Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Геополитика
29.11.2016 09:00

Опасность из Афганистана: талибы становятся игиловцами

Возникла угроза объединения противников кабульского режима под флагом «Исламского государства»

Кровавый террористический акт в шиитской мечети в Кабуле Бакер-аль-Улума, унесший жизни 27 человек, вновь приковал внимание афганских политиков и общественности к проблеме активизации на территории страны террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России).

Хотя официально ни одна террористическая группировка не взяла на себя ответственность за это преступление, что, в общем-то, нехарактерно для ИГ, в Афганистане его совершение связывают именно с этой организацией.

В контексте данной проблемы крайне пугающим выглядит сделанное на днях заявление губернатора афганской провинции Забуль Бесмеллы Афган Мила, сообщившего о значительном укреплении на подведомственной ему территории структур ИГ. Он рассказал, что в провинции террористы развернули несколько лагерей, как логистических, так и учебных, где идет интенсивная подготовка боевиков, в том числе и работа с такими современными видами вооружения, как ПТУРы и ПЗРК.

Но что особенно тревожно, по словам губернатора, в Забуле отмечается смычка террористов ИГ и Талибана. Он сообщил, что талибы добровольно передали «халифатчикам» несколько своих баз, а в ряде районов талибские банды сменили свои белые флаги на черные полотнища ИГ.

Губернатора поддержал глава совета провинции Забуль Атоджон Хакбаян, заявивший, что наиболее мощные анклавы сторонников этой организации созданы в городах Афган, Дай Чупан и Нубахар. Аналогичная информация поступает из другой пограничной с Пакистаном провинции – Нангахар, где структуры Талибана частично влились в состав ИГ.

Напомним, что с момента появления халифатчиков на территории Афганистана в 2014 году они встретили острое сопротивление со стороны Талибана. Между боевиками этих террористических движений шли боестолкновения не столько из-за идеологических разногласий, сколько за контроль над ресурсами, главным образом, над производством и сбытом героина.

Лидер талибов Ахтар Мансур являлся непримиримым врагом ИГ, однако 21 мая этого года он был ликвидирован американцами. Возможно, что это и стало причиной его убийства. Впрочем, представители афганских спецслужб связывают убийство Мансура с теми контактами, которые он установил с представителями Москвы и Пекина незадолго до своей смерти. До этого талибы контактировали, через свой офис в Катаре только с представителями западных государств.

Как бы то ни было, но отношение талибов к ИГ при преемнике Мансура Хайбатулле Ахундзаде резко изменилось, и началось сближение этих двух террористических структур.

Следует также отметить, что упомянутые выше провинции Забуль и Нангахар находятся у границы Пакистана, на юго-востоке Афганистана, там где позиции этой организации, большинство членов которой – этнические пуштуны, особенно сильны. И предполагать, что вхождение в состав ИГ местных талибов стало результатом силового давления, нет никаких оснований. Кроме того, усиление ИГ в этих приграничных провинциях вызывает вполне обоснованный вопрос о роли в происходящем спецслужб Пакистана.

Утверждать, что происшедшее в двух этих провинциях является результатом решения, принятого в «центральном офисе» Талибана, к счастью, пока нет оснований. Впрочем, как и для того, чтобы исключить такую вероятность.

Что же произойдет, если Талибан все же сольется с ИГ под руководством халифатчиков? Это будет иметь крайне негативные последствия, всю тяжесть которых пока что довольно сложно представить.

Напомним, что, по мнению экспертов, официальный Кабул контролирует не более чем 20 процентов территории страны – остальная находится под талибами и всевозможными племенными ополчениями (а теперь еще и ИГ). Что же касается Талибана, то его вооруженные формирования насчитывают до 50 тыс. штыков (по данным МВД Афганистана), их позиции наиболее сильны в провинция Гельманд, Кандагар, Нангархар, Кунар, Пактия, Пактика, Забуль, Хост, Фарьяб, Баглан, Бадгис, Кундуз, Газни и Каписа.

Под контролем талибов находится производство и сбыт до 80 процентов афганского героина.

Если весь этот ресурс окажется в руках ИГ, над Кабульским режимом и соседними странами нависнет немалая угроза. Ведь, в отличие от националистическо-религиозного Талибана, сконцентрированного на проблемах территорий, населенных пуштунами, интернациональное ИГ ставит перед собой вопросы глобального масштаба.

Таким образом, талибы, вместо ситуационного «союзника» России в вопросах сдерживания ИГ (на что надеялся ряд экспертов) могут сами превратиться в халифатчиков, угрожая интересам нашей страны в Центральной Азии. Впрочем, нельзя сказать, что происходящее застало Москву врасплох. Спецслужбы нашей страны предупреждали о возможности такого варианта событий, и в целях минимизации ущерба были приняты соответствующие меры. Одна из них – усиление 201-й военной базы в Таджикистане и увеличение численности ее состава.

Кроме того, Россия оказывает кабульскому режиму значительную военно-техническую помощь. В частности, недавно афганской армии было безвозмездно передано значительное число стрелкового вооружения с боеприпасами.

После заключения соглашения о полноценном стратегическом партнерстве, разработкой которого сегодня заняты и российская, и афганская сторона, Кабулу будут переданы боевые и транспортно-боевые вертолеты (парк которых в ходе боев минувшего лета значительно поредел); часть – бесплатно, часть – по льготным ценам, а также значительная партия бронетехники – БМП-2 и БТР -70. Кроме того, планируется подготовка командных кадров афганской армии в российских учебных центрах и в военных вузах.

Напомним, что 3 ноября в Бишкеке прошла встреча премьер-министра Российской Федерации Дмитрия Медведева с главным исполнительным лицом Афганистана Абдуллой Абдуллой, на которой обсуждались вопросы торговли и инвестиций. Иными словами, российско-афганское сотрудничество, а также процессы, идущие под эгидой ОДКБ и ШОС, нацелены на интеграцию Афганистана в единое Евразийское пространство и создание базы для разрешения многолетнего конфликта на территории этой страны.

Однако, учитывая слабость кабульского режима и его сравнительно невысокий авторитет на значительной части Афганистана, эта несомненно нужная работа является явно недостаточной. Поскольку военная помощь Кабулу не является гарантией, что существующая власть устоит, особенно если произойдет слияние Талибана и ИГ или заключение между ними какого-либо союза.

То есть, помимо уже принимаемых мер, крайне необходима «адресная работа» среди племенного ополчения, а также среди талибов, нацеленная на предотвращение самых неприятных сценариев развития ситуации, и создание центров сопротивления ИГ даже среди оппозиционных или просто неподконтрольных Кабулу сил.

Борис Джерелиевский

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика