Архив материалов
Качество жизни
22.08.2018 08:05

Лиса и ворона пенсионной реформы

Продолжает — и достаточно бурно — развиваться ситуация вокруг получившего широкую известность и общественный резонанс «письма Белоусова Путину», в котором помощник по экономическим вопросам предложил президенту России изъять в пользу бюджета дополнительные доходы 14 крупных компаний («Акрон», «Алроса», «Евраз», «Металлоинвест», «Мечел», НЛМК, ММК, «Норникель», «Полюс», «Северсталь», «Сибур», СУЭК, «Уралкалий», «Фосагро») на общую сумму почти 514 млрд. рублей, полученные в 2017 году.  

Сканы этого письма появились в публикации Телеграмм-канала Незыгарь (@russica2) 9 августа. Резолюция Путина «Согласен» датирована 28 июля. Подобное расхождение во времени, а также качество фотокопий вывешенного документа должны свидетельствовать в пользу его «несанкционированной утечки» из окружения президента России. Это обстоятельство вызвало целый ряд публикаций на тему «Кто шпионит за Путиным?»  

Если сравнивать реакцию Кремля с бурями в администрации Дональда Трампа, где вовсю идёт война с «болотом» глубинного государства и откуда сенсационные утечки: как истинные, так и «фейковые», — хлещут, словно из прорванной канализационной трубы, то она была более чем спокойной. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков признал, что 1) да, такое письмо действительно существует, 2) да, такую резолюцию российский президент на нём действительно поставил и 3) эта резолюция означает только то, что она означает, а именно: правительству дано поручение представить свои предложения по данному вопросу, «с учётом сохранения инвестиционных возможностей указанных компаний».  

Правда, последовало это признание-разъяснение только на следующий день после публикации Незыгаря, когда уже в полной мере проявилась реакция (разумеется, негативная) на данное предложение со стороны российского бизнес-сообщества, а акции компаний из «списка 14» существенно потеряли в своей стоимости. Но никаких поисков предполагаемого «крота» в окружении Путина — во всяком случае, публичных — при этом не последовало. Из чего можно сделать вывод, что никакой «утечки», скорее всего, не было, то есть данная публикация на самом деле являлась санкционированной «сверху». К этому моменту нам ещё предстоит вернуться. 

После чего «мяч» оказался на стороне правительства. Ненадолго. 16 августа информагентство «Росбизнесконсалтинг» (РБК) поспешило предварить данное событие сообщением о том, что «российские министерства, которым поручено дать заключения на идею... об изъятии сверхдоходов у металлургических компаний, не поддержали это предложение». Со ссылкой на анонимные «инсайдерские источники» среди «несогласных», были названы Минэкономразвития, Минприроды, Минпромторг, Минэнерго и Минфин. То есть в правительстве все были «против», но персонально «светиться» ещё не желали. Эта позиция полностью соответствовала позиции Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), от имени которого президенту РФ Владимиру Путину было направлено письмо с просьбой привлечь к обсуждению проблемы участников деловых кругов и сами компании, которых касается это предложение.  

В тот же день стало известно, что руководители этих бизнес-структур приглашены на встречу с Андреем Белоусовым, которая должна состояться 24 августа, — как раз для выработки совместной позиции по данной проблеме. 17 августа негативная позиция правительства относительно инициативы Андрея Белоусова была озвучена первым вице-премьером и министром финансов Антоном Силуановым, который заявил, что «правительство считает нецелесообразным увеличение налогового бремени в связи с получением бизнесом дополнительной прибыли», «донастройка» налоговой системы, о которой ранее говорили власти, уже произведена в полном объёме, и введения дополнительной нагрузки на компании не планируется. С упором как раз на то, что такие изъятия воспрепятствуют инвестиционным программам указанных компаний, увеличению числа рабочих мест, и так далее, и тому подобное. 

Что, впрочем, к отмене анонсированной встречи у Белоусова не привело… 

Олигархам — всё, пенсионерам — закон? 

Перейдём к социально-политическому контексту данной ситуации. В России продолжают разгораться споры по вопросу пенсионной реформы, инициированной тем же правительством под флагом отсутствия денег — целых 8 трлн. рублей! — на выполнение «майского суперуказа» президента Путина, рассчитанного до 2024 года. Госдума 19 июля приняла соответствующий законопроект в первом чтении исключительно голосами депутатов от «Единой России» («против» из «медведей» была одна только Наталья Поклонская, ещё 8 депутатов уклонились от голосования, один из них, Сергей Железняк, заместитель секретаря генсовета «партии власти», покинул свой пост). На 21 августа в Госдуме назначены специальные слушания по пенсионной реформе, на которых представители правительства присутствовать «не планируют», о чём специально предупредил премьер-министр Дмитрий Медведев. 

«В сухом остатке» получается такой результат: кабинет министров готов изымать пенсионные доходы у всего населения страны, невзирая ни на какие сопутствующие риски, но при этом трепетно стремится сохранить сверхдоходы олигархических структур, главной инвестиционной программой которых зачастую является выплата повышенных дивидендов акционерам — далеко не всегда российским, хотя какая, в сущности, разница? Ни то, ни другое популярности нашему Белому дому, да и всей «властной вертикали», внутри общества не прибавляет. 

При этом хорошо известно, что федеральный бюджет 2018 года при текущем уровне мировых цен на энергоносители оказывается сугубо профицитным, а торговый баланс России бьёт рекорд за рекордом. Если говорить о цифрах, то в 2017 году положительное сальдо торгового баланса (по товарам и услугам) составило 130,117 млрд. долл. (письмо Белоусова «претендует» на 513,66 млрд. рублей, т.е. 7,67 млрд. долл., или всего 5,9% указанной суммы), а в первой половине текущего года (по данным Федеральной таможенной службы) — 98 млрд. долл. Кроме того, в апреле-мае Россия «вынула» из американских облигаций более 81 млрд. долл. Иными словами, денег у государства более чем достаточно для покрытия текущих расходов. Правда, работающее «бюджетное правило» предписывает все эти деньги переводить в валюту или «валютные» ценные бумаги, но не инвестировать в производство или в социальные обязательства перед населением, которые предписано, напротив, всячески сокращать. 

Суть подобной политики хорошо иллюстрирует известная карикатура, где лису можно отождествить с правительством, а ворону — с народом. Показательно, что текущее местоположение сыра, о котором идёт речь, на картинке не показано и остаётся неизвестным, но он явно находится где-то в другом месте (за рубежом? в оффшоре?), но не у вороны и не у лисы. 

Относительно крупного «российского» бизнеса такой жёсткой определенности нет. Хотя… 

Олег САРовский и другие 

15 августа совет директоров En+ Group Plc (это управляющий холдинг «империи» Олега Дерписаки) принципиально одобрил перерегистрацию En+ Holding Limited (100%-ное дочернее общество компании) из Республики Кипр в РФ — вернее, в один из специальных административных районов (САР) России с пониженными ставками налогообложения, после чего Олега Владимировича с полным правом можно будет именовать Олегом САРовским. Кстати, 22 августа вступит в силу новый «госдеповский» пакет антироссийских санкций США, так что всё очень вовремя… 

Кстати, Андрей Рэмович Белоусов в ходе своей работы и в правительстве, и в администрации президента отвечал как раз за взаимодействие с крупным российским бизнесом. В частности, принимал участие в урегулировании конфликта вокруг «Норильского никеля», с участием Владимира Потанина и того же Олега Дерипаски. Его же называют одним из главных идеологов и организаторов создания внутрироссийских «оффшорных зон». Поэтому одним из вариантов предстоящей встречи называется их заполнение новыми резидентами — в том числе, за счёт бизнес-структур, включенных «в список 14». Вероятнее всего — с параллельным увеличением доли государства и его «доверенных инвестфондов» в структуре их акционерного капитала. Потому что скупать ценные акции на спаде их стоимости — это вообще «классика жанра» (вспомните хотя бы историю про Ротшильда и Ватерлоо). А «утечку» письма Белоусова, о которой уже говорилось выше, можно рассматривать как гарантированную причину падения акций компаний из «списка 14». 

Но кое-что этим «избранным» всё-таки придётся заплатить и деньгами — не столько за полученные сверхдоходы от ценовой конъюнктуры на мировых рынках, созданной в результате внешнеполитической активности Кремля после 2014 года, сколько за предоставленное российским государством «убежище» от западных санкций, да ещё — со льготным режимом внутреннего налогообложения, куда, в отличие от Виргинских, Каймановых и прочих островов, уже точно не заявится спецназ американской финансовой полиции. 

Ну, и про то, что тем самым бизнес готов пойти на жертвы вместе с народом, причем не когда-то в будущем, если доживёт до пенсии, а уже сейчас, демонстрируя тем самым приверженность общенациональным интересам России, — про этот момент, способный несколько снизить конфликтный потенциал в современном российском обществе, расколотом социальной несправедливостью, забывать не стоит. Тем более, что Путин, опираясь на инициативу своего помощника Белоусова и полученные в ходе реализации оной финансовые результаты «здесь и сейчас», может в значительной степени модифицировать законопроект по «пенсионной реформе», или даже, что куда менее вероятно, вообще «заморозить» или даже полностью отменить её. С понятным социально-политическим эффектом, который сведётся не только к взрывному росту упавшего было президентского рейтинга, но и к общему повышению гражданской, экономической и прочей активности населения Российской Федерации. К чему, в общем-то, и сводился главный, на мой взгляд, пафос «прямой линии» Владимира Владимировича 7 июня 2018 года. С этой точки зрения вся катавасия с «пенсионной реформой» вообще может рассматриваться в качестве своеобразного «удара током» (дефибрилляции, если выражаться медицинскими терминами), призванного заново запустить более-менее нормальное «сердцебиение» и «кровообращение» в нашей стране.  

Впрочем, об этом имеет смысл говорить более подробно уже по результатам парламентских слушаний в Госдуме, а еще лучше — по итогам второго чтения, назначенного на 24 сентября. Скорее всего, решающую роль тут сыграет голосование избирателей в ходе «единого политдня» 9 сентября, на котором «партии власти», судя по всему, предстоит пройти нелёгкое испытание. 

Завершить это мини-расследование в канун 27-й годовщины ГКЧП и 20-летия дефолта хочется, казалось бы, не имеющим к нему прямого отношения выводом. Далеко не всегда видимое улучшение является действительным улучшением («шаг вперёд, два шага назад»), а видимое ухудшение — действительным ухудшением («для того, чтобы прыгнуть дальше, нужно разбежаться, а для разбега нужно отойти назад»). Это к вопросу об уничтожении СССР, сливе «ельцинской эпохи» и нынешней «пенсионной реформе». Помнится, когда в начале ХХ века в Шанхае представители тогдашних «великих держав» организовали встречу своих философов с китайскими мудрецами, первые жарко убеждали вторых в бесспорном, по всем параметрам, превосходстве «западного» общества над традиционным, в том числе — китайским, что, мол, доказывается, всем ходом истории. На что получили ответ в том духе, что имеют склонность делать слишком поспешные выводы; возможно, стоит возобновить эту дискуссию лет через триста-четыреста, когда истинный путь (дао) станет виден более отчетливо. Путин тоже недавно высказывался об «игре вдолгую» и о том, что «искусственный интеллект» здесь решит очень многое… Но это, как говорится, уже немного другая тема. 

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"