Архив материалов
Оружие
26.07.2018 08:00

Только космический лазер способен сбить «Авангард»

Россия имеет самые совершенные образцы вооружения в мире. Тревожит только одно: эти проекты находятся в антагонистическом противоречии с идущей полным ходом конверсией ОПК.

19 июля Минобороны представило линейку новых вооружений России. Это действительно уникальные системы, ничего подобного в других странах нет. Мир убедился, что представленные в мартовском Послании президента Федеральному собранию новые образцы российского оружия не красивая картинка, как кому-то казалось, а реально существующие, частью уже принятые на вооружение образцы. Это гиперзвуковой планирующий боевой блок «Авангард», уже демонстрировавшийся «вживую» комплекс «Кинжал» с ракетой Х-47М2, тяжелая МБР «Сармат», КР сверхбольшой дальности с ядерной энергетической установкой 9М730 «Буревестник», лазерный комплекс «Пересвет» и подводный беспилотный аппарат «Посейдон», а точнее – крупногабаритная торпеда.

Неуязвимый тяжеловес

Информация о разработке такой системы вооружения появилась в открытом доступе около девяти лет назад. Уже тогда обсуждалась возможность установки блока на легкие ракеты «Тополь» и «Ярс». Однако его характеристики были неизвестны, кроме веса, который оценивался в 1,6 тонны. Это, собственно, и стало основанием для вывода о невозможности использования легких МБР, имеющих забрасываемый вес около 1200 килограммов. Сегодня известно, что вес боевого блока (ББ) около 2 тонн и его основным носителем должна стать УР-100УТТХ – знаменитый «Стилет», жидкостная МБР тяжелого класса. Максимальная скорость ее полета достигает 5–6 километров в секунду. Она сообщается «Авангарду» после его отделения от разгонного блока. Это соответствует скорости в плотных приземных слоях атмосферы 15–17 М. Однако на больших высотах, где проходит основная часть траектории полета блока (несколько десятков километров над Землей), он может разгоняться до 20 М и даже больше. Известно, что ББ маневрирует по направлению и высоте, причем в достаточно широких пределах. «Авангард» по сути аэробаллистическая головная часть МБР, осуществляющая после отделения от носителя полет по инерции без двигательной установки для дополнительного его разгона. Поэтому его дальность стрельбы задается МБР, головной частью которой он является. УР-100УТТХ имеет забрасываемый вес около 4 тонн, что с учетом более крупных габаритов «Авангарда» в сравнении с обычной боеголовкой может обеспечить гарантированное размещение одного такого блока на ракете. На «Сармате» с его забрасываемым весом около 10 тонн допустимое количество размещаемых блоков можно грубо оценить в 2–4. Большая масса ББ дает основания предполагать, что основным вариантом оснащения «Авангарда» могут быть термоядерные боеприпасы мегатонного класса. Хотя возможно использование зарядов среднего или даже малого калибра для решения определенных задач.

«Авангард» неуязвим даже для перспективных систем ПРО. Это обусловлено тем, что существующие средства обнаружения и слежения, а также возможности систем самонаведения ракет ПРО не обеспечивают попадание в маневрирующую цель, идущую с такой скоростью. Точность самых совершенных РЛС системы ПРО на расстоянии в несколько тысяч километров оценивается в сотни метров среднеквадратического отклонения. Вывести противоракету на неманеврирующую боеголовку, летящую по баллистической траектории, достаточно просто. Оставшуюся погрешность «выбирает» ГСН – зона поражения боевой части (разведения поражающих элементов) составляет десятки метров. При стрельбе по маневрирующей цели противоракете придется «выбирать» отклонения, измеряемые километрами, что сегодня недостижимо. Остается поражение таких блоков оружием на новых физических принципах, например лазерным. В космосе это имеет перспективу. Однако пока нет таких лазеров. Как, впрочем, и других видов оружия на новых физических принципах. Так что американская ПРО даже в очень отдаленном будущем не сможет противостоять «Авангарду».

Летающий «Искандер»

«Кинжал» – по сути симбиоз МиГ-31 и ракеты сухопутного ОТРК «Искандер». Идея такого комплекса зародилась лет 15 назад. Х-47М2 представляет собой несколько модернизированную 9М723 «Искандера». Отличия от «первоисточника» состоят в основном в аэродинамической заглушке в кормовой части, прикрывающей сопла двигателей, а также несколько измененной форме аэродинамических рулей. Заглушка предназначена для аэродинамического «облагораживания» всего комплекса самолет-ракета, позволяющего достигать высоких сверхзвуковых скоростей при наличии висящего под фюзеляжем большого по размерам корпуса. В остальном Х-47М2 полностью идентична прототипу. Для размещения под фюзеляжем МиГ-31, судя по видеокадрам, задействованы все 4 узла подвески ракет Р-33.

Как и 9М723 «Искандера», Х-47М2 аэробаллистическая. Стартует с самолета, судя по открытым данным, на высотах более 12 000 метров при скорости носителя до 2000–2500 километров в час. При этом аэродинамическая заглушка, как хорошо видно на видеороликах, отделяется сразу. Далее включается основной двигатель и ракета уходит в набор высоты. Высшая точка траектории «Кинжала», как следует из сопоставления с известными характеристиками траектории 9М723, может достигать нескольких десятков километров. При сверхзвуковой скорости носителя пуск на большой высоте, без необходимости преодоления на начальном участке плотных слоев атмосферы, обеспечивает дальность стрельбы в 2000 километров ракетой, которая при наземном старте пролетела бы менее 500 километров. Скорость 10 М соответствует 12 200 километров в час.

Ракета 9М723 оснащается оптоэлектронной или радиолокационной ГСН. Оптоэлектронная корреляционная ГСН позволяет поражать наземные неподвижные объекты с точностью попадания, измеряемой величиной среднеквадратического отклонения около 20 метров. Для сравнения: у американского ATACMS этот показатель равен примерно 100 метрам. Радиолокационная ГСН, судя по открытым данным, должна обеспечивать поражение движущихся целей, в том числе надводных кораблей. При этом надо отметить, что работа ГСН, действующих по наземным целям и по морским, существенно отличаются в силу принципиальной разницы целей на фоне земли и водной поверхности. Как минимум это предполагает два режима работы ГСН. Как максимум – должны быть две различные ГСН.

Корабельные соединения – высокоманевренные и весьма скоростные цели. Корабельное соединение, следующее со скоростью 20–22 узла (40–42 километра в час), как правило, осуществляет тактические и оперативный зигзаг. Тактический предполагает отклонение от генерального курса на 15–20 градусов (а может, и больше) каждые 10–20 минут. Оперативный зигзаг предполагает периодическое (раз в 2–3 часа) изменение текущего генерального курса на те же 15–20 градусов от основного направления движения. Само корабельное соединение -– подвижный район мощной всесторонней обороны, длительное нахождение сил и средств противника в котором невозможно. Поэтому существующие средства наблюдения за корабельными соединениями позволяют получать данные об их месте и элементах движения с определенной периодичностью, причем порой с весьма значительными интервалами – до часа и более. А это означает, что ошибки в выдаче целеуказания могут быть весьма значительными – вплоть до нескольких миль. По этой причине ГСН противокорабельных ракет имеют значительную дальность обнаружения надводных целей. Судя по тому, что исходно ракета «Искандера» создавалась для поражения неподвижных наземных целей, она создавалась для «выборки» ошибок в пределах нескольких сотен метром. Оснащение ракеты «Кинжал» РГСН позволяет сделать ее всепогодной (оптоэлектронная плохо работает при облачности и задымлении) и может существенно компенсировать ошибку в определении местоположения. Однако вряд ли сразу на два порядка, чтобы добиться возможности поражения целей, положение которых известно с погрешностью в несколько миль. А это резко ужесточает требования ко времени устаревания данных целеуказания и их точности. По этой причине, судя по данным в открытых СМИ, в настоящее время отрабатывается применение ракетного комплекса «Кинжал» на основе МиГ-31 совместно с Ту-22М3, основным самолетом ранее существовавшей морской ракетоносной авиации. Назначение последних при совместных действиях с МиГ-31, вооруженных Х-47М2, может быть одно: выдача целеуказания с минимальным временем устаревания. Возможность сверхзвукового полета Ту-22М3 на этапе сближения с объектом атаки и на отходе после выдачи целеуказания при наличии мощной бортовой РЛС позволяет обеспечить высокую боевую устойчивость. Даже американская авианосная группа способна воспрепятствовать таким нашим самолетам только силами воздушного патруля, выдвинутого на угрожаемое направление – 2–4 самолета F/А-18. Эта угроза нейтрализуется одним-двумя звеньями истребителей прикрытия Су-27 или более совершенных. Таким образом, целеуказание с точностью в несколько сотен метров комплексу «Кинжал» вполне обеспечено.

Что касается возможностей преодоления ПВО и ПРО, как наземной, так и морской, здесь можно вспомнить все доводы, которые приводились применительно к «Циркону», когда было показано, почему системы противовоздушной обороны корабельных соединений США не эффективны. «Кинжал» еще более скоростная ракета. Кроме того, ее траектория, предполагающая пикирование на цель под углом более 70 градусов, лежит в «мертвой воронке» почти всех современных ЗРК. А до перехода в пикирование большая часть полета «Кинжала» проходит за пределами верхней границы поражения современных ЗРК. То есть ракета еще менее уязвима, чем «Циркон». Иными словами, огневых средств противодействия этому комплексу вероятный противник просто не имеет. Таким образом, можно грубо оценить, что эскадрилья МиГ-31 с Х-47М2 при надлежащем обеспечении целеуказанием может с достойной вероятностью вывести из строя или даже потопить авианосец и 2–3 корабля охранения из состава АУГ США. Поэтому оценки эксперта Алексея Леонкова о потребном количестве таких самолетов в 100 единиц (по его мнению, вполне достаточно иметь по 10 МиГ-31 с Х-47М2 на закрытых наших МТВД и по 30–40 – на океанских) вполне корректны.

Цунами по команде

Останавливаться на «Сармате» особого смысла нет – данные о нем в изобилии имеются в открытых источниках. Отметим только один факт: в последнее время появилась информация о возможности установки на эту ракету моноблочной боевой части с особо мощным зарядом в 40 Мт тротилового эквивалента. Кстати, и в сообщении Минобороны от 19 июля указано, что «Сармат» может нести боеголовки не только малого и среднего, но и большого калибра.

«Посейдон» – крупногабаритная торпеда с ядерной энергетической установкой. Это, вероятно, и есть «случайно засвеченная» журналистам главная компонента глобальной подводной системы «Статус-6» («Необходимая и достаточная»). Боевая часть – оценочно – может достигать 10 тонн и более. Во всяком случае, это вытекает из сопоставления размеров подводной лодки-носителя торпеды с ней самой и с рисунком боевой части в разрезе, который, собственно, и привлек всеобщее внимание при «случайной засветке». В текстовом сообщении по этому виду оружия указывалось, что торпеда, имея глобальную дальность, может быть использована для поражения надводных кораблей и прибрежных объектов. Отмечалось, что ее неуязвимость для существующих противолодочных сил и средств обеспечивается большой глубиной погружения и высокой скоростью хода (подробнее – «Торпеды новой волны»).

Поэтому единственно разумным боевым предназначением этого оружия может быть нанесение ударов по прибрежным районам территории противника ядерными боеприпасами особо крупного калибра – 100 и более мегатонн. Кстати, именно таким видится применение нашего «подводного дрона» иностранным, в частности американским, военным специалистам.

Чудовищные взрывы у побережья противника, естественно, вызовут мегацунами, даже могут инициировать катастрофические геофизические процессы. Один из ответственных военных экспертов, говоря о назначении этого оружия, вскользь заметил, что оно способно разрушить всю береговую инфраструктуру прилегающего региона.

Летающий реактор

Рассматривая крылатую ракету особо большой дальности с ядерной энергетической установкой «Буревестник», оставим за кадром техническую осуществимость этого проекта. Остановимся на оперативной целесообразности создания такого оружия.

Это может быть ракета только с ядерной боевой частью. В обычном снаряжении ее не позволяет применить реактор – падение на цель даже без подрыва ЯБЧ будет расцениваться как ядерное нападение, поскольку зона заражения будет значительной.

Апологеты этого оружия утверждают: неограниченная дальность стрельбы предполагает принципиально новые способы его применения, неуязвимость для систем и средств ПВО. В информации Минобороны об этом не говорится. Но наш президент, выступая перед Федеральным собранием, продемонстрировал ролик, в котором показывался вариант удара такими ракетами по США с огибанием Южной Америки и заходом на цель из зоны Тихого океана. Высказываются мнения, что подобное оружие может быть выведено в район боевого патрулирования и длительное время там маневрировать в готовности поразить назначенную цель. Такой способ применения предлагался, в частности, для решения задачи изоляции района боевых действий. Правда, при этом автор идеи оговаривался, что маневрировать придется там, где ракеты могут быть прикрыты от истребительной авиации противника. Еще одна идея предполагает создание потенциала гарантированного ядерного ответа. «Буревестники» выводятся в район боевого маневрирования и находятся там до момента принятия решения на нанесение массированного удара. Находясь непрерывно в воздухе над нашей территорией или в других зонах, где они не могут быть поражены вражескими средствами ПВО, группировка абсолютно неуязвима. Можно придумывать и другие способы боевого применения таких ракет – экзотическое оружие будет порождать столь же экстравагантные решения.

Куда более обоснованно в оперативном смысле выглядит идея создания КР сверхбольшой дальности с обычным ТРД. Если «Калибр-НК», имея вес около 1800 килограммов, летит на 2600 километров, а 2,5-тонная Х-101 – на 5500 километров, то вполне реально создать ракету весом в 4–5 тонн с дальностью стрельбы в 12 000–15 000 километров. Такой дальности достаточно для обхода любых зон ПВО и поражения противника на всю глубину их территории. А если очень захочется все-таки создать глобальную КР с дальностью стрельбы в 25 000–30 000 километров, эта задача может быть решена при соответствующем увеличении массы ракеты. В целом следует признать, что оперативное обоснование проекта КР с ядерной энергетической установкой представляется не до конца проработанным.

Спутникам светит гибель

Боевой лазерный комплекс «Пересвет», если судить по тому, в войска какого объединения он сегодня поставлен, призван решать задачи в области ПВО и ПРО. Продемонстрированный ролик говорит о многом. В частности, база этого комплекса на нескольких трехосных автомобилях повышенной проходимости КамАЗ дает основание оценить порядок его мощности примерно в 100 кВт излучения в непрерывном режиме. Частота, очевидно, лежит в пределах окна прозрачности атмосферы. Конфигурация оптической системы и ее размещение на машине также дает основания предполагать «противовоздушное» применение как основное. Не вдаваясь в подробности, отметим: с учетом возможной мощности разумным предназначением этого комплекса может быть физическое поражение оптико-электронных подсистем высокоточного оружия, технических средств разведки. В частности, значительный оперативный эффект может дать вывод из строя таким оружием оптоэлектронных спутников противоракетного наблюдения, что резко снижает информационный потенциал группировки противника оперативного или даже стратегического масштаба.

В целом бесспорно одно: сегодня Россия имеет самые совершенные образцы вооружения в мире. Наш асимметричный ответ на американскую ПРО и угрозу выхода США из договора РСМД оказался очень убедительным и достаточно дешевым. Тревожит только то, что все эти проекты находятся в антагонистическом противоречии с идущей полным ходом конверсией ОПК. Между тем пока это оружие в массовом количестве не поступит на вооружение российских ВС, оно останется блистательным достижением нашего ОПК, но никак не военно-стратегическим фактором, который станет учитываться противником. А для организации серийного производства такого оружия нужна модернизация ОПК, но не под выпуск телевизоров, мобильников и прочей высокотехнологичной гражданской продукции. Для нее на предприятиях ОПК надо создавать дополнительные производства. Конечно, для этого нужны средства. В России они есть. Только брать их следует не в социальных программах, а в карманах топ-менеджеров и собственников крупных кампаний, в «закромах» Минфина и Центробанка России, выводящих астрономические суммы за рубеж.

Константин Сивков,

заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"