Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Катастрофы
13.01.2016 09:26

Спасение погибающих – дело рук самих погибающих?

В современной России Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС) пользуется достаточно высоким доверием граждан. Не случайно в список самых популярных министров РФ входят прошлый и нынешний главы ведомства – Сергей Шойгу и Владимир Пучков соответственно. Граждане по большей части уверены, что спасатели смогут их защитить от любой форс-мажорной ситуации. Однако случившееся 2-3 января на трассе Оренбург-Орск происшествие заставило многих граждан усомниться в том, придут ли спасатели в тот самый момент, когда попавшим в беду людям срочно понадобится помощь.

А случилось следующее. В первых числах января Оренбургская область находилась во власти достаточно экстремальных температур – порядка 20 градусов со знаком минус. Между тем на одной из самых оживленных трасс региона Оренбург-Орск наблюдалось довольно активное движение. Люди не испугались мороза, к тому же ни о каких других природных капризах прогноз погоды тогда не предупреждал. Водители отправились в дорогу, зная, что их не ждет по пути ничего экстраординарного. Однако вечером погода стала резко портиться, началась сильная метель, которая сделала движение по трассе невозможной. В итоге в снежном плену оказались запертыми порядка 100 человек.

Происшествие случилось в 9 часов вечера в 20 километрах от ближайшего населенного пункта. Часть из попавших в западню людей изначально всё-таки смогла выбраться, а оставшиеся стали звонить в МЧС, прося о помощи. Так, оренбуржец Павел Гусев, переживший катастрофу от начала до конца, записал видеообращение к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой разобраться в халатности работников МЧС. В нем он заявил, что попавших в беду людей никто, по сути, не спасал. «Нас почти сутки никто не спасал.  Грелись, кто как мог. Потом объединялись, садились в другие машины – те, у кого закончился бензин – грелись там. Были беременные женщины, маленькие дети, пожилые люди. Я видел двух бабушек. Одна перенесла инсульт, другая – обморожение, по-моему, сильной тяжести. Некоторые люди, чтобы согреться, жгли  в машине свои вещи, обивку салона», – отметил потерпевший. Также он констатировал, что звонков в МЧС, полицию и другие службы было много, однако помощи не поступала, а кто-то из операторов даже позволил себе хамство в адрес попавших в беду людей.

Мы звонили, куда могли. Нам отвечали: «Ждите, техника вышла из Кувандыка, Медногорска, Оренбурга, Орска, Беляевки, Гая». Отовсюду. Но в итоге к нам, по сути, так никто и не доехал. Были и такие операторы МЧС, когда мы звонили и просили о помощи, они нам отвечали: «Надо было сидеть дома и нечего лазить, где не надо».

В итоге люди, засыпаемые снежным вихрем и замерзающие при минус 20 градусах, пробыли в таких нечеловеческих условиях 15–16 часов, прежде чем в 12 часов дня 3 января их, наконец, спасли. При этом, по словам того же Павла Гусева, все сообщения СМИ о том, что МЧС развернул пункты обогрева и доставляет пострадавшим чай являются ложью. В действительности, по словам потерпевшего, ничего этого не было. Он отметил, что через некоторое время приехала только одна снегоуборочная машина, водитель которой, однако, оценив обстановку развернулся и уехал. «Потом спустя еще какое-то время приехал старый трактор Кировец. Он попытался  нам помочь, нас развернули в сторону Оренбурга, в сторону поселка Кидрясово. Мы отъехали от места первой стоянки буквально километра два и все. Трактор тоже ушел и больше не вернулся, а мы там и остались умирать. Нам говорили: «К вам едут». В итоге к нам приехали в 12 часов уже 3 января опять старый Кировец, старый КамАЗ-вахтовка и несколько человек спасателей. Это были водители, сотрудники полиции, ДПС и МЧС. Их было не больше шести человек. Они помогали нам выходить из своих машин», – сказал Гусев. Однако по официальной версии, растиражированной СМИ, в спасении людей принимали участие аж 157 спасателей и целых 55 единиц техники МЧС.

В конце концов были эвакуированы 84 человека, многие из которых получили обморожения различной степени тяжести, 14 человек были госпитализированы. К сожалению, не обошлось и без погибшего. Сообщается, что мужчина, выйдя из машины, не смог потом найти дорогу обратно при нулевой видимости и умер от переохлаждения, засыпанный снегом.

Конечно, спасшие людей сотрудники проявили большое мужество, а помогавшие пострадавшим работники ближайших придорожных кафе – человечность и широту души. Но где же было государство, в лице одного из своих ведомств допустившее халатность и безразличие к погибавшим людям? Официальные лица и СМИ бодро рапортуют о десятках единиц технике и чуть ли не 200 сотрудников МЧС, участвующих в спасении, а в итоге на выручу потерпевшим приходит один трактор, несколько полицейских да пара сотрудников МЧС.

Понятно, что погодные условия были экстремальными, и добраться до запертых в снежном плену людей было не так уж легко, но как же всесильность МЧС, о которой нам постоянно рассказывают по телевизору? Где та новейшая техника, о закупках которой для наших спасателей постоянно снимают передачи и делают репортажи? А как же полиция, дорожно-патрульная служба, армия, в конце концов? Почему не подсуетились местные власти, которые вполне могли послать на помощь силы своих жилищно-коммунальных служб? Повторюсь – до ближайших населенных пунктов было не так уж далеко – 20 километров, а это, по сути, всего лишь пятая часть МКАДа. 

«Это у нас такая новая техника для спасения людей – вопрошает Павел Гусев, – один старый Кировец и один старый КамАЗ? Где специальные машины, тракторы, вездеходы? Говорили, что к нам едут вездеходы, но что-то я ни одного по пути не увидел, даже когда ехал обратно и даже в том пункте размещения в Кувандыке, где нас поселили. Никакой техники там больше не было!». И это при том, что Оренбургская область – это не Крайний Север или Сибирь, а регион с хорошо развитой инфраструктурой, где нет недостатка в дорогах.  А если бы подобная ситуация сложилась на бескрайних просторах восточных территорий нашей страны? Где-нибудь в Приамурье, Забайкалье и других низко населенных местностях? Люди бы просто

К сожалению, эффективности спасательных служб, а значит, и всего государства при решении этой экстремальной ситуации можно поставить твердую двойку. При этом у нас в стране, особенно в связи с возникшей террористической угрозой, последнее время довольно часто говорят о том, что обществу следует отказаться от части прав и свобод в пользу усиления государства, которое, таким образом, сможет лучше обеспечивать безопасность людей. Отказаться-то мы, может быть, и готовы, однако где гарантия, что государство нашу безопасность всё-таки обеспечит? И произошедшее в Оренбургской области как нельзя лучше подтверждает эти сомнения. «Наша Россия – великое государство. Она помогает буквально всем, всей загранице. Отправляет туда все самое новое: современную технику, самолеты, обогреватели, палатки. А своих людей мы спасти не можем», – резюмировал в своем обращении выживший в ледяном аду Павел Гусев. 

Тем не менее справедливость всё-таки существует. Сообщается, что по результатам проверки действий некоторых должностных лиц во время ЧП на трассе Оренбург-Омск возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 293 Уголовного Кодекса РФ («Халатность, повлекшая смерть человека»). Об этом заявили в региональном отделении Следственного комитета РФ.

Это хорошо, виновные в столь безразличном отношении к погибающим людям должны понести наказание. Однако хотелось бы, чтобы впредь таких ситуаций больше не повторялось, ведь именно экстремальные ситуации и способность их преодолевать являются главнейшими показателями силы и устойчивости общества и государства. А у нас с этим, как в очередной раз выяснилось, далеко не всё гладко.

Иван Прошкин

 

 

 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"