Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Геополитика
12.10.2015 09:45

Европа, объединяясь, разделяется

В Бельгии, Великобритании, Ирландии, на Балканах, в Каталонии и на Кавказе движения за региональную независимость набирают силу во всем мире. Даже Соединенные Штаты не смогли спастись от этой пандемии – 113 000 человек недавно подписали петицию в поддержку независимости Техаса.

Всего насчитывается около 50 основных очагов сепаратизма, вместе занимающих территорию в 12,7 миллиона квадратных километров с населением в 220 миллиона человек. Успехи сепаратистских движений, как правило, являлись следствием крупных потрясений в европейском геополитическом порядке, которые за последние 150 лет происходят каждые два-три поколения.

Если вспомнить историю, такие страны как Болгария, Черногория и Сербия появились благодаря объединению Бисмарком Германии и упадку Османской империи. А в 1918 году крах великих империй (Габсбургов, Османской и Российской) в конце Первой мировой войны привел к очередной перекройки границ в Европе.

Конец Второй мировой войны и процесс деколонизации спровоцировал третью волну «государствостроительства» – от европейских колоний в Африке до Азии. Четвертый  (и последний) раздел мира с 1989 по 1992 год состоялся после крушения Советского Союза и окончания Холодной войны. Наиболее известным является факт «бархатного развода» между чехами и словаками в 1993 году. Примечательно, что в 1914 году, накануне Первой мировой войны, в мире насчитывалось 59 независимых стран. К 1950 году – 89. А в 1995 году – уже 192 государство.

Обострение сепаратистского движения в Европе стало заметным наряду с ростом общественного недовольства, связанного с политикой ЕС. Сепаратизм в Европе теперь делится на две формы: как отказ от нынешних государственных структур (в Бельгии, Испании и Великобритании) и как отказ от идеи самого Европейского Союза. Наибольшее число очагов сепаратизма выделяют именно в пределах Евразии (в остальном мире отсутствуют более или менее сложившиеся политические движения национального характера).

Небольшим странам значительно труднее противостоять натиску монополий, и зачастую, поддерживая региональные движения в стране, империи имеют целью просто завоевать народы, которые значительно больше – и по размеру, и по населению.

Опять же, как показывает история, региональные, этнические, религиозные, клановые, племенные, общественные – любые различия сейчас политизированы и используются как оправдание для вторжения войск повсеместно. В последние десятилетия США стали использовать ноу-хау «разделяй и властвуй» по всему миру. Уже в 1970-х годах ЦРУ сделало поворот от пропаганды сомнительных достоинств капитализма и демократии в сторону поддержки религиозных и этнических  региональных элит против национальных режимов вполне обычных независимых государств.

Сепаратизм – это одно из направлений геополитической войны двух полюсов современного мира. Президент Росси Владимир Путин недавно предъявлял обвинения США по поводу поддержки боевиков-сепаратистов в Северо-Кавказском регионе РФ. Российскими спецслужбами зафиксирован ряд прямых контактов между бойцами из Северного Кавказа и американским спецназом в Азербайджане – эти контакты якобы имели место в начале 2000-х годов.

Вполне логично, что Россия отвечает тем же, поддерживая сепаратистские движения в Европе и самой Америке. На Украине силы столкнулись. Ирредента Новороссии считает, что США подмяли под себя страну, Киев обвиняет в таких намерениях русских.

Недавно российские власти организовали в Москве международный форум под названием «Диалог наций», на который съехались сепаратисты из США и восточной Украины. На съезде присутствовали представители ирландской партии «Шинн Фейн», организации «Каталонская солидарность за независимость», итальянской Европейской Коммунитаристской партии «Миллениум», сепаратистских организаций Гавайев и Пуэрто-Рико, а также движения за защиту политических и гражданских прав африканского населения США «Ухуру», представители «ДНР» и «ЛНР». Объединяющим фактором для этих сил стало враждебное отношение к США и Евросоюзу.

***

О современных  тенденциях в глобальном сепаратистском движении «Колоколу России» рассказал политолог и историк, кандидат исторических наук Александр Васильев.

«Уже банально сравнивать это объединение («Диалог наций») с Коминтерном – аналогом советского инструмента проведения международной политики. Хотя аналогия явно напрашивается. Если посмотреть на карту мира, перечень очагов сепаратизма окажется весьма внушительным: от робких заявок на культурную автономию (например, юг Франции) до длинной истории кровавой и вооруженной борьбы от метрополий. И совершенно несложно из всего этого многоообразия движений выбрать те, которые захотят сотрудничать с Москвой на этой ниве. Но проблема вот в чем. Как мы помним, деятельность Коминтерна была свернута после того, как Советский Союз перешел к тесным форматам различного взаимодействия с Западом. Так и здесь – мы видим охлаждение России в отношениях с западными партнерами. И, как следствие,  активизацию «подрывной», если так можно выразиться, деятельности.  

Россия не станет портить отношения со всеми подряд государствами, где существует проблема сепаратизма, так как у центральных властей этих государств иностранные контакты сепаратистов вызывают самое болезненное отношение. И если все перейдет от фазы конференций-говорилен, столь любимых московской бюрократией, к каким-то более серьезным шагам, то тут возникнет масса политических рисков, в отношении которых МИД России будет сильно против.

Еще одна особенность, которую стоит упомянуть в контексте с Донецком и Луганском. Все мы с замиранием сердца следим за референдумом в Шотландии. Еще более актуальная ситуация в Испании, потому что, если в Англии политики нашли в себе мудрость вынести вопрос на референдум и не препятствовать тем, кто продвигал идею этого самого референдума, то в Испании мы видим другую картину. Там правительств объявило, что будет жестко блокировать любые попытки проведения подобного референдума. Мы знаем, что один такой референдум  в Каталонии удалось торпедировать – просто верховный суд и каталонские власти не пошли на тот момент на обострение и не препятствовали проведению опроса общественного мнения, который никого ни к чему не обязывает, и не имеет юридическую силу. Активисты продолжили свою борьбу, а из Мадрида продолжается жесткая риторика – вплоть до разбирательства с участием правоохранительных органов. Конечно, все это, что называется, ласкает нам слух.

За этим интересно наблюдать. Но, что касается ДНР – как когда-то говорил основатель Донецкой республики Артём (Фёдор Андреевич Сергеев) – «Сепаратисты не мы, а вы». Термин «сепаратизм» носит  явно пропагандистский характер с украинской стороны. Потому что на самом деле никакой это не сепаратизм. Перед нами типичная ирредента – стремление не получения независимости от кого-то как конечной цели, а стремление к воссоединению со своим народом, со своим государством, стремление повторить крымский сценарий возвращения в родную гавань.

Сепаратизм – проблема интересная, но не про нас. Вот, например, знаменитый косовский прецедент говорит нам о чем, что отделиться на каких-либо юридических основаниях (автономный край, населенный албанцами) – это еще как-то готовы принимать на Западе. А вот присоединиться к Албании (чего на самом деле изначально хотели албанские боевики) им никто не дал, и никто не даст. Точно также как например в Боснии – существует Республика Сербская, но никто никогда не позволит присоединить ее к Сербии, если сербы сами не найдут в себе силы совершить это. Поэтому в нашем случае, прямого отношения все эти сепаратистские интернационалы к проблеме Донбасса не имеют.

Московский конгресс «Диалог наций» – это, скорее, попытка демонстративного поведения, не имеющая далеко идущих целей: попытка показать, что мы тоже можем использовать мягкую силу, и то, что в западной прессе называют «прокси войны». Это когда чужими руками каких-то повстанческих армий ведутся боевые действия, за которыми, на самом деле, стоят третьи страны – как правило, крупные региональные или глобальные игроки. Но каких-то реальных шагов я пока что-то не вижу. Надо признаться, что в российской бюрократии возобладали различные формы пира над тем, что называется «реальная политика».

***

В завершение хочется добавить, что идея «объединения» и западный мультикультурализм, в действительности, только ослабили национальные государства на культурном уровне. От внутренней сплоченности почти ничего не осталось. Союз Европейских наций потерял ощущение своей культурной и политической миссии в мире, бывшей двигателем объединения во всех смыслах, в том числе и в духовном. Ведь зачастую национальные правительства отходят от христианских основ в политике.

Без общего идейного элемента пребывание регионов вместе больше не кажется гражданам регионов целесообразным. Тем более что борющиеся за свою независимость, как правило, подпитаны надеждой на экономическую независимость и благополучие, и не хотят тянуть за собой более отсталые регионы.

Скорее всего, региональный сепаратизм будет развиваться. Космополитизм не создал новой идентичности. Пора признать провал этой политики. Выживут в надвигающемся хаосе лишь те, кто сохранит доминирование одной нации и единство. Сепаратизм ведет к ослаблению, и от раздробления великих наций прошлого (Великобритании, Испании, Италии) выиграть сейчас могут только внешние силы.

Алёна Ханенкова

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"