Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Евразия
27.02.2015 09:00

Самый суверенный суверен

Нурсултан Назарбаев одобрил идею досрочных президентских выборов

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ожидаемо согласился с идеей провести досрочные выборы главы республики. И все во имя радения «отца нации» (каз. «ел басы») за судьбу страны и народа в эпоху глобальных перемен. Однако у казахского лидера существуют и другие причины для скорейшего объявления новых выборов.

Напомним, 14 февраля депутаты Ассамблеи народов республики (АНК) единогласно одобрили инициативу зампреда совещательного органа Анатолия Башмакова и предложили президенту организовать внеочередные выборы, вновь рассмотрев возможность участия в них. Среди формальных причин – в следующем году в стране одновременно должны пройти парламентские и президентские выборы, а совмещение двух масштабных электоральных кампаний недопустимо.

Считать данную идею удачной импровизацией общественников было бы чересчур наивно. К таким вещам, как водится, власть готовится долго и со всем старанием. Еще прошлой осенью сам Назарбаев обратился к согражданам и прямо заявил, что республика следует общемировому тренду и вместе со всем миром входит в эпоху глобальных потрясений, которые смогут пережить далеко не все государства.

Почти сразу официальная Астана перешла к решительным действиям на мировой арене: Назарбаев предпринял попытку стать посредником в урегулировании украинского кризиса и серьезно преуспел, так как убедил Франсуа Олланда в необходимости диалога с российским лидером.

Параллельно успехам казахстанской дипломатии поступательно шла работа  по изменению модели государства. Многолетний лидер большой среднеазиатской республики прекрасно понимает: встречать «ветер перемен» при сохранении старой социальной организации означает неминуемо завершить политическую карьеру. Причем не только свою, но и своих сторонников. 

И вот в феврале 2015 года в ответ на многочисленные письма поддержки трудовых коллективов страны общественность Казахстана в лице упомянутой АНК предлагает досрочные президентские выборы, которые одобряют обе палаты парламента. Так сегодня начинается новый этап развития постсоветского Казахстана.

Для чего в этих условиях стране нужны выборы? Во-первых, для того, чтобы цивилизованно обновить кадровый состав политической элиты, не используя для этого распространенные на Востоке репрессивные меры. Не секрет, что политэкономическая модель Казахстана структурно напоминает российскую «вертикаль власти»: сильный лидер, сырьевая ориентация экономики и связанные с ней проблемы вырождения чиновников (из управленцев на службе отечества – в обогатившихся за счет государства олигархов  либо социальных паразитов). Выборы в этом смысле – площадка для легальной перетасовки политической элиты и ее обновления новыми людьми, среди которых может быть возможный преемник Назарбаева. Кстати, в условиях кризиса «Ел басы» имеет возможность проверить наследника на лояльность и оценить степень его «полезности» для страны (как себя покажет, что предложит для обновления республики и т.д.).

Во-вторых, досрочные выборы не являются выборами в их классическом понимании. Как везде на Востоке это, своего рода, референдум о доверии, где граждане либо поддержат курс основателя новой казахской государственности, либо нет. Здесь Назарбаев становится заложником высоких процентов в свою поддержку на прошлых выборах – набрать меньше, чем 95,5% – все равно, что получить вотум недоверия. 

Практика проведения внеочередных выборов в Казахстане становится политической традицией. С учетом советского периода для Назарбаева это будет его седьмой срок в должности президента. Прошлая избирательная кампания в 2011 году также являлась для него внеочередной и была подиктована необходимостью обновить мандат доверия народа в условиях вызовов XXI века. Для компенсации предсказуемого итога власти решили поразить избирателя внезапностью проведения кампании. Четыре года назад  эффектный маневр пришелся ко двору – удивленный электорат оставил в стороне рассуждения о предсказуемости голосования и смог по достоинству оценить свою сопричастность к историческому выбору Казахстана пути своего развития, как призывала социальная реклама тех дней.    

Отчасти предвыборная агитация президентского штаба соответствовала действительности – выбор предстояло сделать поистине исторический. Ведь кроме Назарбаева к голосованию готовились оппозиционные силы за пределами республики. Считалось, что наиболее серьезную угрозу представляли политики, сплотившиеся вокруг фигуры бывшего зятя Назарбаева – австрийского политэмигранта Рахата Алиева. В свое время он занимал ключевые посты в органах госбезопасности республики и до 2007 года считался самым влиятельным человеком в стране после президента. Алиев допустил ошибку лишь однажды,  когда перестал скрывать собственные президентские амбиции. Правда, после этого мгновенно некогда любимый зять превратился в бывшего родственника, а весь мир узнал о темном прошлом «серого кардинала»: от фактов коррупции до причастности к заказным убийствам. Таким образом, Назарбаев технично «похоронил» потенциального кандидата-оппозиционера и сыграл на опережение, перенеся выборы с зимы 2012 на весну 2011 года, что стало для «пятой колонны» полной неожиданностью.

Впрочем, отчитаться перед своими спонсорами за потраченные на подготовку «цветной революции» средства местной оппозиции все же пришлось. В декабре 2011 года в городе Жанаозен были организованы массовые протесты, на первый взгляд не имевшие к выборам никакого отношения. По западу республики прокатилась серия забастовок нефтяников, формальной причиной которых стало недовольство растущим социальным расслоением и невыплатой зарплат. Учитывая, что выступления проходили в Мангистауской области – вотчине оппозиции, власти разумно оценили опасность расползания искусственных протестов и предприняли жесткие меры по подавлению беспорядков. В ходе разгона митингов восставшие впервые «обкатали» сценарий майдана – оказали яростное сопротивление правоохранителям – закидывали их бутылками с зажигательной смесью и пытались применить оружие. По разным данным, в Жанаозене в те дни погибли несколько десятков человек (от 15 до 64 человек), более ста силовиков получили серьезные ранения.  

Оппозиция уже тогда готовилась сменить вектор геополитического развития Казахстана, планируя для этого дестабилизировать обстановку внутри страны. В этом ей сильно помог Рахат Алиев, знавший многие нюансы казахской политики. Полагают, что именно он посоветовал оппозиционным бизнесменам обратить внимание на социальную сферу и выкупать акции госпредприятий, связанные с оказанием коммунальных услуг. Затем, получив контрольные пакеты в ключевых компаниях, новые владельцы по сигналу должны были одновременно поднять цены, вызвав широкое общественное недовольство. Начать революцию планировали как раз в Жанаозене…

***

В этих условиях подготовить себе преемника еще четыре года назад у Назарбаева не получилось. Он понимал, что к созданным извне проблемам скоро прибавится второй виток глобального экономического кризиса, и шанс на сохранение власти лояльной ему элиты стал бы призрачным. Надо признать, прозорливый Нурсултан Абишевич не ошибся: в 2012 году в мире разразился новый этап кризиса, который ощутимо ударил по всем соседям, кроме, казалось, самого Казахстана. Тогда политическую устойчивость стране обеспечило отсутствие в Казахстане видных деятелей оппозиции (Кажегельдина, Аблязова, Жакиянова и других), способных представить общемировую  экономическую рецессию исключительным провалом политики правящего режима.

Как считает шеф-редактор портала «Однако. Евразия» Семен Уралов, с тех пор казахский лидер четко усвоил: любая предвыборная кампания во время «глобальных перемен» может дорого обойтись Казахстану. Из опыта «арабской весны» Назарбаев вынес другую простую истину: отвечать пассивностью на внешние вызовы чревато потерей власти. И если ты сам не организуешь досрочные политические «неожиданности», то их организуют тебе. Поэтому в 2015-м Елбасы вновь пригодился сценарий 2011-го, заключает Уралов.

По мнению другого политолога, директора группы оценки рисков Казахстана Досыма Сатпаева, к досрочным выборам Назарбаева подталкивает острая необходимость противостоять экономическим проблемам, которые стали порождением глобальных потрясений. Так, власти хотели провести девальвацию национальной валюты тенге еще год назад, но избранная программа реформ оказалась чересчур болезненной для общества.  В итоге ответственным за проблемы назначили местный Нацбанк и правительство, отведя от «отца нации» огонь критики. Получив кредит доверия после досрочных выборов, власти могут спокойно вернуться к вопросу контролируемой девальвации тенге и продолжить евразийский курс на дедолларизацию, считает Сатпаев.

Внеочередные выборы служат для  Назарбаева рукотворной проверкой на лояльность всех финансовых групп и той же политической элиты, делится мнением в социальных сетях руководитель отдела стран Средней Азии из Института стран СНГ Андрей Грозин. «Тревога, возникшая в связи с серьезными экономическими потрясениями у элиты, вызывает решение вопросов и ожидание преемника, какая команда победит, а также будет ли передел нынешнего бизнес-поля. Выборы же снимут данные вопросы», – прокомментировал события Грозин.

При этом следует помнить о геополитических причинах любых выборов на постсоветском пространстве. Весна 2015 года может стать временем хотя бы формальной смены лиц не только в казахской, но и в узбекской политике, где также пройдут выборы президента. По мнению Сатпаева, примерный список возможных преемников Назарбаева известен. Это либо действующий премьер Карим Масимов, либо президентский зять Тимур Кулибаев.

В свою очередь, Грозин считает, что на выборах вновь победит Назарбаев, а имя преемника Ел басы будет оставаться неизвестным вплоть до его кончины. Эксперт напоминает, что это давняя традиция во всех постсоветских среднеазиатских республиках, поскольку везде есть опасения, что элита начнет либо досрочно перебегать к будущему лидеру, либо так же досрочно попытается его устранить в случае конфликта интересов.

***

Политолог Мехман Гафарлы, дал «Колоколу России» такой комментарий:

«Досрочные президентские выборы в Казахстане можно объяснить двумя обстоятельствами: во-первых, это самолюбие президента Нурсултана Назарбаева. Казахстанский лидер хочет самоутвердиться в глазах своего главного регионального конкурента — президента Узбекистана Ислама Каримова, и своего политического «партнера» по Евразийскому экономическую союзу — президента Белоруссии Александра Лукашенко. И в Узбекистане, и в Белоруссии в этом году состоятся очередные президентские выборы, в ходе которых Каримов и Лукашенко получат новый президентский мандат от народа, что повысит их политический статус на мировой арене, в том числе в отношениях с Россией. После успешного проведения президентских выборов в Узбекистане и Белоруссии автоматически будет пролонгирована политическая стабильность в этих странах и с повестки дня снимутся угрозы «цветных революций» в этих республиках. Поэтому Назарбаев тоже хочет «освежить» свой президентский мандат, тем самым повысив свой политический статус на глазах как мирового сообщества, так и России.

Во-вторых, проводя досрочные президентские выборы, Назарбаев хочет застраховаться от всякой «цветной революции», которая могла бы произойти в случае проведения президентских выборов в Казахстане в срок — в 2016 году. Учитывая политическую и экономическую значимость Казахстана для путинского Евразийского экономического союза, внешние силы, заинтересованные в ослаблении позиции России в Центральной Азии, на самом деле могли бы попытаться дестабилизировать обстановку в Казахстане в ходе очередных президентских выборов в 2016 году. Поэтому основания для некой фобии Назарбаева на самом деле есть, и казахстанский лидер на самом деле поступил мудро, ускорив проведение очередных президентских выборов через «инициативу» своего окружения. Таким ходом Назарбаев просто застал врасплох своих недоброжелателей, которые могли бы устроить очередной «майдан» в Астане. Как бы ревностно не соревновались Назарбаев и Каримов за региональное лидерство, геополитическая значимость Казахстана для Запада, и прежде всего для США, гораздо важнее, чем геополитическое положение Узбекистана. Поэтому американцы на самом деле могли бы попытаться дестабилизировать обстановку в Казахстане, чтобы развалить ЕАЭС.

Между тем я не стал бы каким-то образом связывать загадочное самоубийство бывшего зятя Назарбаева Рахата Алиева в одной из тюрем Вены. Я не думаю, что кто-то на Западе воспринимал Алиева в качестве серьезной политической фигуры, которая могла бы играть значимую роль в «нештатных» политических процессах в Казахстане. У Рахата Алиева всегда была очень испорченная репутация. Когда он, будучи зятем Назарбаева, занимал высокие посты в государственных и коммерческих структурах Казахстана, а затем был послом республики в Австрии, то Алиев многими воспринимался как мафиозная фигура, которому из-за родственных связей с президентом было «позволено» все. А после того, как Алиев лишился всех своих постов и оказался в опале, то на него со всех сторон было вылито столько грязи, были раскрыты многие его «черные» дела, в том числе его причастность к убийству топ-менеджеров казахстанского «Нурбанка», что он окончательно превратился в криминальную фигуру. Поэтому вряд ли нашлись бы какие-то страны, или какие-то силы, которые сделали бы ставку на Рахата Алиева, имеющего такую отталкивающую репутацию, в своих геополитических играх в Казахстане.

Что касается самих досрочных президентских выборов в Казахстане, то в этом нет ничего экстраординардного. «Патриарх» советской и постсоветской политики Назарбаев за свое 26-летное пребывание на посту президента Казахстана уже неоднократно пролонгировал свой президентский мандат через такие внеочередные президентские выборы. Поэтому и нынешние досрочные президентские выборы для этой центральноазиатской республики является обычным явлением».

***

Итак, Нурсултан Назарбаев оказался единственным из постсоветских старожилов у власти, кто добровольно начал переводить политическую систему своей страны на принципиально новый этап развития, который соответствует посткризисным представлениям о развивающемся государстве-члене СНГ, свободном от причудливого смешения «советского» менталитета и колоритных местных обычаев политики, в обиходе именуемых «азиатчиной». Плюсы и минусы перевода политической модели государства на новый уровень после казахских выборов можно было бы изучить политическим элитам всего Евразийского союза – в России, Белоруссии,  Армении, Киргизии – а также их потенциальным союзникам в регионе.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"