Архив материалов
Геополитика
04.01.2018 08:15

Под угрозами ядерного апокалипсиса

Южная Корея традиционно считается основным союзником США в регионе, что не удивительно – одной своей государственностью Сеул целиком и полностью обязан американцам, которые в свое время уберегли юг полуострова от мощного, активно поддержанного Пекином и Москвой, красного натиска.

Новогоднее обращение лидера КНДР всполошило весь западный мир. Ким Чен Ын во всеуслышанье заявил, что Северная Корея завершила создание национальных ядерных сил и готова к удару. Мир замер в ожидании реакции из Белого дома.

Казалось бы, простор для маневра у южнокорейских властей небольшой – вести политику исключительно в интересах заокеанских хозяев. Тем удивительнее, на первый взгляд, выглядит нынешняя вполне себе доброжелательная реакция руководства Южной Кореи на предложение КНДР пообщаться и отправить своих спортсменов на предстоящую зимнюю олимпиаду в южнокорейский Пхёнчхан. И все это после того как рыжий хозяин Белого Дома и северокорейский диктатор публично обменялись отнюдь не дружественными репликами в отношении друг друга и своих государств.

«США следует знать, что ядерная кнопка — у меня на столе, - заявил Ким Чен Ын. - Вся территория США в зоне досягаемости наших ядерных сил. Вашингтон никогда не сможет начать войну против меня и моей страны».

"Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын заявил, что "ядерная кнопка постоянно находится на его столе", - парировал этот выпад Дональд Трамп.

«Может кто-нибудь, пожалуйста, из его истощенного и голодающего режима проинформировать его, что у меня тоже есть ядерная кнопка, но она гораздо больше и гораздо более мощная, чем его, и моя кнопка работает!»

Но прежде чем померяться кнопками, Трамп в довольно уничижительной манере отметил, что санкции и "другие методы давления" на КНДР таки сработали, потому то де "Человек-ракета" (такое прозвище американский лидер с легкой руки присвоил своему севернокорейскому визави) наконец-то захотел диалога с Сеулом.

Правда, реакция Сеула на предложение Пхеньяна провести переговоры и отправить свою делегацию на Олимпийские игры-2018 была если не противоположной бахвальной риторике Трампа, то уж точно серьезно отличалась от нее по тону и содержанию.

- Мы приветствуем согласие с нашим предложением воспользоваться Олимпиадой в Пхенчхане как хорошей возможностью ради мира и улучшения отношений между Югом и Севером, - заявил президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин.

И сегодня стороны, как и намеревались, провели предварительные телефонные переговоры по восстановленной по случаю телефонной "горячей линии" в Пханмунджоме. Суть разговора не раскрывается, но уже одно то, что после них не произошло никаких движений в сторону углубления конфликта, свидетельствует о том, что они прошли на доброжелательной ноте и, в целом, получились успешными. Что явно пошло вразрез с намерениями бонапартствующего Трампа, возжелавшего если не военной, то информационной виктории на корейском фронте.

И, что симптоматично, в ответ на информационный вброс американских телеканалов  CBS и NBC, согласно которому КНДР может провести очередное ракетное испытание уже в середине текущей недели, именно в Объединенном комитете начальников штабов Вооруженных сил Республики Корея заявили, что американская "информация является неверной". Тем самым Сеул формально выступил адвокатом Пхеньяна, заслонив ближайших соседей и соплеменников от новой информационной атаки, а, по сути, показав, что региональные интересы ему ближе, чем заокеанские геополитические авантюры.

- Сеулу сейчас крайне важно провести Олимпиаду, да и в целом Южная Корея не хочет войны, - прокомментировал ситуацию "Царьграду" политолог Сергей Михеев. – Это американцы могут обострять военную ситуацию за шесть тысяч километров от своей территории, но зачем это нужно корейцам? На самом деле, Сеул и Пхеньян пытаются выстроить отношения на протяжении последних десяти лет, у них даже работает общая экономическая зона на границе, и это взаимное движение навстречу друг другу шло бы гораздо более быстрыми темпами, если бы в свое время предшественник Трампа – Обама, не захотел очередного обострения. Так что в том, что происходит, нет ничего нового.

В свою очередь, президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов в разговоре с "Царьградом" отметил, что новое в корейской политике все-таки появилось с того момента, как после прошлого импичмента президентское кресло в Сеуле занял именно Мун Чжэ Ин – сторонник сближения двух разорванных идеологиями осколков некогда единой страны.

И, действительно, процесс сближения шел бы гораздо эффективнее, если бы не наметилось противостояние по линии Вашингтона, - отметил эксперт. – Южная Корея долго добивалась проведения Олимпиады и поэтому война ей, конечно, невыгодна. Опять же помимо, собственно, колоссальных человеческих жертв, конфликт может нанести стране настолько серьезный экономический ущерб, после которого на восстановление имеющегося ныне у страны потенциала уйдут десятилетия. Сеулу этого не нужно, поэтому он восстанавливает переговорный процесс, тем более что посредником в нем уже выступил Пекин и одобрение дала Москва. Единственной проигравшей стороной в этой связи выступает Вашингтон, который довольно высоко поднял ставки и теперь оказался, по сути, в изоляции на этом направлении.

Безусловно, говоря Вашингтон, мы подразумеваем Дональд Трамп, для которого сближение севера и юга Кореи означает очередной провал при уже и без того низком рейтинге внутри страны. А также после неудавшейся попытки спровоцировать мировое сообщество на передачу Иерусалима Израилю.

И собственный истеблишмент уже отреагировал на все это соответствующим, чувствительным для лидера антирейтингов – американского президента - образом. В частности, сенатор Тед Лье воспользовался возможностью напомнить общественности об увязшем еще с января прошлого года в трясине Конгресса законопроекте, который должен не позволить лидеру станы нанести ядерный удар по кому-либо первым без соответствующего разрешения на то высшей законодательной власти этого североамериканского государства.

«Вас сводит с ума твит Трампа с угрозой ядерной войны с КНДР? – вопрошает Лье в своем Твиттере, имея в виду трамповский "опус" о красных кнопках. – Тогда поддержите мой с сенатором Эдом Марки законопроект».

Впрочем, у рыжего хозяина Белого Дома остаются еще козыри, для того, чтобы хоть как-то в глазах закормленного информационным и кулинарным фаст-фудом собственного обывателя поправить свое невысокое реноме: в Иране на улицах при помощи мировых медиа стряпается очередная "цветная революция", а на постсоветском пространстве агрессивно бьет копытом взнузданный Саакашвили Петр Порошенко.

Так что карта рыжего пока еще не бита.

Алексей Топоров

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"