этом зале, кто-нибудь сказал добрые слова в адрес министров образования и здравоохранения в предыдущий период. Так жизнь просто устроена. Поэтому я считаю, что министр, который нравится всем, – это человек, который, скорее всего, не вполне справляется со своими обязанностями». Удивительно, а вот кровавый маньяк Сталин Луначарского не расстрелял, хотя портфель министра образования, по словам Дмитрия Анатольевича, был заведомо «расстрельный». Получается либо Сталин не такой кровавый, либо министр настолько хорош был. А может быть, и то, и другое? И говорили в адрес Луначарского в отличие от нынешнего министра добрые слова. Причем не только на всех уровнях в СССР, но и за границей. И даже непримиримые враги. Получается, дело всё-таки не в наборе «позиций в правительстве, которые, если хотите, являются расстрельными», а в качестве министра.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"