Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Идеология
21.09.2016 09:00

Лингвистическая полиция заставит россиян говорить по-русски

В России учителя заявили о необходимости создания специального органа для защиты русского языка.

На днях общественники из Ассоциации учителей русского языка и литературы выступили с предложением создать в России так называемую «лингвистическую полицию». Как предполагают активисты организации, она поможет защитить современный русский язык от начавшегося после распада СССР масштабного вторжения разного рода иностранных слов, по большей части всевозможных англицизмов. Действительно, последние годы мы стали свидетелями повсеместного притеснения русского языка. Это проявляется как в бытовой сфере, так и в области бизнеса, политики и прочих аспектов жизнедеятельности, где заимствованные из того же английского слова заменяют русские. Всё это является не чем иным, как инструментом тотальной вестернизации и глобализации, грозящих поставить под вопрос самобытность русского языка в частности и нашей национальной культуры в целом.

Как утверждают педагоги, для создания лингвополиции нужна политическая воля и поддержка общественности. По мнению председателя исполкома Ассоциации учителей русского языка и литературы Романа Дощинского, для этого необходимо подвергнуть пересмотру закон о государственном языке РФ, дополнив его пунктами, которые бы регулировали охрану литературных норм русского языка. Общественник уверен, что в нормативно-правовой акт необходимо добавить положения о том, что такое государственный язык, кто несет ответственность за соблюдение его норм и какими должны быть санкции в случае несоблюдения этих самых норм. 

При этом в Ассоциации отмечают, что при создании лингвополиции можно опираться на опыт Франции, где подобная структура действует уже довольно давно. Здесь стоит отметить, что французы, как известно, очень гордятся своим языком и крайне щепетильно относятся к его чистоте, сильно недоумевая, когда его пытаются разбавить всевозможными заимствованиями из английского и других языков. Посему неудивительно, что первая в мире лингвистическая полиция появилась именно в этой стране. При этом положения о её функционировании, круг компетенции и другие нормы отражены в специальном законе. Лингвистическая полиция имеет достаточно обширные полномочия, в том числе следит за правильностью употребления национального языка в СМИ и массовой культуре. Например, если на радио зазвучала какая-либо песня, где много разного рода сленговых выражений и заимствований из других языков или на телевидении появилась передача, где из-за её специфики нормы французского языка соблюдаются довольно условно (к примеру, молодежная передача), то эти песни и передачи в эфире могут больше не появиться.

Проблемой же чистоты русского языка, к сожалению, на государственном уровне практически не занимаются. Функционирующие научные отделения с соответствующей проблематикой, а также общественные организации и неравнодушные энтузиасты не могут повлиять на тренд «олатинивания» и вестернизации русского языка, наглядные примеры чего мы можем каждодневно слышать на радио и телевидении, наблюдать в журналах и газетах, а также видеть своими глазами на улицах любого российского города.

Взять, к примеру, деловую сферу. До сих пор у значительной части населения вызывают недоумения всевозможные новомодные слова, пришедшие в лексикон российского бизнеса в 90-е и «нулевые» – ресечер, краудфандинг, лизинг, промоушн, хедхантинг, сейлзмен, коучинг и так далее. И если люди более молодого поколения еще могут понять о чем идет речь, то представители старших возрастов вряд ли поймут, что ресечер на самом деле является исследователем и поисковиком информации, краудфандинг – сотрудничество группы людей для совместных денежных взносов с какой-либо целью, лизинг – банальная аренда, сейлзмен – не кто иной, как всем знакомый продавец, промоушн – продвижение, хедхантинг – поиск сотрудников на рабочие места, нейминг – процесс придумывания названий и слоганов, а коучинг – тренерство или наставничество для новичков. Весь этот «русский новояз» произошел от английских слов, которые на нашей почве приобрели кириллическое написание, но сохранили своё первоначальное значение, при этом заменив ставшими теперь «немодными» свои русские эквиваленты. При этом все уже давно свыклись с такими «новоязными» словами, как голкипер (вратарь по-русски), пипл (люди), бойфренд, гёрлфренд и прочими заимствованиями.

Все эти и им подобные слова в достаточном количестве можно встретить и в деловых документах, и в обычной переписке в социальных сетях. Кроме того, всё чаще те или иные «англицизмы» произносят старающиеся выглядеть модными ведущие и участники всевозможных передач, в том числе на федеральных каналах. Изобилуют ими и рекламные объявления, а также размещенные в интернете, газетах и журналах вакансии. Более того, они проникли в художественную литературу, постепенно становясь нормой как для писателей, так и для читателей.

Что и говорить, если вестернизация русского языка добралась и до крупнейших российских компаний. Так, Волжский и Камский автомобильные заводы раньше употребляли названия своих брендов исключительно кириллицей – «Лада» и «Камаз», то теперь для этого используется латиница. Просим любить и жаловать –«Lada» и «Kamaz»! Понятно, конечно, что использование латиницы исходит их желания наших автогигантов сделать их продукцию узнаваемой на Западе. Однако производятся автомобили как первого, так и второго заводов по большей части именно на внутренние нужды, а не для экспорта, который здесь вторичен. И раз уж на то пошло, то зарубежный спрос на продукцию ВАЗа и КамАЗа, впрочем, как и на любой другой товар зависит от качества этой самой продукции, но никак не от букв, красующихся на этих изделиях.

То же самое касается вывесок на улицах наших городов. От обилия висящих на них вывесок на английском языке просто рябит в глазах. В такие моменты в голове возникает устойчивое впечатление, что оказался на улице не в условной Москве, Санкт-Петербурге или Воронеже, а как минимум в Далласе, Бирмингеме или того гляди Париже. И если бы не русская речь вокруг, то иллюзия пребывания за рубежом была бы практически полной.

Вывески магазинов, торговых центров, кафе, парикмахерских, кинотеатров и прочих объектов – большинство из них в той или иной степени содержат английские слова на латинице, англицизмы или частично заимствованные из зарубежных языков выражения. И если применительно к зарубежным брендам такой подход оправдан, то совершенно непонятно стремление наших предпринимателей заклеймить разного рода «иностранщиной» российскую продукцию. А уж написание кириллицей английского слова «дискаунт» вместо привычного и всем понятного «скидка» вообще находится за гранью понимания.

Несомненно, что любой язык – это живая сущность, которая за время своего существования в зависимости от обстоятельств переживает разные перемены. Тот же английский времен Уильяма Шекспира и современных его носителей – два разных языка. Что уж говорить о русском. Попробуйте, ради интереса, почитать тексты 15 века, и вы не поймете из них практически ничего. Русский язык во все периоды жизни нашей страны являлся отражением тех общественно-политических процессов, которые оставляли на России свой неизгладимый отпечаток. Начиная от реформ Петра Великого, заканчивая преобразованиями большевиков после Октябрьской революции, всё это принесло в русский немало изменений, создав его современный вариант.

Мы живем в эпоху новой волны метаморфозов русского языка, процесс чего берет своё начало в 90-е годы. Экспансия западной культуры и иностранных языков, прежде всего английского, поставили под колоссальный удар сам русский язык, который был вынужден приспосабливаться к веяниям времени, впитывая в себя всё новые и новые зарубежные слова, переваривая их и, с переменным успехом, приспосабливая под свою литературную норму. Заполонивший литературный русский язык всевозможная лингвистическая саранча стала настоящей приметой времени, в период которого Россия испытала горечь глубочайшего падения, национального и государственного унижения и доминирования над собой Запада. 

Конечно, за это время в наш язык вошло множество слов, которые стали для нас настолько привычными, что мы уже даже не рассматриваем их как заимствования. Абсолютный, анализ, вариант, директор, информация, революция, реформа – все эти и многие другие слова являются для нас привычными и естественными, а их употребление не режет слух и не является очевидной насмешкой над русским языком, в отличие от тех же ресечеров, коучев и других нелепых англицизмов.

Тем не менее, дальнейшее увеличение заимствований в русском языке ставит под вопрос само его существование как индивидуальной лингвистической категории, как части культуры России, как один из её базовых фундаментов, превращая язык Пушкина, Толстого и Достоевского в убогую пародию на несравненно более бедный и менее красочный английский. Это, в свою очередь, продемонстрирует вторичность нашей культуры в сравнении с западной, покажет торжество глобализации и вестернизации, что приведет уже к осознанию вторичности России как таковой в сравнении с государствами Запада, прежде всего США, перед которыми Россия уже два года отстаивает право проведения субъектной внешней и внутренней политики. Мы не сможем построить многополярный мир, если унижаем свою собственную культуру.

Стоит отметить, что о проблеме чистоты русского языка уже высказывались чиновники и политики разного уровня. Так, в июле 2014 года глава ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что всевозможные заимствования портят имидж русского языка, а значит всей российской культуры и самой России в целом. В декабре того же года президент Владимир Путин призвал чиновников избегать излишнего употребления зарубежных слов. «Когда приезжаешь в какой-то город, сразу виден уровень культуры местного чиновничества, если на каждом углу у нас все названия различных учреждений, рекламы исключительно латинскими буквами. Мы в какой стране живем? Все хорошо в меру», – сказал тогда президент. В свою очередь, глава Госсовета Республики Крым Владимир Константинов назвал чрезмерное употребление англицизмов признаком дурного тона. Сами же подобные слова чиновник обозвал «мусором», заявив о необходимости повсеместной борьбы с ними.

Вполне логичным переходом от слов к делу в таком случае могло бы стать создание «лингвистической полиции». Как это будет реализовано и в каких формах – вопрос вторичный. Другое дело, что поддержка на государственном уровне инициативы общественников станет признаком того, что государство наконец стало обращать серьезное внимание на русский язык как один из важнейших элементов нашей национальной культуры и, чего греха таить, один из главных элементов политики «мягкой силы», прежде всего – на пространстве бывшего СССР.

Создание лингвополиции, а также мероприятия по популяризации чистоты русского языка, в первую очередь  среди молодежи, помогут избавить великий и могучий от налета «новояза», что станет еще одним кирпичиком в фундамент крепкого национального самосознания, на котором на протяжении веков стоит твердыня российского государства.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика