Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Духовные скрепы
20.02.2020 21:41

Либерально-религиозный джихад против Саракташского чуда

Шокирующая версия о заказчиках и организаторах дела против протоиерея Николая Стремского

Обвинения в педофилии и арест главы самой большой семьи России, состоящей из более чем 70 усыновленных детей, строителя и настоятеля Саракташского чуда, нового духовного центра России, Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия протоиерея Николая Стремского возмутило и всколыхнуло десятки тысяч простых россиян. В российских городах начали стихийно возникать объединения в поддержку о. Николая, народное движение, пока еще неорганизованное и в большой степени эмоциональное, ежедневно набирает силы. Люди отказываются верить в официальную версию обвинения, сопровождающуюся откровенно лживыми публикациями в либеральных СМИ. И как показывают уже опубликованные факты, у людей есть все основания к подобному.

 Я провел много журналистских расследований антикоррупционной направленности, в которых показал множество противозаконных схем, сложных и достаточно примитивных, которыми пользуются как представители власти, так и крупного бизнеса. Но такого уровня беззакония, откровенного попирания элементарных прав простых православных граждан, а главное – детей, я еще нигде не встречал. Особенно поражает координация представителей многочисленных структур власти в масштабах целого региона, Оренбургской области, которая практически не встречается в любом другом деле коррупционной направленности. И этот факт заставляет по-особому, более тщательнее присмотреться к сущности происходящего, к тем силам, которые являются заказчиками и организаторами этого дела, так как их источники находятся далеко за пределами Оренбурга.

 Все, что вы прочитаете в этой статье, является лишь версией происходящего. Но эта версия основана на долгом и тщательном сравнительном анализе фактов, событий, персоналий, дат, мотивов и методов. Каждое подобное дело уже когда-либо где-либо происходило в той или иной форме, и в этой версии собраны поразительные совпадения, об истинности которых судить вам. По понятным причинам неопровержимые факты, доказывающие различные связи - родственные, финансовые, экономические, карьерные, политические, религиозные или сакральные, между персоналиями и организациями, о которых вы прочитаете в этой статье, в открытом доступе обнаружить практически невозможно. Во всяком случае, мне это до сих пор не удалось. Пока не удалось. Поэтому свою версию я построю исключительно на сравнительном анализе.

В качестве ремарки я хочу сказать одну вещь. Я осознаю, что обязательно будут люди, которые объявят эту версию жутко конспирологической, а меня начнут всячески высмеивать. Но, «как говорят в Одессе», конспирология конспирологии рознь. Еще в 2017 году в статье «Теория заговора – операция по сокрытию правды» я писал, что теория заговоров - явление совсем молодое, придуманное и внедренное в общество каких-то полвека назад. В апреле 1967 года ЦРУ издало секретную депешу, в которой впервые давалось определение и термин «Conspiracy», или «Теория заговора», а также описывались методы дискредитации подобных теорий. Обнародование этой депеши произошло благодаря запросу в ЦРУ согласно «закону об информации» издания The New York Times в 1976 году. Самый главный метод ЦРУ, исходя из депеши – в рамках конспирологии и теории заговора создавать широкий спектр абсолютно абсурдных теорий, ставя знак равенства между ними и приведенными фактами, относя их к одной категории, тем самым дискредитируя неудобные и не вписывающиеся в официальные версии факты и события.

 В рамках этой депеши, применительно к нашему случаю, обязательно будут решаться задачи по дискредитации, отвлечению, запутыванию и дезориентации тех, кто пытается докопаться до скрываемой правды. А каждый, кто усомнится в «официальной» информации и попытается докопаться до истины, получит целый букет готовых, заблаговременно разработанных, разнообразных соблазнительных «правд» на любой вкус и в придачу ярлык безумца. Также будет скрываться и сам факт замалчивания. То есть, распространению замалчиваемой информации препятствовать не будут, но с помощью манипулятивных приемов ее заранее дискредитируют и создадут репутацию недостоверной.

 ***

В деле протоиерея Николая Стремского в глаза бросаются несколько моментов, которые никак не вписываются в обычное расследование обычного уголовного дела. Первое – это явно показной «штурм» и обыск православной обители, в который на тот момент находились десятки детей, стариков и старушек, монашек, священников и паломников. Я уже писал в статье «Убить священника и развалить обитель», что десятки оперативников и следователей при поддержке ОМОНа на трех десятках автомобилей показательно жестко ворвались в обитель, стали вести обыски везде, допрашивать всех подряд, угрожая различными карами не только старикам и взрослым, но и детям. Особо в этом отличались иноверцы. А ведь это не база террористов в горах, это – духовный центр и православная обитель. Представить нечто подобное в отношении мечети, синагоги, Ельцин-Центра и даже банка просто невозможно. Итак, первый признак – акция показная с избыточной демонстрацией собственных сил и возможностей.

 Второе – поразительная координация между основными силовыми органами региона, а также УФСИН, надзорными и судебными органами. В обыкновенных делах подобного уровня обязательно происходит внутри региональное столкновение интересов различных ведомств, что исключает подобную координацию. Дело же Николая Стремского демонстрирует поразительное единство государственных ведомств региона, что говорит о едином внешнем управляющем центре, находящимся в столице.

Третье – на протяжении более трех лет жители и работники обители, по их словам, находили в личных помещениях о. Николая и обители различные аудио и видео подслушивающие устройства. Эти «жучки» были установлены явно сотрудниками правоохранительных органов с помощью незаконного воздействия на детей и сотрудников обители. Да и сама их установка была явно незаконной. Также незаконными были и прослушивание телефонов о. Николая и его детей и сотрудников обители. Однако в дальнейшем некоторые материалы, полученные в результате незаконной «прослушки», оказались в материалах уголовного дела. Как? На этот вопрос, как в дальнейшем легализовать результаты незаконной «прослушки», вам ответит любой мало-мальски квалифицированный адвокат. В нашем случае на прослушивание телефонных переговоров суд дал санкцию на основании крайне сомнительного оперативного рапорта. Меня же интересует другой вопрос, что заставляло сотрудников правоохранительных органов идти на столь откровенное нарушение закона, кто и как промотивировал их, убедив в абсолютной безопасности?

 

Сейчас на страницах либеральных СМИ происходит очень аккуратное оправдание подобных шагов, как бы замаскированное, но исподволь создающее у читателей иллюзию законности происходящего. К примеру, в очередной статье в Московском Комсомольце «Выяснились новые детали о заподозренном в педофилии священнике из Саракташа. У попа была обитель, он ее любил» журналистки Светланы Самоделовой при внешне вполне благожелательном и даже сочувствующем тоне вкраплены и такие высказывания:

 «В то же время, по словам нашего источника в правоохранительных органах, на отца Николая собрана обширная доказательная база, где есть и стенограммы его разговоров, и видеозаписи…

По сведениям нашего источника в силовых структурах, в поле зрения правоохранителей батюшка попал еще три года назад, когда с его бывшим воспитанником начали работать психологи психоневрологического интерната. Выслушав ребенка с особенностями развития, проведя тесты, специалисты пришли в ужас. Все говорило о том, что в большой семье отца Николая Стремского могло твориться насилие над детьми. На батюшку стали собирать оперативную информацию».

То есть, действительно признается, что на о. Николая долгое время собиралась «доказательная база». Только вот не написано, на основании чего эта база собиралась, в рамках какого уголовного дела, и кто санкционировал ее сбор. И что это еще за «психологи психоневрологического интерната», которые еще три года назад проводили какие-то тесты с детьми? Если это сотрудники коррекционного интерната в с. Черный Отрог, то девочки к ним попали не 3 года назад, а осенью 2018 года. Что-то не стыкуется у манипуляторов фактами.  К тому же, как сообщили в районном отделении образования, осуществлявшим функции опеки и попечительства, проверки проходили каждый месяц, и у них «не было ни одного повода, чтобы заподозрить неладное». Вот такими манипулятивными методами пользуются либеральные СМИ явно по настоятельным просьбам нечистоплотных сотрудников следствия. Причем, обратите внимание, эти строки написала не сама журналистка, они были добавлены в статью редакцией МК. Уровень явно не простого уголовного дела, а информация явно не из Оренбурга, а из столицы.

