Архив материалов
ИноСМИ
24.04.2017 15:14

«Трамп разрешил генералам начать новую мировую войну»

Западные СМИ о грядущих военных победах США, новом северокорейском режиме, глобальном лидерстве Евросоюза и политической опасности роста городов

Международная обстановка продолжает накаляться, и это находит свое отражение в материалах в западных средствах массовой информации. Главными международными темами являются ситуация в Сирии и напряженность вокруг Корейского полуострова, тогда как тема войны на Донбассе и украинский вопрос в целом как будто бы оказался задвинут в западных СМИ в долгий ящик на фоне пока еще продолжающейся неопределенности администрации Дональда Трампа относительно политики США на украинском направлении. «Колокол России» представляет очередную подборку любопытных материалов в западных СМИ за прошедшую неделю.

Так, издание American Spectator опубликовало материал «Признайте: Дональд Трамп превосходит ваши ожидания». По словам обозревателя Мелиссы Маккензи, в высших кругах американского истеблишмента начали ходить слухи, что президент Дональд Трамп вполне неплохо справляется со своими обязанностями. «Что заставляет политиков в Вашингтоне пересматривать свое мнение?» – задается вопросом журналист. По ее мнению, стиль внешней политики главы Белого дома говорит сам за себя. «Умение держать иностранные правительства настороже и умело выводить их из равновесия – это весьма достойная альтернатива готовности сообщать обо всех свои планах и действиях и позволять другим странам опережать США», – утверждает обозреватель.

По ее мнению, говорить о том, что Трамп приковывает всеобщее внимание – это преуменьшение. «Стратегический удар в Сирии, затем сверхмощная фугасная бомба в Афганистане. Все это очень сильно нервирует других, в особенности врагов», – отмечает Маккензи. По словам журналиста American Spectator, она часто видит статьи, авторы которых обвиняют республиканцев в лицемерии, потому что ранее они не поддержали предложение бывшего президента США Барака Обамы нанести удар по Сирии. «Однако дело было не в самом бомбовом ударе, а в том, кто его наносил. Экс-глава Белого дома был весьма непоследовательным в реализации своей внешней политики, и правила его поведения на международной арене были ужасными. Во времена Обамы американские военные были беспомощны и уязвимы, поэтому не удивительно, что в те времена по всему миру погибло в два раза больше американских солдат, чем при администрации Джорджа Буша-младшего», – пишет издание.

Более того, отмечает Маккензи, Обама начал неприятную для Пентагона кадровую чистку. «Таким образом, напрашивается вопрос, а почему те, кто обладает здравым смыслом, должны были доверить такому президенту и его подпевалам проведение такого серьезного мероприятия, как бомбовая кампания в Сирии?» – спрашивает обозреватель. По ее словам, операция в Сирии по-прежнему остается весьма деликатным вопросом, и она должна быть основана на стратегической решимости американского руководства. «Настоящий лидер должен быть готов пойти на такой шаг. Если военным нельзя положиться на президента, это вызывает массу самих проблем прежде всего для самих военных. В отличие от Обамы, Трамп – совсем другой человек. Он доверяет своим

генералам, и они отвечают ему взаимностью: военные уверены, что глава Белого дома их поддержит. Нынешний американский лидер позволяет армии делать то, к чему она готовилась: одерживать победы в грядущих войнах разного масштаба, а не просто тратить топливо в подводных лодках», – резюмировала Маккензи.

Президент США Дональд Трамп и его советник по национальной безопасности генерал-лейтенант Герберт Макмастер

***

В свою очередь, во влиятельном американском издании The Washington Post вышел материал под заголовком «Северокорейский кризис: у нас есть карты, которые мы можем разыграть». Автор статьи Чарльз Краутхаммер анализирует сложившуюся вокруг КНДР напряженную геополитическую ситуацию и, помимо прочего, задается вопросом: почему Китай должен помогать США обуздать Северную Корею? Журналист отмечает, что развитие Пхеньяном своей ракетно-ядерной программы вынуждает Вашингтон и его союзников – Сеул и Токио – форсировать работы по развертыванию THAAD – новейшего противоракетного комплекса подвижного наземного базирования для перехвата ракет средней дальности, которыми обладает северокорейский режим. «Стратегическая задача этого комплекса состоит в том, чтобы создать специальный ракетный щит, который с высокой гарантией позволит сбивать объекты, которые могут угрожать США и их союзникам. Однако создание американской системы ПРО в регионе нанесет значительный ущерб интересам Китая и снизит предполагаемую эффективность его ядерного потенциала, в том числе способность китайских ракет преодолевать эту систему», – подчеркивает Краутхаммер.

Кроме того, отмечает обозреватель, если ситуация вокруг Северной Кореи будет и дальше обостряться, возникнет вероятность того, что Южная Корея и Япония приступят к производству собственного ядерного оружия, что станет для Пекина настоящим кошмаром, нанеся колоссальный удар по гегемонии КНР в регионе. «Это основные карты, которые могут быть разыграны Белым домом на восточноазиатском геополитическом театре. В любом случае, мы должны четко поставить перед собой ясную цель, как минимум – заморозить развитие северокорейской ядерной программы, а как максимум – добиться смены режима в Пхеньяне», – пишет The Washington Post.

По мнению Краутхаммера, Пекин, несомненно, заинтересован в сохранении нынешнего режима в КНДР. «Но мы, Соединенные Штаты, могли бы подсластить пилюлю смены режима, пообещав китайцам отказаться от идеи воссоединения двух Корей. Новое северокорейское государство не будет чем-то вроде Германии, где ФРГ поглотило ГДР. Нас бы устроила Северная Корея как независимое государство, устроенное в соответствии с принципом «финляндизации», то есть проводящую политику нейтралитета и мелких уступок по отношению к могущественному соседу. В данном случае Вашингтон

вполне мог бы гарантировать Китаю, что КНДР останется независимой и ориентированной на Китай. К примеру, новый северокорейский режим навсегда отказался бы от вступления в какие-либо враждебные Поднебесной альянсы», – резюмировал обозреватель.

***

Также любопытный материал под заголовком «Европа остается единой, не имеющей себе равных» был опубликован в американском издании Foreign Policy. По словам обозревателя Эндрю Моравчика, спустя 60 лет после Римского договора, положившего начало Европейскому союзу, многие считают, что объединение изжило себя в контексте мировой политики, а США являются единственной сверхдержавой в мире. «Если под сверхдержавой понимать политическую единицу, которая может демонстрировать свою военно-политическую и экономическую мощь, а также «мягкую силу» на трансконтинентальном уровне с высокими шансами на успех, то Евросоюз, безусловно, является мировой сверхдержавой. И более чем наивно рассматривать Европу как разобщенную геополитическую категорию. Хотя законодательство ЕС не предполагает каких-то юридических обязательств по осуществлению санкционного режима против России, Европа в едином порыве поддержала меры США, оплатив при этом 90 процентов расходов на ответные меры коллективного Запада», – отмечает Моравчик.

По его словам, несмотря на разобщенность по ряду внутренних вопросов, Евросоюз демонстрирует эффективную солидарность по внешнеполитической проблематике. «Конечно, порой европейские правительства расходятся во мнениях, и это нормально для любого политического процесса. Однако формальная и неформальная координация позволяет им действовать как единое целое для воздействия на внешний мир», – пишет обозреватель. При этом он отмечает, что для нынешнего ЕС на данный момент не существует практически никаких угроз извне, что дает ему шанс спокойно развиваться и не тратить слишком много средств на оборону. «За исключением крайне маловероятного нападения России, никакие другие великие державы не представляют в настоящий момент угрозы для ЕС. Это позволяет Брюсселю сконцентрировать свое влияние на других, менее насущных вопросах. Это кардинальным образом отличается от ситуации других сверхдержав, к примеру, Китая, который должен быть готов к военному столкновению практически со всеми своими соседями: Японией, Кореей, Вьетнамом, Россией и другими государствами, не говоря уже о США», – подчеркивает Моравчик.

В то же время, продолжает обозреватель, Европа поддерживает свои вооруженные силы в боевом состоянии, ведь если подсчитать общую сумму средств, затраченных ЕС на военные нужды, то европейские расходы на оборону составляет 16 процентов общемирового показателя. «Для сравнения, Китай, которому многие аналитики отдают сейчас лавры второй военной силы в мире, тратит на оборону 10 процентов от общемировых расходов, а Россия «всего лишь» семь, то есть более чем в два раза меньше Европы», – отмечает Foreign Policy.

Кроме того, обозреватель издания оспаривает вторую роль Китая в мировой экономике. «Согласно проведенному недавно опросу, почти половина респондентов считают, что Китай уже стал ведущей мировой экономикой. Впрочем, много из тех, кто считает, что пальма первенства по-прежнему принадлежит Соединенным Штатам. И лишь пять процентов рассматривают Евросоюз в качестве «ведущего мирового экономического субъекта». Но правы именно они, ведь с точки зрения наиболее простой единицы измерения экономической мощи – номинального ВВП – страны Евросоюза

практически соразмерны США и более чем на 60 процентов обходят Китай», – констатирует Моравчик. Он также подчеркивает, что экономические, миграционные и прочие кризисы мало повлияли на статус ЕС как мировой сверхдержавы. «Большинство из институтов Единой Европы, в том числе общий рынок, торговая политика, внешние отношения и прочее – остаются нетронутыми. Единственное, что требуется – это координация. Недавние санкции против России и Ирана хорошо демонстрируют, что правительства стран Европы могут действовать решительно даже на фоне внутренних проблем», – резюмировало издание.

***

В свою очередь, издание Bloomberg комментирует недавний референдум в Турции, на котором решались вопросы расширения президентских полномочий лидера страны Реджепа Эрдогана. Обозреватель Леонид Бершидский отмечает, что большая часть поддержавших президента Турции проживала в сельской местности, тогда как крупные города – Анкара, Стамбул, Измир и прочие – наоборот, голосовали против предоставления расширения его власти и превращения Турции в президентскую республику. «Бессильная злоба от победы провинциалов знакома жителям крупных американских городов», – отмечает он, имея в виду, что на прошедших в ноябре прошлого года выборах президента США «глубинка» проголосовала за Дональда Трампа, тогда как крупные города – за Хиллари Клинтон.

По словам Бершидского, большие города играют одну из самых главных ролей в современной политике. «Даже в тех странах, где имеется сильная власть лидера, крупные городские центры являются очагами оппозиционности и недовольства. К примеру, как и в случае с турецким лидером, президент России Владимир Путин получает наибольшую поддержку именно в провинции, тогда как в Москве и Санкт-Петербурге его рейтинг ниже. Речь идет о двух видах общественной идентичности – «мегаполисной» и провинциальной, и примирить их становится все сложнее. Так уж сложилось, что призывы к государственному патриотизму и приверженности традициям находят наибольший отклик именно у жителей провинции, будь то Россия или Турция, тогда как жители крупных городов остаются во многом равнодушными к подобным «месседжам», – пишет журналист.

При этом он отмечает, что урбанизация и рост городов стали непреодолимой тенденцией по всему миру. «Население провинции, а значит, и ее электоральная база, больше не растет, в то время как, по прогнозам ООН, в следующие 15 лет население городов увеличится на полтора миллиарда человек. Так, в той же Турции в 1950 году лишь 25 процентов населения страны проживало в городах, теперь же 75 процентов населения республики – горожане. И чем больше город, тем меньше ему нравится тяга к «сильной руке». То же и в России. В 1959 году удельный вес городского населения составлял чуть больше 50 процентов, сейчас же 75 процентов россиян живут в городах, при этом два самых крупных мегаполиса – Москва и Петербург – имеют суммарно около 20 миллионов жителей, а вместе с агломерациями – около 25-30 миллионов, что составляет чуть ли не пятую часть населения страны», – подчеркивает издание.

По его словам, проигрыш Эрдогана в крупнейших городах – это знак того, что укреплению его власти есть предел, достигнув которого он столкнется с бунтом крупных городов. «Игнорировать их мнение – значит плыть против демографических, урбанизационных, миграционных и иных объективных процессов. Вряд ли это является дальновидной стратегией. Это стоит учитывать любому консервативному лидеру, будь то Реджеп Эрдоган или Владимир Путин», – резюмировал Бершидский.

Действительно, в современной России большая часть оппозиционной активности происходит именно в больших городах, в особенности в столице Москве, являющаяся центром протестной активности так называемых «рассерженных горожан». И, несмотря на то, что провинция в целом живет хуже, чем крупные региональные или федеральные центры, оппозиционной активности в провинции практически не наблюдается, тогда как та же Москва, славящаяся практически европейским уровнем жизни, вполне не прочь попротестовать, в том числе у избирательных урн. По всей видимости, связано это с тем, что население крупных центров больше подвержено глобализации и, соответственно, меньше склонно к консерватизму, патриотизму и традиционным ценностям, которые сейчас пытается популяризировать государство. И с учетом того, что население крупных российских городов растет, проблема оппозиционной активности этих граждан будет все больше выходить на передний план внутрироссийской политической жизни.

Материал подготовил Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"