Архив материалов
Экономика
23.10.2015 11:47

«Столыпинцы» разработали альтернативную модель экономического развития России

Действия правительства в условиях санкций и кризиса вызывают неоднозначные оценки со стороны экономистов. В то время как народ ропщет, а бизнес не скрывает своего недовольства, появляются и альтернативные экономические программы. Специалисты Столыпинского клуба в среду, 21 октября, представили доклад «Экономика роста», в котором была предложена модель, позволяющая экономике РФ вырасти до 10% в год. Авторы программы: советник президента Сергей Глазьев, бизнес-омбудсмен Борис Титов и бывший замминистра экономического развития Андрей Клепач.

Ключевые пункты «столыпинской» программы «Колокол России» попросил прокомментировать Василия Колташова, руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений.

«Колокол России»: Василий Георгиевич прокомментируйте, пожалуйста, необходимость сформировать новые госструктуры (институты развития), а для стратегического управления создать центр с особыми полномочиями, подчиняющийся непосредственно президенту.

В.К.: Во-первых, это уже было хитро сделано – создан мегарегулятор, о котором никто не вспоминает. Пару лет назад правительство очень красиво торпедировало идею о том, что должны необходимо создать структуры, регулирующие экономику. Был создан мегарегулятор. И они могут сказать: «Вот! Есть мегарегулятор». Это был исключительно пиар-ход. Тогда правительство осознало, что у них не получается модернизация экономики. Да, мы хотим, но не выходит. Но Глазьев предлагает и другие методы – это абсолютно правильный подход, это правильно. Ведь сейчас мы имеем отток капитала, который не прекращается.

КР: Прокомментируйте, пожалуйста, необходимость ввести систему планирования основных индикаторов производства, потребления и необходимых ресурсов?

В.К.: Здесь правительство дискредитировало саму идею регулирования и планирования. Ведь России объективно необходимо регулирование и настоящее планирование в экономике.

И Глазьев здесь совершенно прав – в регионах должны собирать данные по предприятиям и на основе этого делать национальные планы.

Но опять же, сейчас это чисто формальность. Когда правительству предлагают что-то, на местах всегда могут заявить: «А у нас это уже есть. Оно есть, и оно не работает очень хорошо».

КР: Не работает очень хорошо?

В.К.: Вы предлагаете регулировать, а у нас уже есть мегарегулятор. Никто не слышал, чтобы он что-то делал, никто не слышал, чтобы от него был какой-то результат. Всегда можно сказать, что порочна сама идея регулирования. И, когда мы говорим о планировании, нам отвечают: «А у нас уже есть специальная модель планирования». Она предполагает наличие огромного количества чиновников, а также бумаг с планами, отчетами и оценками. Таким образом, совершенно резонно могут сказать: вы предлагаете, а мы уже это сделали, и оно не работает, значит, нужно действовать так, как мы привыкли действовать – по канонам вашингтонского консенсуса.

КР: То есть это будет такой саботаж на местах?

В.К.: Правительство уже давно делает все это декоративно, плохо имитируя деятельность. Для того, чтобы сказать, что все это давно не работает. Правда, единственное, что они способны сымитировать – это ограничения по валюте. Хотя они уже сказали, что заставили экспортеров сократить выручку и укрепили рубль…

И, действительно, одно из самых слабых мест в программе Глазьева – это запретить предприятиям покупать валюту, кроме как под контролем государства. Проблема реализации этой инициативы в том, что не учтен контраргумент «мы уже это делали», «это все не работает».

 Но по-настоящему никто ничего еще не делал. Слабое место еще и в том, что это поднимет волну протестов за рубежом. Введут опять новые санкции, что является нарушением базовых положений соглашений ВТО и правила свободы передвижения капитала. А не соблюдая правила ВТО, мы будем иметь новые проблемы.

Слабость предложений Глазьева заключается в том, что они не подкреплены никакими механизмами роста. А почему будет рост? Экономисты говорят, что дно пройдено и дальше нас ждет только рост сам по себе. А, исходя из предположений Глазьева, можно понять, что само по себе ничего не случится. Необходимо обратить внимание на реальные производственные показатели, нужно их стимулировать и не ждать погоды у моря. По валюте есть еще один немаловажный фактор – жулики ведь напишут все бумаги. Будут придуманы фиктивные документы о закупке оборудования.

КР: О планах вместо «мнимого таргетирования инфляции» перейти к таргетированию ВВП – его рост будет обеспечен за счет целевого эмиссионного кредитования предприятий по ставке 4−5% на инвестиционные цели. Не осядут ли эти средства в карманах недобропорядочных директоров предприятий?

В.К.: Здесь цель – укрепить рубль. Глазьев уделяет очень большое внимание рублю. И пытается дать основу для прочности национальной валюты. Как он пытается это сделать? С одной стороны – эмиссия, а с другой – определенные операции, которые ограничат возможность эти рубли обменивать на иностранную валюту. Либо сделать его очень дорогим формально. Слабость здесь в том, как будут использованы эмитированные средства. Огромная денежная эмиссия была во времена роста цен на нефть, и она производилась для выкупа иностранной валюты, выкупа валютной выручки корпораций, которая сейчас лежит в американских бумагах и никакой пользы России не приносит.

Мы сейчас активно возобновили скупку американских долговых бумаг, видимо, давая понять, что мы привержены американской экономической политике.

При плановом эмитировании нет четкого понимания, куда именно эти деньги будут потрачены. Меня беспокоит, что в программе Глазьева нет покупателя. Эта программа имеет тот же недостаток, что и плановая политика. Это упор на инвестирование, на убежденность, что инвестирование дает рост. Сейчас россияне теряют доходы, как реальные, так и номинальные, в чем основа кризиса, а не в том, что на предприятиях нет денег. Предприятия получили бы деньги при необходимом спросе.

КР: Да, просто потом уже некому будет покупать их продукцию.

В.К.: Да, в этом и заключается белое пятно глазьевской программы. Как поддержать население? Как направить его на российские товары? В ином случае мы получим инфляцию. С одной стороны, эмитирование дает деньги на повышение внутреннего спроса. С другой стороны, этот спрос должен удовлетворяться не китайской продукцией, как бы не сожалели об этом любители Китая. А как это сделать без протекционистской политики? Тут сразу подразумевается выход из ВТО. Война санкций итак нарушила устав ВТО, по которому политика не должна вмешиваться в экономику. То есть вы можете сколько угодно ругаться на международной арене, в ООН, даже пускать друг другу бумажные самолетики, господа президенты и политики, но нельзя лезть в торговлю.

КР: Почему сразу не были жестко озвучены позиции по ВТО?

В.К.: Потому что Россия не хочет из нее выходить. Российское руководство по той же причине усилило скупку американских ценных бумаг. Оно рассчитывало наладить отношения, чтобы все было хорошо. Планировалось замириться с Западом и дальше продавать сырье, потому что надеются, что его стоимость поднимится. Но цены, скорее всего, не вырастут. Они уже не комфортны для российских экспортеров. И программа Глазьева пытается нас перенаправить на внутренний рынок, на внутренние проблемы. Это хорошо, но остается много неясностей. Был антикризисный план, который якобы на 80% выполнен (правда, летом говорилось о 60%). В очередной раз идут разговоры о том, что дно кризиса пройдено. Через месяц, видимо, оно будет еще раз пройдено. Но уже всем понятно, что такая программа и политика не работают. Все это понимают, все сталкиваются с этим каждый день: по ситуации с близкими, по тому, сколько стоит рубль, сколько стоят товары.

Блоки, которые озвучил Глазьев, на мой взгляд, еще не до конца доработаны и обсуждены. Если либеральная экономическая политика у нас уже предельно четко обозначена и реализуется, то альтернативная политика формируется из фрагментов и то, что предложил Глазьев, является правильной позицией, но это только фрагменты.

Это элементы мозаики, но самой мозаики как целого еще нет. Поэтому я думаю, что глазьевские предложения будут довольно сильно критиковать. Ведь такие предложения сложно реализовать и получить экономический эффект в нашей системе.

КР: Необходимо ли принять «ударный пакет налоговых льгот»: упразднить НДС, налог на прибыль, страховые платежи и вернуть ЕСН, ставку которого можно снизить?

В.К.: Но налог на жилье никто отменять, например, не собирается. Этот налог возрастает с каждым годом. Он отбирает деньги у людей на покупку товаров, особенно тех же российских товаров. Что касается отмены налога на прибыль – я категорически против этого. На личные доходы налоги должны быть прогрессивными, на добавленную стоимость – надо отменить, но также необходимо отменить и некоторые другие налоги. В частности, налог на жилье. А с этим ввести прогрессивный налог на простаивающую недвижимость. Если у вас стоят огромные дома, вы их не выводите на рынок, не сдаете в аренду, не продали их; ни людям, ни экономике от них нет пользы – будьте любезны платить за это огромный налог. В Финляндии, когда по российской схеме накупили огромное количество квартир, владельцам пришли счета, согласно которым предлагалось платить за недвижимость огромный налог за простой. Очень много назревших мер, которые еще не озвучены. Глазьев озвучил только интересы промышленников, ориентированных на Россию.

КР: Создается впечатление, что они и приложили руку к этой программе.

В.К.: А человека там не видно. «Нам неинтересно, кто и что у нас купит, нам интересно получать прибыль, субсидии, вложения в основные фонды. Кредитование за счет денежной эмиссии недорого – вот, что мы хотим». Но это недальновидно. Здесь опять видна проблема фрагментарности. Препятсивия ведь не только у промышленников. Проблема у всей системы, которая существует.

Можно сказать уверенно, что потерпела крах модель экспортно-ориентированной экономики. Нужна другая схема, в рамках которой внутренний рынок будет иметь значение.

Что у Глазьева сказано про внутренний рынок, про нас – покупателей? Я там ничего не вижу. И это проблема. Экономика не может расти без покупателей.

Есть либеральная инвестиционная теория, согласно которой создаются новые заводы, создающие спрос. Потом обнаруживается, что нет покупателей на их продукцию – они сразу закрываются. Именно поэтому иностранный капитал выводит свои деньги из России. Вопрос о том, как создать покупателя, не стоит. Он обойден Глазьевым, хотя именно он имеет первостепенное  значение. Без покупателя никакая экономическая политика работать не будет, все это закончится провалом. На внешнем рынке мы не сможем пробиться со своей продукцией никак. США уже меняют правила игры – Транстихоокеанское партнерство ужесточено. Подпишут и Трансатлантическое партнёрство через какое-то время. И от 60–70% мирового рынка Россия будет отрезана.

Беседовала Алёна Ханенкова

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"