Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Политика
18.11.2016 09:15

Жены правителей России: негоже лезть во власть

В России, в отличие от Америки, вмешательство жен глав государства в политику часто приводило к политическим катаклизмам и потрясениям

Недавнее избрание президентом США Дональда Трампа, помимо вопросов относительно его внутренней и внешней политики как главы государства, вызвало к жизни обсуждение дальнейшей судьбы такого элемента американской политической системы как «институт первой леди». Первая леди, то есть супруга американского президента, играет традиционно важную роль во внутриполитической жизни страны, занимаясь гуманитарными вопросами и в целом выстраивая благоприятный имидж вокруг президента. В России же исторически сложилось так, что своеобразный политический «тандем» мужа-главы государства и его жены играл отрицательную роль для страны, поскольку именно женское вмешательство приводило, как правило, к серьезным политическим катаклизмам и масштабным потрясениям в государстве.

По сути говоря, для американской политической системы характерно своеобразное разделение ролей между президентом и его женой. Первый занимается политикой, вторая – выходящими или в той или иной степени соприкасающимися с политикой гуманитарными вопросами и проблемами сохранения положительного имиджа главы государства для переизбрания его на второй срок. То есть институт первой леди непосредственно влияет на внутриполитическую, а значит, и внешнюю деятельность главы американского государства. Таким образом, на жену президента США ложится весьма большая ответственность.

Неудивительно, что американская и мировая пресса прочат место истинной первой леди не жене Трампа Мелании, в своё время «прославившейся» откровенными фотосессиями на страницах глянцевых журналов, а его дочери от первого брака – 35-летней Иванке Трамп. Успешный предприниматель, которой Трамп-старший доверяет проведение самых важных переговоров, но в то же время многодетная мать, она является примером для подражания для многих американок, показывая им модель современной успешной женщины, которая может сочетать в себе как успех в семейной жизни, так и профессиональные достижения.

Именно Иванка Трамп вела предвыборную кампанию своего отца, и именно она привлекла в его электорат многих женщин, которых ранее отпугнули излишне откровенные высказывания самого кандидата в президенты. «Штаб Трампа, похоже, предпочитает доносить свои идеи через его дочь, а не через жену», – написало издание The Vanity Fair о реальной будущей первой леди Соединенных Штатов.

Действительно, Иванка Трамп – идеальный кандидат на эту ответственную «должность». Однако традиционно первой леди в Америке считаются всё-таки жены глав государства. Там они – большие звезды, играющие значительную роль не только в предвыборной кампании кандидата, но и во весь период нахождения главы государства в Белом Доме. В силу достаточно открытого характера публичной власти (во всяком случае, вершины айсберга этой власти), жена президента – одна из самых публичных фигур в государстве. Именно она придает президенту «человечность» в глазах общества, формально снимая его с недосягаемого для простых смертных политического Олимпа и ставя в один ряд с простыми американцами. «Мы – такие же как вы, мы – такая же американская семья. А Белый Дом – не офис, но семейный очаг», – как бы говорит первая леди. И это действительно снимает некий полубожественный ареал с американской власти, позволяя простым людям на чисто психологическом уровне провести параллели между собой и первыми лицами государства. Элеонора Рузвельт, Жаклин Кеннеди, Нэнси Рейган, Лора Буш, Мишель Обама – все эти женщины сыграли важную роль для американского общества и государства.

***

В России же наоборот – жена главы государства традиционно совершенно не публичный человек. По всей видимости, так сложилось из-за своеобразной патриархальной политической системы России, при которой делами заправляет мужчина-самодержец, а женщина не только не должна играть никакой роли в государственном управлении, но и даже показываться на публике. Жены русских царей, а также его дочери на Руси были совершенно не публичными фигурами, спрятанными от глаз простого народа. В определенной степени эта гендерная политическая традиция была сохранена даже в прошлом столетии и даже перешла в 21-й век. Светлана Аллилуева (супруга Иосифа Сталина), Нина Хрущева, Виктория Брежнева, Татьяна Андропова – все они практически не появлялись на публике и не делали никаких заявлений, лишь изредка иногда сопровождая супругов на государственных приемах. Основную массу времени же они уделяли домашним делам.

Такой тип гендерных политических отношений в России перешел и в новое тысячелетие. Так, бывшая супруга президента Владимира Путина Людмила практически не появлялась на публике, иногда мелькая на фотографиях с каких-либо официальных мероприятий. Никаких официальных заявлений Людмила Александровна не делала, поводов для сообщений СМИ в отношении неё тоже практически не было. Она оставалась скромной хранительницей домашнего очага при своем влиятельном муже, редко выезжая за пределы загородной резиденции, таким образом воспроизводя типичную русскую модель женщины при муже-правителе.

Несколько большую публичность проявляла и проявляет супруга нынешнего главы правительства РФ Дмитрия Медведева Светлана, однако её выход на публику зачастую сопровождался язвительными комментариями со стороны журналистов, которые шутили над нарядами первой леди страны и музыкальными вкусами (говорят, она большая почитательница таланта Стаса Михайлова).

Что и говорить, ведь даже вмешательство дочерей глав государства сопровождалось неблагоприятными для него имиджевыми последствиями. Ярким примером здесь является Галина Брежнева – любительница мужчин и красивой жизни, разгульный образ жизни которой явно не соответствовал тем коммунистическим идеалам, о которых с трибун партийных съездов говорил её отец. То же справедливо и для дочери Бориса Ельцина Татьяны, которая тесно сблизилась с олигархами и принимала непосредственное участие в управление государством в период болезней отца, став своеобразным «темным кардиналом» России того периода. Само собой, на имидже Ельцина это сказывалось самым неблагоприятным образом.

Более того, активное участие «первой леди» в делах государства в условиях российской политической действительности в итоге ничем хорошим для страны не оборачивалось. И если в Соединенных Штатах институт первой леди играет исключительно положительную роль во внутренней и внешней политике государства, то в России эта роль была скорее отрицательной. Жена главы государства, пытающаяся выйти за рамки традиционной в этом плане для неё роли, зачастую своими действиями лишь подрывала авторитет верховной власти, тем самым лишь усугубляя политический кризис в стране.

Типичными примерами здесь является жена последнего русского царя Николая Второго Александра Федоровна и супруга экс-главы СССР Михаила Горбачева Раиса.

Александра Федоровна была весьма непопулярна в русском обществе, где царицу считали «чужой немкой», а также среди двора, где ходили слухи о чрезвычайно высоком влиянии императрицы на императора, который, заявляли многие, не может принять практически никакого решения, не посоветовавшись с супругой. Дружба императрицы с Григорием Распутиным еще больше ослабила авторитет царской семьи, а слухи о возможном заключении сепаратного мира с Германией, в подготовке которого тогдашнее русское общество обвиняло «царицу-немку», окончательно уничтожили до того священный ореол царской семьи, приведя к революции и свержению монархии в России. 

Что касается Раисы Горбачевой, то она первой среди жен советских руководителей попыталась перенять американскую модель «глава государства – первая леди». Ничем хорошим для страны это, однако, не закончилось. Став одной из самых публичных тогдашних персон, Горбачева часто выступала на различных мероприятиях, сопровождала мужа в его поездках, участвовала в приемах иностранных делегаций и общалась с западными политиками. Сам же генеральный секретарь СССР, как утверждали многие, не мог принять ни одного серьезного решения без консультаций со своей честолюбивой и властной супругой. Более того, она позволяла себе бесцеремонно вмешиваться в дела членов Политбюро и даже перебивать своего мужа во время его публичных выступлений или в общении с народом. Народ отвечал взаимностью. «В Союзе есть Райкин-отец, Райкин-сын и Райкин муж», – говорили тогда в СССР. О ней слагали хлесткие частушки. Естественно, что наглое вмешательство Горбачевой во власть, помимо всего прочего, способствовало падению авторитета Горбачева, что и стало одной из причин последовавших после этого катаклизмов.

Таким образом, в российской политической традиции устойчивость системы зависит в том числе от невмешательства членов семей главы государства женского пола в политику и от их крайне желательной непубличности. Женщина при правителе-мужчины ради блага самого государства должна быть или не слишком публична, или вовсе незаметна. А это значит, что важнейший элемент политической системы США в виде «тандема» главы государства и его жены в России не действует. Мужчина и женщина править вместе или не могут, или делают это из рук вон плохо.

Примером совместного плохого правления является царевна Софья Алексеевна и её фаворит князь Василий Голицын. Став регентом при малолетнем Петре, Софья стала фактическим правителем государства, приблизив к себе (а, следовательно, и к власти) своего фаворита князя Голицына. Сложился своеобразный любовный политический тандем. Однако неудачные крымские походы Голицына изрядно пошатнули как его авторитет, так и влияние Софьи, чем не преминул в дальнейшем воспользоваться Петр I.

А образцом невозможности совместного правления служит пример Екатерины (будущей Великой) и её супруга императора Петра III. Екатерина, обладающая живым умом и глубоко заинтересованная в политике, презирала своего мужа, крайне неохотно занимавшегося государственными делами. Было ясно, что честолюбивая Екатерина и инфантильный Петр вместе ужиться не смогут. В результате императрица свергла незадачливого императора, присвоив себе всю власть, которой ни с кем не делилась, даже со своими многочисленными фаворитами, которые, хоть и исполняли ряд важных поручений и делили с ней ложе, но всё-таки не имели решающего влияния на монаршую особу.

Таким образом, в России участие женщины в политике прямо зависит от силы или слабости мужчины-правителя. Если правитель сильный – роль его жены в государственных делах минимальна. Если слабый – роль женщины возрастает. А если правитель вообще не соответствует традиционному русскому понятию о царе, то более сильная женщина вполне может свергнуть его и взять власть в свои руки.

В любом случае, вмешательство членов семьи правителя в политическую жизнь государства оборачивалось катастрофой для России. Посему России нужен сильный правитель с сильным характером, который в своей политической деятельности и при принятии соответствующих решений никоим образом не зависел бы от семьи. Разделение семейной жизни и государственной деятельности – важнейшее условие успешного русского правителя.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика