Архив материалов
Геополитика
22.12.2016 08:00

Турция – слабое звено «сирийского трио»

Убийство российского посла серьезно ослабило и без того не слишком твердые позиции Турции в трехсторонних переговорах

Москва, Тегеран и Анкара предпринимают не первую попытку составить «сирийское трио». Предыдущая попытка была предпринята еще в августе уходящего года и выглядела куда как серьезно. И если у России и Ирана серьезных разногласий по Сирии и не было никогда, то Турция находилась в этом конфликте на противоположной стороне. Однако Эрдоган анонсировал радикальный разворот.

«Россия, Иран, Ирак и Турция должны объединиться для решения проблемы Сирии. Мы должны обсудить проблему Сирии с Саудовской Аравией, Катаром и Иорданией», – заявил президент Турции в интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира», отметив при этом необходимость исключить из процесса сирийского урегулирования страны Запада, у которых не должно быть интересов в регионе: «Мы соседские с Сирией страны … не должны больше обсуждать Сирию с теми странами, которые не имеют с ней отношений».

В августе состоялась российско-турецкая встреча на высшем уровне, Анкару посетил глава МИД Ирана. К этому можно прибавить начавшиеся консультации турецких и сирийских спецслужб, причем одна из них прошла в Дамаске. Одним из результатов всех этих контактов стала операция турецкой армии «Щит Евфрата» на территории Северной Сирии. Пока мы не знаем, какие именно договоренности были достигнуты тогда, но очевидно, что Анкара очень быстро вышла за их рамки. Во всяком случае, уже в сентябре Дамаск обвинил Турцию в агрессии.

Ведь помимо задачи не допустить объединения курдских сил Кобани и Африна с последующим провозглашением автономии на протяжении всей сирийско-турецкой границы Эрдоган явно вынашивал планы по созданию в «зоне безопасности» марионеточного квазигосударства «умеренной оппозиции» с центром в Восточном Алеппо. 

Антизападный настрой Эрдогана также оказался несколько преувеличенным. Начиная «Щит Евфрата», он заручился поддержкой Вашингтона, осуществлявшего на начальном этапе операции воздушное прикрытие сил вторжения и направившего своих спецназовцев в бандформирования протурецкой «Сирийской свободной армии». Впрочем, после того как стало ясно, что главным противником Анкары является не столько ИГ (запрещенная в России террористическая организация), а поддерживаемые американцами курдские сепаратисты, американцы отозвали свое одобрение турецкой операции.

Собственно, достижения Турции в Северной Сирии и в Северном Ираке, оказались, мягко говоря, скромными. Себе в актив турки могут записать разве что Джераблус, сданный ИГ практически без боя. Ни Эль-Баб, ни Манбидж они взять не сумели. На Севере Ирака курды и шиитское ополчение выбили исламистов и турок из Башики, лишив их важной оперативной базы. Еще более тяжким ударом для Анкары стало освобождение Восточного Алеппо. Впрочем, Москва со свойственной ей мудростью и великодушием дала возможность туркам спасти лицо и представить, хотя бы в глазах собственных граждан, свое очевидное поражение как некое достижение.

Речь идет о том, что Россия пошла на переговоры с находящимися в Восточном Алеппо бандформированиями при посредничестве Турции. Несмотря на то, что позиция нашей страны была предельно жесткой, и даже вывоз террористов из города обуславливался эвакуацией жителей шиитских деревень, блокированных боевиками «Джебхат ан-Нусры», турецкое руководство пытается представить происшедшее как очевидный успех турецкой дипломатии. Однако в Анкаре прекрасно понимают, что даже этот «карнавал» стал возможен только потому, что его разрешила Москва.

Таким образом, вернуться к идее «сирийского трио» Анкару заставила сама судьба, которая была к ней в последнее время не слишком добра – все хитроумные планы Эрдогана рушились один за другим. В результате на переговоры Турция вышла не только как обманщица, нарушившая прежние договоренности, но еще и как неудачница, которая не сумела извлечь из этих обманов каких-то выгод.

Анкаре приходится иметь дело с согласованной и солидарной позицией Москвы и Тегерана, за спиной которых победа в Алеппо. Конечно, подобная ситуация тяжела для горделивого Эрдогана, но деваться ему некуда: турки не в состоянии не то что реализовать свои «сирийские планы», но и просто спасти лицо, ни сами, ни с помощью США и «нефтяных монархий». Им жизненно необходимо, чтобы Москва и Тегеран признала «особую роль» Турции в преодолении сирийского конфликта.

Убийство посла России в Турции Андрея Карлова еще более пошатнуло и без того не слишком крепкие позиции Турции. Ответственность руководства страны, не сумевшего обеспечить безопасность посла, очевидна. Как и его вина в разжигании антироссийских настроений, ведь еще пару недель назад турецкие политики заявляли, что Россия поддерживает «фашистский режим Асада» и потому виновна в страданиях и гибели мирных жителей Алеппо.

Все, в том числе и в Турции, понимают, что Россия и Иран рано или поздно решат все поставленные перед собой задачи, вне зависимости от того, какую роль будет пытаться играть Анкара. И поэтому кругом виноватой и неуспешной Турции приходиться принимать чужую игру.

Напомним, что Анкара выступила в числе главных организаторов и спонсоров сирийского мятежа, вылившегося в нынешнюю войну. А сегодня ей приходиться поддакивать главным союзникам и защитникам Дамаска, что она тоже выступает за суверенитет и территориальную целостность Сирии, что она будет воевать не только с ИГ, но и с «Джебхат ан-Нусрой», и станет, наряду с Ираном и Россией, гарантом соглашения между оппозицией и правительством Сирии, тем самым признавая его легитимность.

Впрочем, обольщаться столь непривычной турецкой кротостью не стоит. Все последние события показывают, что надежность Анкары в качестве партнера оставляет желать лучшего. И если «сирийское трио» все же сложится, то Турция будет в нем самым слабым звеном. Готовым в любой момент нарушить обязательства и изменить своим ситуативным «союзникам», когда ей покажется, что смена лагеря сможет принести ей выгоду.

Складывающаяся сегодня ситуация заставила Анкару идти на поклон к Москве и Тегерану, что, конечно же, не добавит туркам любви к этим двум историческим неприятелям «блистательной Порты». С такими установками ни о каком долгосрочном союзе речи, разумеется, не идет, но сейчас любая комбинация, хоть чем-то способствующая прекращению кровопролития, дорогого стоит.

Борис Джерелиевский

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"