Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Глобализация
27.06.2017 08:00

Между Китаем и Европой: как власти пытаются контролировать Интернет

Создатели популярных коммуникативных программ не готовы считаться с российским законодательством

В ближайшее время российские власти могут запретить или ограничить доступ к популярным мессенджерам в сети Интернет. В зоне риска известные коммуникативные программы, такие как WhatsApp и Viber. Однако основной конфликт разгорелся вокруг проекта создателя «Вконтакте» Павла Дурова – мессенджера Telegram. Российский бизнесмен отказывается вести прямой диалог с Роскомнадзором и соблюдать принятые в стране законы. С другой стороны, требования надзорного органа могут оказаться неосуществимыми с технической точки зрения.

В основе конфликта лежит скандальный «Закон Яровой», обязывающий создателей всех коммуникативных программ предоставлять любые данные о переписке своих пользователей по первому требованию российских правоохранителей. Если мобильные операторы и социальные сети ещё способны перестроиться под такие требования, то с мессенджерами ситуация обстоит куда сложнее.

Почти два месяца назад Роскомнадзор уже заблокировал на территории страны сервисы Blackberry, Imo и Line. Эти мессенджеры отказались выполнять требования поправок Яровой. Однако, в виду их низкой популярности, это решение мало повлияло на российский сегмент Интернета. Сегодня же речь идёт о более глобальных запретах. Мессенджером WhatsApp в настоящее время пользуется более 1 млрд человек по всему миру, Viber – свыше 200 млн, а Telergam – более 100 млн. Львиная доля пользователей этих коммуникативных программ приходится на Россию. В современном мире мессенджеры установлены на каждом втором смартфоне и по своей сути являются аналогом СМС-сообщений. Только бесплатным. Поэтому их блокировка нанесёт прямой материальный ущерб многим россиянам.

В Роскомнадзоре это понимают, поэтому пока не спешат применять санкции к популярным коммуникативным программам, а пытаются разрешить конфликт посредством диалога. С американскими компаниями, предоставляющими услуги мессенджеров Viber и WhatsApp, такой диалог уже налажен, несмотря на санкции и напряжённые отношения с США. Однако Telegram наотрез отказывается сотрудничать с российскими надзорными органами. Создатель мессенджера Павел Дуров ограничивается лишь колкими комментариями в адрес Роскомнадзора на своей странице в соцсети.

По мнению создателя Telegram, требования российских властей противоречат Конституции страны, в частности, её 23-й статье, гарантирующей гражданам право на тайну переписки. Кроме того, они неосуществимы и чисто с технической позиции – разработчик не может предоставить российским правоохранителям «ключи для дешифрации» сообщений, потому что не владеет ими сам.

«В 2017 году обмен секретной информацией построен на оконечном шифровании, к которому у владельцев мессенджеров нет и не может быть «ключей для дешифрации». Эти ключи хранятся только на устройствах самих пользователей», – пишет Дуров.

По его словам, сегодня оконечное шифрование используется всеми популярными мессенджерами, а потому блокировка Telegram никаким образом не усложнит жизнь террористам и прочим криминальным элементам, ведь в их распоряжении останутся десятки других коммуникационных программ, применяющих ту же технологию шифрования и позволяющих пользователям сохранять анонимность.

«Чтобы победить терроризм через блокировки, придется заблокировать интернет», – саркастически подводит итог Дуров.

***

В свою очередь, глава «Роскомнадзора» Александр Жаров ещё в мае говорил, что на настоящем этапе от Telegram требуется лишь предоставить данные для внесения в соответствующий реестр.

«Требование одно, и оно простое: заполнить присланную анкету сведениями о компании, которая управляет Telegram. И официально направить в Роскомнадзор для включения этих данных в реестр организаторов распространения информации. (…) Включение мессенджера в данный реестр означает лишь готовность Telegram работать по российским законам», – пояснил ранее по этому поводу Жаров.

Согласно действующему законодательству, Роскомнадзор должен был заблокировать мессенджер Дурова ещё в начале июня – через 15 суток после повторного уведомления. Однако в ведомстве ещё надеются на диалог с разработчиком и до последнего откладывают радикальное решение.

Сам Дуров продолжает невнятно отписываться в сети, а тем временем, страсти вокруг его нового детища продолжают нарастать. Так, буквально вчера ФСБ официально заявила, что теракт в Санкт-Петербургском метрополитене планировался именно в мессенджере Telegram. Террорист-смертник якобы общался через него с кем-то непосредственно перед осуществлением своих намерений. В заявлении подчёркивается, что эта информация проверенная и достоверная.

Суммарно, за прошедшие три месяца Генеральная прокуратура России выявила 53 канала в Telegram, которые так или иначе связаны с запрещёнными в стране террористическими организациями или распространяют о них информацию.

Дуров, в свою очередь, заявил, что команда мессенджера активно борется с такими каналами и привёл свою статистику, согласно которой, лишь за последний месяц Telegram «заблокировал более 5 тысяч публичных каналов и групп, связанных с пропагандой терроризма».

Собственно, почему в таком случае он не идёт на диалог с Роскомнадзором и не желает сотрудничать с российскими властями – непонятно. Кто-то приписывает такое решение его характеру или его крайне либеральным политическим взглядам. Можно также предположить, что Дуров хочет использовать свой конфликт с Роскомнадзором в качестве пиара. Ведь блокировка мессенджера в России тут же заставит говорить о нём и создаст для Telegram репутацию «несломленного» и, главное, «независимого» сервиса, для которого интересы пользователей важней, чем законы отдельных государств.

***

Так или иначе, но политика Роскомнадзора в этом ключе видится очень недальновидной. Как показывает практика борьбы с преступлениями в Интернете, блокировка отдельных сайтов, социальных сетей или мессенджеров – не решает проблемы. То же касается и борьбы с террористами, использующими Интернет как средство коммуникации. Злоумышленники очень быстро находят новые сетевые платформы для анонимного общения. Положительный результат может принести лишь глубокий комплексный подход, но это – крайне радикальная мера.

К такой мере прибегнул в своё время Китай, ограничив на территории страны контент всей Сети, а не отдельно взятых сайтов. Китайцы создали масштабную систему фильтрации содержимого Интернета, которая одинаково работает для всех сетевых адресов. Система вошла в историю, как проект «Золотой щит», или «Великий китайский файрвол», и успешно используется по сей день.

С другой стороны, существует западный опыт регулирования Интернета, заключающийся в почти безграничной свободе сетевого общения и в отсутствии любого контроля над трафиком. Борьба с преступлениями в Сети в Европе и США осуществляется местными спецслужбами и правоохранительными органами собственными силами. Для этого создаётся и используется множество программ, позволяющих взламывать анонимайзеры и следить за особо подозрительными пользователями. Разумеется, каналы связи между властями и владельцами популярных сайтов и приложений существуют и там. Но они задействуются не на постоянной основе, а лишь в конкретных случаях – при расследовании или по запросу судебных органов.   

Судя по всему, Роскомнадзор пытается реализовать в нашей стране нечто среднее между китайским опытом и европейским, желая собрать воедино их положительные стороны. Однако на деле получается ровным счётом наоборот – усидеть сразу на двух стульях отечественным надзорным органам не удаётся, а негативный осадочек остаётся. Выборочные блокировки лишь усложняют жизнь простым россиянам, в то время как злоумышленники с лёгкостью находят альтернативные платформы для приватного общения.

К какому маразму может привести неразумная политика по контролю за Интернетом, можно убедиться на примере соседней Украины, где сначала блокируют российские социальные сети, продолжая при этом скрупулёзно следить за ними. А затем арестовывают своих граждан за сообщения, написанные внутри этих запрещённых ресурсов.

Особый сарказм ситуации в том, что на таком фоне в украинском сегменте Интернета открыто процветает незаконная, не облагаемая никаким налогом коммерция и традиционное «пиратство». Здесь власти демонстрируют ещё большее бессилие, чем в своих нелепых попытках борьбы с российскими сайтами.

Собственно, выборочные атаки на неугодные сетевые ресурсы, без надлежащей программно-комплексной поддержки, всегда оборачиваются безрезультатным цирковым представлением, как это случилось на Украине.

Потому России необходимо выбрать одно из двух – свобода и сетевые угрозы или безопасность при жёстком информационном диктате. Да, Россия – это не Китай и не Европа. У неё действительно есть свой уникальный путь. И этот путь еще предстоит найти и не запутаться в сетевой паутине.

Иван Чимбулатов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика