Архив материалов
Образование
18.01.2019 11:34

«Неоптимизируемый контингент» российских школ

Накануне глава Российской академии наук Александр Сергеев обсудил с Президентом России идею изменения статуса ведущих школ в регионах. Около сотни лучших образовательных учреждений предлагается перевести из муниципального подчинения в региональное и сфокусировать их «на работе с одаренными детьми, а не со среднестатистическими школьниками».

Сергеев считает, что лучшие школы должны «максимально эффективно готовить детей к университету и дальше в науку». А условный обычный школьник (т.е. без отклонений в умственном развитии в ту или иную сторону) именуется им «неоптимизированным контингентом», на который «учителю не следует ориентироваться, если надо реализовать какую-то интересную программу». Узнаете «механический» лексикон форсайтщиков-трансгуманистов? В общем, несмотря на то, что Владимир Путин в свое время наложил вето на введение ГИС «Контингент» в школах по просьбам родительской общественности, «оптимизация» (ликвидация) системы передачи знаний в строгом соответствии с форсайт-проектом «Образование-2030», увы, продолжает набирать обороты.

«У нас подавляющее большинство наших лицеев и гимназий, которые входят во все рейтинги, находятся в муниципальном подчинении. Это значит, что набор детей туда производится из ближайших микрорайонов. То есть учителя вынуждены в итоге ориентироваться на среднего школьника. Интересные программы не всегда удается реализовать, потому что учителя работают на неоптимизированный контингент. Ведущие школы регионального подчинения должны появиться как минимум в 30 регионах страны», — приводит «Коммерсант» слова Сергеева.

Два года назад министр просвещения Ольга Васильева заявила о намерении перевести все школы из муниципального подчинения на уровень регионов, а в августе 2018 года ее ведомство объявило о начале передачи учебных заведений субъектам федерации в 16 пилотных регионах. Васильева объяснила перемены необходимостью восстановления единого образовательного пространства и «возвращением школ в государство», централизацией управления. Многие родители и учителя позитивно восприняли это начинание, но теперь понятно, для чего был брошен пробный шар. Как следует из пояснений пресс-службы ведомства «Коммерсанту», увеличенное финансирование и региональное управление получат далеко не все СОШ — они будут разделяться на опорные и малокомплектные, и финансирование последних оказывается под большим вопросом.

Кроме того, в Минпросвете рассказали о важности развития «сетевого взаимодействия в системе общего образования» и привели в пример Тверскую и Тамбовскую области, которые «являются первопроходцами в создании сетевого норматива финансирования, и многие другие пилоты идут по их стопам».

Чтобы разобраться в дебрях этой «инновационной» терминологии, откроем ст.15 273-ФЗ «Об образовании в РФ» под названием «Сетевая форма реализации образовательных программ». Там дается следующее пояснение:

«Сетевая форма реализации образовательных программ (далее — сетевая форма) обеспечивает возможность освоения обучающимся образовательной программы с использованием ресурсов нескольких организаций, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе иностранных, а также при необходимости с использованием ресурсов иных организаций».

Как видим, это система донор-реципиент, при которой школа, финансирование которой решено «оптимизировать» (резко сократить) использует готовую образовательную базу другой школы, включая учебные планы, преподавательский ресурс, готовые лекции и т.д. Словом, полное повторение ликвидационной концепции ректора «Вышки» Ярослава Кузьминова, которая предполагает разделение всех университетов страны на «базовые», «продвинутые» и «ведущие». Для низшей категории свои преподаватели уже не требуются — по Кузьминову, их должны заменить онлайн-курсы вузов-доноров (подробнее — см. материал «Новая система аттестация вузов от Кузьминова — крест на высшем образовании России» ).

Отдельного анализа заслуживает мысль главы РАН о том, что лучшие школы страны должны переориентироваться на работу исключительно с одаренными детьми. В ней четко и ясно выражен вектор ухода государства с рынка «образовательных услуг», отношение государства к «человеческому капиталу» как к товару — то есть вкладываемся только в то, что может принести доход. Но самое страшное даже не это, а тот факт, что знания для подавляющего большинства юных россиян (которые откровенно названы «неоптимизированным контингентом», то есть фактически не нужным на рынке услуг контингентом, на будущее которого можно смело наплевать) намерены трансформировать в «базовые навыки и компетенции» (о целях и кураторах этого процесса — см. материал «Антиобразование будущего: Греф, Кузьминов и Фрумин представили практическое пособие по ликвидации русской школы» ). Все это начиналось еще 5 лет назад с пилотного проекта фонда «Открытая Россия» Ротшильда-Ходорковского в Забайкалье, одобренного региональными властями, но быстро свернутого после возмущения граждан. Дорожная карта того проекта прямо говорила о разделении детей на касты с соответствующим персональным подходом: пролетарии, креативный класс и обслуживающий персонал. Теперь прямо в неотроцкистском, социал-дарвинистском подходе вам никто не признается, но мы своими глазами видим, как президент РАН и министр просвещения сегодня играют на стороне той же самой команды — настолько силен, видимо, ее лоббистский ресурс.

Проект «Цифровая школа» как часть принятого безо всякой независимой экспертной, учительской и родительской оценки Правительством нацпроекта «Образование» (его пилотные версии — МЭШ, РЭШ, о которых «Катюша» также подробно рассказывала ) также фактически вводит кастовое образование через «персональные карьерные траектории», делит обучающихся на разряды, тем самым грубо нарушая Конституцию РФ, запрещающую дискриминацию граждан по социальному признаку. Не случайно ряд экспертов именуют процесс «цифровой трансформации» образования и других областей цифрофашизмом.

Контролируя образование, ты контролируешь весь процесс формирования личности, начиная с раннего детства. И трансгуманисты-визионеры из Агентства стратегических инициатив (один из их лидеров, разработчик форсайта «Образование-2030» Дмитрий Песков ныне занимает высокий пост помощника Президента по цифровизации) смело используют широкие полномочия для формирования принципиально нового человека. Точнее — античеловека, т.к. их задача как раз состоит в том, чтобы полноценная человеческая личность не сформировалась. Вместо нее на выходе должен получиться управляемый биообъект. Таким образом, ту систему «цифрового образования», которая ныне активно внедряется в России, логичнее называть системой зомбирования, кодирования, программирования, но только не нормального образования. Что касается традиционной системы передачи знаний, она будет сохранена в усеченном виде только в элитных школах, колледжах, вузах для подготовки управленцев и «людиардеров» (выражение упомянутого выше Дмитрия Пескова) — хозяев «человеческого капитала».

«Главная мысль, звучащая сегодня из уст Пескова и ему подобных "технократов": для нас сегодня главное — искать таланты, одаренных детей. Для них человек — это просто товар, "человеческий капитал", который надо подороже продать с минимумом издержек. По разным оценкам, одаренных детей в государстве не более 10-15%, а для оставшихся 90% обычных уготованы психотехники и интернет-зомбирование. Причем интернет для маленького ребенка — это плохо контролируемая, опасная среда, а наши чиновники от образования фактически втягивают в нее с самого раннего детства.

Если все их планы реализуются, уже через несколько лет мы будем иметь дело с больными, недоразвитыми физически и психически детьми, с т.н. развитым "цифровым слабоумием" – такой диагноз уже сегодня ставят врачи-психиатры, исследующие мозг ребенка, с пеленок ввергнутого в "цифровое образование"», — отмечает историк и публицист, кандидат исторических наук Ольга Четверикова.

Естественно, если социал-дарвинистский эксперимент ставится над школьниками, со временем неизбежно деление на касты, учет и контроль всего российского общества — это и есть одна из главных задач резидентов глобальной власти. Евгенический подход подразумевает получение каждым личного номера «кирпича в стене», и это не какие-то утопические байки.

На брифинге по завершению заседания президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам в конце 2018 г., на котором кабмин Медведева одобрил нацпроект «Образование», министр Васильева рассказала следующее:

«Нацпроект состоит из 10 федеральных проектов. Это проекты, посвященные школе, родителям, волонтерству, ранней профориентации, непрерывному образованию, экспорту образования, социальной активности личности, цифровой образовательной среде, о которой в последнее время много говорится, и совершенно справедливо. Надо отметить, что цифровая среда пронизывает практически все национальные проекты».

Отметим, что Ольга Юрьевна, видимо, «забыла» добавить, что все планы по цифровизации (образования и всего остального) разработаны далеко за пределами России, там же, за границей, производится программное обеспечение и находятся сервера, на которых хранится и обрабатывается получаемая информация. Т.е. все решения, в том числе и о том, кого из детей зачислить в креативный класс, а кого — в обслугу и люмпенов, будут принимать «там». Глобальный проект «Цифровая экономика» был широко представлен Всемирном банком на международном экономическом форуме в Давосе в 2016 году, а его варварское экспериментальное внедрение было изначально предусмотрено для стран «третьего мира». И вскоре после этой презентации, как по мановению волшебной палочки, в России на высшем уровне пошел активный пиар этой не наполненной никаким внятным смыслом доктрины. Хотя, конечно, как мы показали выше, у нее есть и цели, и задачи, и грамотные исполнители с проектировщиками.

Опасная ситуация, которую мы сейчас переживаем, буквально вынуждает нас возвращаться к традиционным ценностям, к классической русской школе (в качестве примеров можно привести обучение по советским учебникам — их можно скачать в интернете, например, на сайте Всероссийского родительского собрания, программы домашнего обучения, а также проект «классическая школа» ) — именно там находится наше спасение, путь к оздоровлению общества. Также эта ситуация подвигает граждан объединяться в сообщества, комитеты по защите семьи, образования, науки, медицины, т.е. самоорганизовываться, брать инициативу по спасению своей семьи, народа, государства в свои руки, не доверяя продажным чиновникам и министрам. Надо помнить, что у наших идейных противников (их также можно назвать противниками всего человеческого) нет и не может быть своей позитивной программы — они, как известная обезьяна Бога, способны только разрушать, прикрывая свою деструкцию бессмысленными заимствованными терминами: инновации, оптимизация, персонализация, идентификация, креативность, компетенции, турбулентность, цифровизация и проч. Но мы обязательно выстоим — Россия переживала и не такое.

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"