Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Политика
03.11.2017 08:50

«Где «Стена скорби» для жертв лихих 90-х?»

Главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков считает, что открытие "Стены скорби" разделяет российский народ и льет воду на мельницу всех ненавидящих советское прошлое.

"Четкость и однозначность позиции в отношении этих мрачных событий служит мощным предостережением к их повторению... Страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти. Тем более, невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа", – заявил Владимир Путин на церемонии открытия "Стены скорби", посвящённой политическим репрессиям времён СССР. 

Своим экспертным мнением об этом событии с Накануне.RU поделился доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков:

– Я к сооружению этой стены, повторяющей еврейскую "Стену плача" в Иерусалиме, отношусь категорически отрицательно. Под "политическими репрессиями" у нас понимают все аресты и суды по 58-й и 59-й статьям. А точнее, если раскрыть их пункты, получается 27 статей. Среди них – угон военного самолёта за рубеж, изготовление фальшивых денег и прочее. Все осуждённые по ним – "политические преступники".

Более того, в число "политических преступников" почему-то попадают и бандеровцы, и "власовцы", и те украинцы, которые служили в эсэсовской дивизии "Галиция", и те латыши, которые служили в двух эсэсовских дивизиях, и те латыши, которые сожгли Хатынь, и те полицаи, которые измывались над нашим народом на оккупированной территории, и так далее. И вместе с ними настоящие шпионы и настоящие диверсанты.

Всё это у нас почему-то скрывается за словами "сталинские репрессии". Я категорически против этого. Против еще и потому, что если не 80%, то 75% репрессированных – то есть арестованных, судимых и понёсших справедливое наказание – были действительно врагами нашей страны и нашего народа. Поэтому ни в коем случае нельзя абстрактно говорить о, видите ли, "невинных" жертвах "палачей, у которых руки по плечи в крови". Вот моё отношение к этой вздорной затее.

Кроме того, я считаю, что самым неприличным было появление у этой стены на открытии патриарха, потому что церковь не имеет права вторгаться в политику, это не её дело. Патриарх призывал к умиротворению, но создание этой стены есть призыв к разделению общества. Эта стена снова делит наше общество на тех, кто гордится нашим прошлым, и на тех, кто его ненавидит.

Эти лжедемократы, которые разжигают антисталинские страсти, никогда не будут говорить о жертвах столыпинской реакции, о тех 5 тыс. человек, которые были повешены без суда и следствия, о тех десятках тысяч человек, которые в 1907-1909 годах были отправлены на каторгу, высланы. Об этом они хранят молчание, потому что им предпочтительнее слабая отсталая царская Россия, чем одна из двух сверхдержав – Советский Союз. 

Главное ударить именно по нашему великому прошлому, облить его лишний раз грязью, чтобы люди забыли, что когда-то мы с гордостью говорили о том, что мы граждане Советского Союза, и за нами стояли и мощная экономика, и мощная армия, и возрастающий уровень жизни. Сегодня мы лишились всего этого, и нам предлагают сравнивать нашу жизнь чуть ли не с 17-м веком.

А если говорить про царское время, то нужно вспомнить и о депортации, которую провёл Столыпин – он отправил треть населения тех территорий, которые сегодня называются Украиной, в Сибирь и на Дальний Восток под предлогом, что он им предоставляет огромное количество земли. Но он не объяснил, что украинцы привыкли сеять хлеб, а хлеб на Дальнем Востоке не растёт, там растёт только капуста. 

Дальше – больше, были депутаты, которые выступили против правительственных заявлений – сосланы в Сибирь, отправлены в тюрьму. Казахи и киргизы, которые не захотели работать на фронтовых укреплениях в 1916 году, были расстреляны, повешены, сосланы. 

У нас говорят – ах, была конституция при царе... До революции у нас была самодержавная монархия!

И был свод основных законов, который царь мог в любой момент ликвидировать. Жесточайшая самодержавная власть. Неслучайно во время переписи населения царь в листе написал о своей профессии: хозяин земли русской. Он – хозяин, не народ, а он.

Если сравнивать сталинский и царский периоды, то в России всегда было очень много жертв. И по политическим причинам, и по чисто уголовным. Но по политическим причинам царская Россия мало чем уступала советской власти, за исключением одного короткого периода 1937-1938 годов, когда действительно наши партократы – Хрущёв, Эйхе, Ежов, которые сегодня числятся жертвами политических репрессий, и проводили эти самые репрессии. Поэтому в 1938-1939 годах все эти первые секретари получили справедливое наказание.

Что уж говорить – в царской истории жертвы были не только у Николая II. Жертвы были и у Александров I, II, III и Николая I и так далее – вся дореволюционная эпоха заполнена политическими жертвами.

Более того, эти жертвы есть в самом доме Романовых: Петра III убивают, Ивана VI убивают, Павла I убивают. Судьба Александра I таинственна. Александра II убили не столько революционеры, сколько его сын, наследник будущий Александр III, который не хотел, чтобы наследовал престол сын Александра II от Долгорукой Георгий. Александр III умер от алкоголизма, Николай I отравился из-за того, что проиграл Крымскую войну. Чёрте что было. И каждый использовал уничтожение политического противника в своих целях. А Екатерина II убила мужа, незаконно захватила престол – и никто об этом не говорит. Она не имела ни малейшего права на русский престол, тем не менее, села.

Это не политические репрессии? Всё это – политические репрессии – и бироновщина, и всё, что происходило в 18 веке, и любые дворцовые перевороты.

Или вот более конкретный пример – разве не репрессии то, что сделал Александр I, когда отменил крепостное право в 1816 году в Истляндии, Лифляндии и Курляндии, то бишь Прибалтике, Эстонии и Латвии сегодняшней. Про русский народ он забыл, и только спустя 50 лет его освободили и от крепостной зависимости, и от земли. Это что, не репрессии разве, держать ещё полвека русского человека в рабстве? Тоже репрессии.

Я думаю, что сегодня нужно об этом знать, но не кричать на каждом углу, а также не забыть о том, кто, зачем и почему поставил эту чёртову стену. Нужно создавать новую сильную, могучую страну, а не воевать со своим прошлым. А всё, что у нас сегодня делается, – это бессмысленная и безумная война с прошлым, а прошлое убить нельзя. Оно какое было, такое и есть, таким и останется навсегда.

Наконец, 90-е, о которых тоже нынче "говорить нельзя" – это уже не прошлое, это, к сожалению, настоящее. И ползучая контрреволюция, начиная с 1991 года по 1993, и государственный переворот 1993 года, Чёрный октябрь, когда заговорщики разогнали парламент, стреляли по нему, уничтожили конституцию – во всём мире это рассматривается только как антиконституционный, антигосударственный переворот. У нас почему-то все, кто до сих пор держатся у власти, являются наследниками этого страшного события, но никто им ничего не говорит и не осуждает, хотя с точки зрения мировой практики, они все подлежат аресту и суду, как государственные преступники.

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"