Четвертое – изучая уже около трех месяцев это дело, я не обнаружил никаких серьезных финансовых или экономических интересов, которые были бы достойны привлечения столь крупных сил. Здания ЦУМа, гостиницы и трапезной в Саракташе по стоимости никак не соответствуют цене проведения операции подобного масштаба. Возможный след Русской православной церкви в этом деле тоже выглядит крайне сомнительным. Владыка Вениамин в любой момент мог вразумить о. Николая, волевым решением отправив его в какой-нибудь дальний приход, и не городить столь масштабные и затратные мероприятия. Это в его власти. Обитель и так находится в собственности Церкви, да и чудовищные действия по принуждению несовершеннолетних детей – это далеко за той «красной чертой», которую никогда не переступит архиерей. Наоборот, Владыка после ареста о. Николая получил в лице обители жуткую «головную боль», требующую огромного финансирования.

Исходя из этого, остается только один мотив в аресте Стремского и разорении обители – сакральный. И этот мотив прекрасно вписывается в алгоритм и методы действия правоохранительных и судебных органов Оренбурга. Первая цель – дискредитация российской православной семьи путем осуждения по позорной статье главы самой большой семьи России. Вторая – разорение Свято-Троицкой обители милосердия, уничтожение уникальных социальных проектов Русской Православной Церкви, превращение нового духовного Центра России в обычный женский монастырь.

В результате сравнительного анализа, я пришел к выводу, что заказчиком дела о. Николая является иудейская секта Хабад Любавич, а организаторами – нынешний начальник ГУ МВД по Пермскому краю генерал-лейтенант полиции Михаил Давыдов и нынешний Заместитель начальника - начальник Следственной части ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу, генерал-майор юстиции Александр Вохмянин. Повторю – это всего лишь версия.

***

В сентябре 2007 года Михаил Давыдов внезапно из столицы был назначен на должность заместителя начальника ГУВД по Пермскому краю, начальника милиции общественной безопасности, а в дальнейшем - заместителя начальника ГУ МВД России по Пермскому краю, начальника полиции. Надо сказать, что карьера Давыдова в Москве развивалась стремительно. За короткое время он был начальником отделения УСБ, заместителем начальника УВД по кадрам, возглавлял Управление в аппарате ГУВД по г. Москва. И вдруг, такое резкое изменение в карьере, и отъезд на периферию, причем не на первую должность.

В декабре 2005 года губернатором Пермского края стал Олег Чиркунов, а министром культуры, вице-премьером правительства края – представитель Хабад Борух Мильграм. К 2006 году между местной иудейской религиозной организацией (ИРО) и Хабад Любавич возник конфликт из-за здания местной синагоги, в результате которого появилось письмо, в котором в частности были такие строки:

«Структуры «Хабад Любавич» приехали не в пустой город, не на целину – свою общину они начали строить пять лет назад на нашей электоральной почве. Не стремясь ни к какому реальному сотрудничеству с организациями, входящими в автономию, они все свои достижения преподносят как ПРОРЫВ в деле возрождения еврейства; грубо игнорируют существование в городе других еврейских организаций, и в итоге именно они вносят раскол в еврейское движение Перми».

В результате этой борьбы в 2013 году произошел инцидент, когда в окна синагоги Хабад молодые люди метнули две бутылки с зажигательной смесью. Улик было так много, что полиции оставалось мало работы. Однако оказалось, что с метателями не так все чисто, а случай в Перми до боли напоминал случаи с поджогом синагоги в Марьиной Роще в Москве. Группой активистов было произведено расследование и снят фильм «Поджог синагоги в Перми», в котором показывались поразительные факты не просто бездействия пермской полиции, но прямого покрывательства преступников и закрытия уголовного дела. Группа пермяков даже обращалась к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву с жалобой на нежелание местной полиции расследовать поджог пермской синагоги любавичских хасидов. Преступлению тогда исполнилось уже 4 года, но, несмотря на множество улик, злоумышленники так и не были выявлены.

Теми же активистами, которые требовали объективного расследования, обещал разобраться лично начальник Центра «Э» при ГУ МВД РФ по Пермскому краю полковник Сергей Пиларов. Как раввин Хабад в Перми общался с начальниками отделов ГУВД, в частности отдела «Э», и начальниками других силовых ведомств, рассказала бывший сотрудник центра Хабад Татьяна Кротова

 

 

https://vk.com/im?sel=51590065&z=video325029066_456240928%2Feff23915a421d3c0c1

То есть, на мой взгляд, в Перми была создана псевдо государственная силовая структура, объединяющая правоохранительные, надзирающие и судебные органы, которые, прикрываясь своими государственными должностями, выполняли волю и решения религиозной организации, находящейся и базирующейся в Бруклине, Нью-Йорк, США, и подчинялись гражданину США и Израиля. В дальнейшем эта команда вступила в конфликт с православными правозащитниками Перми, который возник в результате планов бесплатной передачи парка возле древнейшего православного Собора Петра и Павла, кадастровой стоимостью более 73 млн. рублей под строительство огромной синагоги Хабад Любавич.

Все подробности этого беззакония достойны отдельной статьи, и не одной. Я хочу привести краткую выжимку из событий – фильм-расследование канала «Сталинград ТВ» «Хабад - обыкновенный фашизм», который, как и многое другое видео по этой теме была тщательно зачищено и удалено с Ютуб и других ресурсов. Массовые репрессии, возбуждение бесконечных уголовных дел, использование для обвинений одних и тех же «карманных» экспертов для нужных экспертиз, давление на фигурантов, подтасовки – все это сейчас знакомо и участникам дела о. Николая Стремского в Оренбурге. Кстати, за это и другое интервью Татьяна Котова была осуждена за «возбуждение вражды» и приговорена к штрафу 10 тысяч рублей. Особенно циничным выглядит преследование правозащитника Романа Юшкова, против которого после очередного оправдания обязательно возбуждается новое уголовное дело, и так до бесконечности.

Последней акцией пермской полиции в интересах Хабад Любавич, по свидетельствам местных правозащитников, стал снос под охраной полиции поклонного православного креста, у которого проходили ежедневные молебны от 3-х до 30-ти православных верующих, на месте будущего строительства синагоги. Этот случай оставляет без ответа множество вопросов. Снос креста, по свидетельствам правозащитников,  варварским образом с чтением молитв на непонятном языке, осквернением его путем испражнений и забрасывания мусором и окурками был произведен группой хасидов с иностранным гражданством ночью под охраной сотрудников полиции, который после осквернения погрузили крест на автомобиль и увезли.

Что стало твориться функционерами ювенальной юстиции в Пермском крае при таком руководстве и такой команде ярко показано в материале информационного агентства «Аврора» «Новая «ювенальщина» в Пермском крае: над семьёй издеваются около полугода».

 ***

Напомню, что во время первого инцидента с синагогой Хабад начальником полиции ГУ МВД России по Пермскому краю был Михаил Давыдов, а начальником Главного следственного управления ГУ МВД России по Пермскому краю – полковник юстиции Александр Вохмянин. Карьера Вохмянина, этого простого парня из небольшого пермского городка Чусовой, выпускника Челябинского института физической культуры, вообще выглядит фантастической. Тут, как говорится в народном фольклоре, «или гений, или мохнатая лапа». Я бы особо подчеркнул, что с 1997 по 1999 года Вохмянин возглавлял отделы по раскрытию преступлений, совершенных несовершеннолетними. То есть, он в совершенстве знал все тонкости и методы работы с несовершеннолетними детьми.

И вот в начале 2015 года руководителем УМВД России по Оренбургской области назначается Михаил Давыдов. Вслед за ним на должность заместителя начальника УМВД России по Оренбургской области – начальника следственного управления, назначается Александр Вохмянин. Назначения прошли в лучших традициях жанра. Предшественник Давыдова Ефрем Романов был освобожден от занимаемой должности 31 декабря 2014 года в связи с переводом на повышение в Москву, на должность главного инспектора МВД РФ. Своей первоочередной задачей на новом посту Давыдов назвал создание новой команды:

«Создание команды – моя первоочередная задача. Без этого невозможно двигаться вперед. Я считаю, что без коллектива единомышленников все решения, принимаемые мной, останутся только на бумаге. При этом я хочу, чтобы меня правильно поняли. Я не собираюсь никого увольнять и приглашать на службу с других территорий».

Новая команда «единомышленников», по примеру Перми, была создана в кратчайшие сроки. Давыдов и Вохмянин пробыли на своих постах в Оренбурге чуть более трех лет. И судя по тому, что никаких иных успехов, кроме дела о. Николая Стремского, они не достигли, цель их кратковременного пребывания в Оренбурге выглядит однозначно. Сам о. Николай называл организаторами дела против него бывшего руководителя Саракташской полиции Александра Столярика и его начальника – Михаила Давыдова.

Первой попыткой организаторов «посадить» о. Николая было так называемое «дело пьяного попа», когда против Стремского было возбуждено уголовное дело за повторную езду на автомобиле в пьяном виде. Однако тогда проверка установила невиновность о. Николая, дело было закрыто. После этого началась планомерная работа по «пробиванию» активов, в том числе и за рубежом, Стремского, а параллельно – работа с его несовершеннолетними детьми.

В моем распоряжении имеются многочисленные видео и фото материалы, скриншоты, снятые с переписки детей о. Николая в личных чатах, где девочки, подписавшие заявления против Стремского, рассказывают, как с ними работали оперативники, что обещали и что за это ими было получено. Одной из самых явных и противозаконных мотивировок для этих девочек явилось обещание в будущем квартир в Оренбурге, отмене их диагноза «умственно отсталые 8 вида» и переводе их из коррекционного интерната для детей 8 вида в маленьком селе Черный Отрог, куда их поместил о. Николай в наказание за их поведение, в интернат для обычных детей в областном центре г. Оренбург.

Как я писал в статье «Заднепроходные» суды России. Часть 2»  , эти девочки стали неуправляемы, постоянно воровали деньги, требовали от о. Николая новые гаджеты, наряды и деньги и убегали из Обители на встречи с мальчиками в городской парк Саракташа. Отец Николай уже не справлялся с ними, поэтому отправил их временно в интернат. Кроме того, в России не существует ни теории, ни практики отмены у детей диагноза «умственная отсталость 8 вида», а действия оперативников являются уникальными для нашей страны. Летом 2019 года на основании характеристик, выданных классными руководителями девочек в Черном Отроге была назначена новая психолого-медико-педагогическая комиссия ПМПК, которая отменила диагноз «умственная отсталость 8 вида», и сразу после ареста о. Николая девочки были переведены из коррекционного интерната в с. Черный Отрог в обычный интернат в Оренбурге.

 

Эти действия позволяют следствию постоянно держать девочек под контролем и быть уверенным, что на суде девочки не изменят показания, так как в противном случае им опять изменят диагноз и вернут в коррекционный интернат из Оренбурга. Доступ к девочкам запрещен полностью, даже их матери, братьям и сестрам, они целиком находятся под контролем службы опеки и следствия. Детей лишили всякой связи с внешним миром и даже в нарушении их прав лишили телефонов. Фактически следователи и служба опеки делают с детьми ровно то, в чем обвинят Елену Стремскую и держат ее под стражей. Однако даже в таких условиях дети смогли тайно записать на видео свои обращения и передать их из интерната. Мне на почту пришло письмо с неизвестного адреса электронной почты, в котором были написано (орфография оставлена):

«Доброго времени суток Александр. Мы знаем, что вы освещаете в сети интернет дело нашего отца Стремского Николая Евгеньевича. Вами много написано статей в защиту отца, Вы как и мы его дети понимаем, что обвинение, которое строиться – это бред. Наши младшие сестры и брат наговорили про отца чушь и бред, сейчас они образумились, но рассказать свободно не могут, их прячут от нас. У них отобраны телефоны и они не могут свободно общаться с внешним миром.

Они в тайне прислали видео, которые мы вам направляем и просим опубликовать у себя на сайте».

Вот эти обращения:     

https://youtu.be/0BnqpHkcvwQ

https://youtu.be/QkRHSNnICMk

Как мы видим, дети просят для себя адвокатов, чтобы те оградили их от незаконных действий следователей и службы опеки, а одна из девочек сообщает о доведении ее следователями до попытки суицида. Уже после записи, несколько дней назад, девочку, которая попыталась совершить суицид и отказывающуюся подписать очередную бумагу отправили в ГКОУ «Специальная (коррекционная) школа-интернат для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» с. Покровка Новосергиевского района Оренбургской области.. О таком развитии событий я и писал выше.

Сама служба опеки в середине января 2020 года от имени этих же детей предъявило о. Николаю гражданский иск на сумму 37 млн. рублей, что дополнительно не позволяет ему распоряжаться своими средствами для защиты и возможно послужит основанием для продления ареста на суде по мере пресечения, который состоится 12 февраля. А тем временем супруга Николая Стремского матушка Галина в отчаянии написала открытое письмо к президенту РФ и ко всем, кто следит за судьбой Николая Стремского и его детей «Надеемся и верим!»

Как я уже писал, за 3 года нахождения в руководстве полиции Оренбургской области, кроме дела о. Николая, Давыдов и Вохмянин ничем особым не отметились, но оба одновременно, пошли на повышение, а в ноябре 2019 года одним указом им были присвоены очередные звания генерал-лейтенанта полиции и генерал-майора юстиции, что говорит о том, что их единственной целью пребывания на руководящих постах в Оренбургской области, на сой взгляд, явилось именно дело о. Николая. Хотя в последнее время наш президент неоднократно отменял подобные указы, как это, к примеру, было с бывшим заместителем Генпрокурора, прокурором Тульской области Александром Козловым. Тем более, что сейчас неприкасаемых нет. Только за последнее время в реестр коррупционеров попали почти 2 тысячи чиновников и сотрудников МВД, а  министр внутренних дел Республики Коми Виктор Половников задержан по подозрению в получении взятки в особо крупном размере. Однако, если моя версия верна, то особо хочется отметить, что нахождение Александра Вохмянина на должности начальника следственной части такого стратегического региона, как Северо-Кавказский федеральный округ, является, на мой взгляд, угрозой национальной безопасности России.

***

Пока о. Николай Стремский находится под арестом и отстранен от служения, его обитель стремительно приходит в упадок. Как я уже писал выше, владыку Вениамина (Зарицкого) можно понять. Обитель являлась крупнейшим социальным проектом региона с планами дальнейшего расширения, новым духовным православным центром, куда стекалось множество паломников, градообразующим предприятием Саракташа. Огромное финансирование деятельности, функционирования и развития Обители осуществлялось исключительно благодаря меценатам о. Николая, и после его ареста полностью прекратилось, плодя только долги. Владыка Вениамин, не имея возможностей о. Николая в финансировании, решил сделать из Обители женский монастырь и выписал из Дивеево несколько монашек с игуменьей. Сейчас в Обители милосердия живет около 40 старушек и стариков, самому старому из которых 101 год, многие лежачие, требующие постоянного ухода и медицинского обслуживания.

В обители закрыты медицинская часть, обслуживающий персонал и повара уволены, а в планах расселение всех стариков по домам престарелых области. Закрыта иконописная мастерская, на грани закрытия православная гимназия на 150 учеников. Почти все работники обители (более 150 человек) уволены или выведены за штат. Насельники пишут отчаянные письма патриарху. Положение только ухудшается, духовный центр целого региона приходит в упадок, количество паломников резко сократилось. Сакральная цель – закрытие Обители, планомерно осуществляется.

***

Следует учесть еще один фактор. Саракташская Свято-Троицкая обитель милосердия находится в важном геостратегическом месте – узком коридоре в несколько десятков километров, разделяющим Казахстан и исламские регионы России – Башкирию и далее Татарстан. На Западе, в частности в США, существует экономический и военный планы экспансии именно через Казахстан и исламские регионы в центральную Россию.

В Казахстане с 2015 года существует международный финансовый центр «Астана» (МФЦА), который имеет четко обозначенные границы, органы управления, свои, отличные от казахстанских, законы. Центр подчиняется особому правовому режиму, который заключается в наличии собственного права и принципам и нормам права Англии и Уэльса, а также стандартам ведущих финансовых центров мира. В новом Центре регулирование отношений и делопроизводство ведутся на английском языке, а инвестиционными спорами занимаются иностранные судьи. Создан своего рода исламский офшор под руководством ведущих западных корпораций (Blackstone, Goldman Sachs, JP Morgan, KKR и др.), и главной целью Центра является привлечение бизнеса из исламских регионов России. Созданию общей границы между Центром и исламскими регионами, при которой Россия может утерять контроль над трансграничными потоками, мешает узкий коридор Оренбуржья с Саракташем.

Кроме того, известны западные, прежде всего американские, планы по перенаправлению боевиков ИГИЛ и Аль-Каиды (организации запрещены российским законодательством) с Ближнего Востока через среднеазиатские республики в Россию. Генштаб неоднократно заявлял о концентрации террористов из этих организаций на северных границах Афганистана, откуда они могут через Узбекистан, Таджикистан и Казахстан через узкий Саракташский коридор проникнуть в Башкирию и Татарстан, где у них есть поддержка как на низовом уровне, так и во властных коридорах. А там дальше – уже центральная Россия.

Уничтожение передовой крепости России и Православия на этом пути является одной из главных целей американского истеблишмента. Тем более, учитывая тесные связи Дональда Трампа с Хабад, как деловые, так и родственные, а также предвыборный год в США, когда ради рейтинга и поддержки еврейского лобби Трамп будет вынужден пойти на громкие акции, вроде войны с Ираном или опосредованной агрессии против России, Саракташ становится стратегическим регионом, а Свято-Троицкая обитель – его передовой крепостью.

 ***

Для всех думающих россиян очевидно, что Хабад в России занимается трансформацией российского общества, которая заключается во всемерном укреплении своих общин и своей солидарности, при одновременной дискредитации любых эффективных форм социальной солидарности остального населения - национальных, классовых, религиозных или семейных. Цель состоит в дискредитации любой коллективной идентификации в России, которая может послужить фундаментом социальной солидарности.

Однако в свете январского послания президента Владимира Путина Федеральному собранию очевидно, что ситуация меняется и повеял ветер перемен. Декларируется приоритет национального права над международным, святейший патриарх Кирилл выступил с инициативой вписать в преамбулу Конституции упоминание о Боге:

«Давайте молиться, трудиться, чтобы и в нашем основном законе упоминался Бог. Потому что большинство российских граждан в Бога верят. Я не говорю только о православных — я говорю также о мусульманах и о многих, о многих других. Если в гимне может быть «Хранимая Богом родная земля», почему об этом не может быть сказано в нашей Конституции?»

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин озвучил мечту любого патриота России. Он призвал к появлению в Конституции понятия «русский народ»:

«Считаю, что в преамбуле Конституции Российской Федерации должно появиться понятие «русский народ». А также упоминание об особой – государствообразующей – роли православной веры, русского языка и русской культуры. Нашему народу пора перестать стесняться того, что он русский.

С распадом СССР народы бывших республик Союза очень быстро и сознательно вернулись к своим национальным и религиозным традициям и ценностям, которые любой народ «цементируют», делают его единым целым. К сожалению, у русских людей этого не произошло. И складывается такое впечатление, что у русского народа вынули хребет, и он остался без внутреннего каркаса.

Каждый человек должен иметь представление, кто он, где родился, чем жила и живёт его Родина. Ему необходимо иметь иерархию ценностей и понятий, которая позволила бы ему оставаться человеком и ощущать свое единство с другими. Национальное самоопределение, знание своей истории и культуры, традиционные нравственные ценности нашего народа, основанные на христианстве, – всё это важнейшие основы самостояния государства, и на них следует обратить приоритетное внимание».

После этих слов так хочется верить, что справедливость восторжествует, Россия избавится от «спящих иностранных агентов» от власти, действующих в интересах иностранных государств, какое бы высокое положение они не занимали. Что государство обратит свое внимание на духовные и материальные нужды своего народа, а не чужого, что восстановится справедливость в деле о. Николая Стремского, самая большая семья России будет воссоединена, а прекрасная Свято-Троицкая обитель милосердия возродиться и вновь станет духовным центром новой России.

Александр Никишин

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"