Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Политика
28.03.2017 14:44

Кишинев и Тирасполь закладывают фундамент будущего союза

Додон и Красносельский начнут сближение с экономической и культурной дружбы.

Новоизбранный президент Молдавии Игорь Додон еще в ходе предвыборной кампании озвучил одну из своих главных задач – весьма амбициозную и трудновыполнимую – реинтеграцию Приднестровья. До сих пор ничего подобного на постсоветском пространстве не происходило – к пролитой крови, разделявшей народы и территории, добавлялись различные политические и культурные ориентиры, противоположные взгляды на жизнь и другие планы. А через некоторое время государственные образования учились обходиться друг без друга, переориентировали экономику на другие рынки сбыта и источники сырья. И воссоединение становилось излишним уже с практической точки зрения...

Но как бы то ни было, экономические связи оказываются самыми крепкими и рвутся в последнюю очередь (родственные связи – тема особая, и их не всегда берут в расчет государственные мужи). Игорь Додон, приступая к решению поставленной им самим задачи, решил начать с восстановления экономических связей и культурных контактов с Приднестровской Молдавской Республикой, отодвинув все остальные аспекты на второй план.

И не прогадал – этот подход нашел понимание и полную поддержку в Тирасполе. Президент ПМР Вадим Красносельский накануне встречи со своим молдавским коллегой, намеченной на 30 марта, заявил, что политические вопросы восстановления сотрудничества с Молдавией выносятся за рамки предстоящей встречи.

«Моя принципиальная позиция состоит в том, что сегодня никто не готов обсуждать какие-либо политические вопросы», – подчеркнул глава Приднестровья.

«Исходя из этого, на сегодняшний день в нашей повестке дня вопросы гуманитарного, культурного, экономического характера. И мы готовы их обсуждать», – отметил Вадим Красносельский. – «Мы сумели разблокировать работу Объединенной контрольной комиссии, что очень важно для Приднестровья и для миротворческой миссии в целом. Это был совместный успех двух президентов. Кроме того, определена позиция проработки так называемого пакетного подхода на переговорах».

Конечно, можно не сомневаться, что определенные политические вехи у идущих переговоров есть. Без них диалог был бы попросту невозможен, и, скорее всего, политические вопросы были определены еще на первой встрече глав республик.

Однако озвучивать их нецелесообразно, поскольку возможности президентов весьма ограничены рядом решений, принятых ранее и имеющих статус закона. Ведь на всенародном референдуме, прошедшем в 2006 году, граждане ПМР однозначно выступили за независимость с последующим вхождением в состав России. А Кишинев законом, принятом на год раньше (что и стало одной из причин проведения референдума в Приднестровье) определил статус «мятежной территории» как автономного образования.

То есть налицо некий правовой тупик, который, впрочем, при обоюдном стремлении и разумном подходе может быть преодолен. А подход сегодня очень разумный – стороны концентрируют свои усилия на том, что сближает и объединяет, не вызывая непонимания и противоречий. И самое главное, что договаривающиеся больше не рассматривают друг друга как врагов. Достигнут определенный уровень доверия, хотя пока еще очень шаткий и ограниченный.

«Мы готовы идти на компромисс. Но любой компромисс должен быть обоюдным. Если мы делаем шаг навстречу, шаг навстречу должны делать и нам. Иначе это игра в одни ворота», – обозначил Красносельский позиции Приднестровья.

Позиции Молдавии в определенной степени усилила антиприднестровская политика Киева, фактически блокировавшего ПМР. В этих условиях Тирасполь очень заинтересован в нормализации экономических отношений с Кишиневом. Однако можно не сомневаться, что если бы на кону стоял государственный суверенитет приднестровцы предпочли бы скорее жить впроголодь, чем поступиться свободой, оплаченной такой дорогой  ценой.

Тут необходимо отметить один крайне важный момент, который по вполне понятным причинам не афишируют в Кишиневе. Никаких переговоров и нормализации не было бы, если бы не пророссийская позиция самого Игоря Додона. Ведь, строго говоря, главной причиной войны в Приднестровье стали прозападные устремления тогдашних кишиневских властей.

Но сегодняшняя проблема заключается в том, что пока что имеется достаточно влиятельная оппозиция Игорю Додону, широко представленная в политической элите Молдавии и стоящая на прозападных позициях. Именно от того, насколько получиться у президента справиться с ее противодействием и укрепить свои позиции, зависит и перспектива диалога с Приднестровьем.

Ну а что дальше? Какие именно формы может принять взаимодействие двух молдавских республик, если у Додона все получится? Можно предположить, что условия для возникновения конфедерации (или ассоциации) Молдовы и ПМР могут сложиться, если Кишинев присоединится к Союзному государству России и Белоруссии. Очевидно, что большинство местного населения поддержало бы этот шаг. Главное – преодолеть сопротивление прозападной оппозиции.

Борис Джерелиевский

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика