Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Политика
18.05.2016 08:10

Не пить — Родину сгубить?

Спустя пару месяцев после прихода в кресло генерального секретаря партии Михаила Горбачева, в мае 1985 года, было принято постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения». По словам пропагандировавших антиалкогольную кампанию партийных чиновников, решительные меры по борьбе с пьянством были предприняты на основании многочисленных обращений граждан в парторганы на местах. Однако благая, казалось бы, инициатива по нравственному и физическому оздоровлению советского общества из-за грубейших просчетов руководителей страны потерпела в итоге полный крах, отчасти предопределив конец могущественной державы.

Стоит отметить, что бороться с алкогольной зависимостью в России начали еще в царской России, однако монополия государства на производство вино-водочных изделий в начале 20 века давала о себе знать — «пьяный бюджет» и экономическая целесообразность производства большого количества алкогольной продукции мешали развернуть по-настоящему активную борьбу с этим явлением. Тем не менее, с началом Первой мировой войны в 1914 году Николай Второй решил ввести в стране сухой закон. «Я уже предрешил навсегда воспретить в России казенную продажу водки», — сказал тогда монарх. Изначально народ поддерживал монаршью инициативу, тем более что закрытие казенных винных лавок и запрет на торговлю крепким спиртным заметно снизили преступность, уменьшили количество несчастных случаев на производстве, увеличили производительность труда, а также улучшили общую социальную атмосферу в обществе. Однако вскоре больницы начали переполняться отравившимися всевозможными суррогатами. А тяготы и трудности войны, нарастание депрессивных и панических настроений в обществе естественным образом снижало количество сторонников сухого закона, а значит, и плохо влияло на популярность царской семьи.

Пришедшие к власти большевики начали действовать также радикально, практически уничтожив производство алкоголя в стране. Впрочем, в 1923 году административный запрет на производство горячительных напитков был отменен. После этого попытки борьбы с пьянством предпринимались в 1929, 1958 и 1972 годах. Однако самой масштабная в российской истории борьба с пьянством началась в 1985 году.

Однако о необходимости новой антиалкогольной кампании говорил еще в 1983 году тогдашний генсек ЦК КПСС Юрий Андропов, проводивший политику по укреплению общественной дисциплины и морально-нравственных ценностей. К тому моменту, согласно официальной статистике, потребление спиртного в СССР достигло 10,5 литров на человека в год, при этом вместе с самогоноварением цифра достигала 14 литров. Разница по сравнению с временами 20-30-летней давности была колоссальной — так, в сталинские времена советский гражданин употреблял не более 5 литров алкоголя в год. К тому же в партийные органы обращалось огромное количество граждан (в основном женщин), требовавших от власти покончить с алкоголизацией населения. Общественный запрос и неутешительные цифры статистики потребления алкоголя в итоге склонили советское руководство к решительным мерам. Главными сторонниками антиалкогольной кампании стали Михаил Горбачев, а также члены политбюро ЦК КПСС Егор Лигачев и Михаил Соломенцев.

При этом последний, как утверждают современники событий, был самым радикальным сторонником борьбы с алкоголем, и к его мнению Горбачев тщательно прислушивался. «Пока водка будет стоять на прилавках магазинов, ее будут пить!» — заявлял Соломенцев, намекая на необходимость полного изъятия из продажи алкогольных напитков. При этом все доводы о том, что пьянство — это многостороння социально-экономическая и морально-нравственная проблема, а следовательно, действовать нужно максимально аккуратно, в расчет не брались. Доходило до смешного: так, по поручению Горбачева и Лигачева специалистами проводились серьезные исследования на тему того, может ли кефир являться алкогольным напитком или нет. В общем и целом, в итоге решено было бороться с алкоголем самыми радикальными методами. И если в 1917 году большевики провели так называемую «красногвардейскую атаку на капитал», мгновенно жесткими методами поставив под контроль все крупные финансовые учреждения страны, то Горбачев и компания с наскока провели «красную» атаку на алкоголь.

Да только времена были уже не те, да и коммунисты, откровенно говоря, тоже. Кстати говоря, пикантности ситуации добавляет тот факт, что у жены Михаилы Горбачева Раисы был брат — поэт и писатель Евгений Титаренко. Родственник «первой леди СССР» страдал хроническим алкоголизмом, неоднократно пытался лечиться в соответствующих учреждениях, но бестолку, постоянно возвращаясь к недельным запоям. «Брат — одаренный, талантливый человек. Но его дарованиям не было суждено сбыться. Его талант оказался невостребованным и погубленным. Брат пьет и по многу месяцев проводит в больнице. Его судьба — это драма матери и отца. Это моя постоянная боль, которую я ношу в сердце уже больше тридцати лет. Я горько переживаю его трагедию, тем более что в детстве мы были очень близки, между нами всегда была особая душевная связь и привязанность… Тяжело и больно», — как-то заявила в одном из интервью Раиса Максимовна. Естественно, видя пример брата, Горбачева была сторонницей антиалкогольной кампании, причем в самых решительных её формах. Вполне может быть, что именно её позиция стала определяющей для находившегося под сильным влиянием жены Горбачева. Так или иначе, но жесткая кампания вскоре началась.

Очередь в винный магазин во время антиалкогольной кампании

Вскоре после издания указа «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения» от 16 мая по всей стране начали закрывать продающие спиртное магазины, а оставшиеся точки могли продавать спиртное всего лишь несколько часов в дневное и вечернее время — с 14.00 до 19.00. Было запрещено распивать алкогольные напитки в парках, на бульварах, в поездах и других общественных местах. При этом попавшихся за этим занятием с большой долей вероятности могли уволить с работы, а если человек состоял в партии, то с позором исключить из неё.

Началась также вырубка виноградников, а также сокращения финансирования оставшихся насаждений. В одной только Молдавии из 210 тысяч гектаров виноградников было уничтожено 80 тысяч. На Украине вырубили 60 тысяч гектаров. И это при том, что, по словам экс-секретаря компартии УССР Якова Погребняка, доходы от винодельческой отрасли составляли порядка 20 процентов бюджета республики. В России же за пять лет площадь виноградных насаждений сократилась с 200 до 168 гектаров. Уже после провала антиалкогольной кампании Горбачев и Лигачев принялись взаимно обвинять друг друга в уничтожении сортов винограда. По словам тогда уже президента СССР, вырубка этой культуры была шагом партийных чиновников против него.

Вместе с тем, кампания сопровождалась навязчивой пропагандой абсолютной трезвости. С экраном телевизоров выступали ученые, рассказывавшие о вреде употребления спиртного. Тогда еще могущественной советской цензурой перефразировались или просто вырезались тексты литературных и музыкальных произведений, где был упомянут алкоголь или его потребление. Более того, алкогольные сцены удалялись из фильмов, театральных постановок. Жесткие требования по отказу от алкогольной продукции предъявлялись и к членам партии, в том числе её высшим чинам. Сам Горбачев в результате всех этих манипуляций получил прозвище «минеральный секретарь».

Один из пропагандистских плакатов

Из-за повального сокращения объемов продажи алкогольных напитков поднялась и их цена. Так, бутылка водки в 1986 году стоила уже более 9 рублей и это при средней тогдашней зарплате по стране в 190 рублей. По сути, за одну бутылку горячительного напитка гражданин вынужден был отдать одну двадцатую часть своей зарплаты. Тем не менее, граждане страны советов отказываться от потребления алкоголя и не думали, перейдя с «официальных» спиртных напитков на самогон и всевозможные спиртосодержащие суррогаты, что привело к массовым отравлениям и летальным исходам, количество которых до сих пор точно не

подсчитано.

Помимо этого, уменьшение продаж алкогольных напитков нанесло серьезный ущерб по бюджетной системе СССР — доходы государственной казны сократились на 16 миллиардов рублей. Вместо прежних 60 миллиардов рублей пищевая отрасль Союза принесла лишь 35 миллиардов рублей дохода в 1987 году. До начала перестройки алкоголь давал 25 процентов поступлений в советский бюджет от розничной торговли, при этом за счет довольно высоких цен на алкогольные напитки удавалось успешно дотировать, а значит, и держать на относительно невысоком уровне цены на хлеб, масло, сахар, молоко и другие важнейшие товары. После резкого падения доходов от продажи спиртного дотировать их уже не представлялось возможным. Недопоступления в бюджет от алкоголя совпали с резко просевшими мировыми ценами на нефть, что и отправило бюджет СССР в глубокий нокаут, из которого он так и не смог выбраться.

Другим печальным итогом стало появление масштабной системы нелегального производства и продажи алкогольных напитков. По сути, целая отрасль «ушла в тень». Советские спиртовые заводы тогда производили огромное количество неучтенного официальной статистикой спиртного. В одну смену производства трудились для, собственно, официальной статистики, а в оставшееся время производили «серый спирт», который не отражался в отчетности, снабженный липовыми документами отправлялся на склады. Затем и легальная, и нелегальная продукция отправлялись на реализацию. Доходы, соответственно, также делились на «белые» и «серые». Последние, естественно, распределялись между участниками незаконной схемы.

В итоге антиалкогольная кампания, которая должна была морально оздоровить советское общество, привела к совершенно другим результатам, и в народе воспринималась как совершенно абсурдная инициатива, направленная против «простых людей». При этом для партийно-хозяйственной элиты по-прежнему был доступен самый разнообразный алкоголь, что в очередной раз подтвердило всю пропасть между обычными гражданами и партийной элитой, усердно провозглашавшей в официальных речевках близость к простому народу.

Кстати говоря, в прошлом году Горбачеву хватило честности всё-таки признаться: «Считаю, что антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась. Это перехлесты с закрытием магазинов, особенно в Москве. Огромные очереди. Рост самогоноварения. Сахар пропал из магазинов. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы. И бороться надо непрерывно, постоянно. Думаю, и сейчас надо бороться с алкоголизмом. Если мы забросим это, будет еще хуже».

Тем не менее, вся глупость партийного руководства и лично Горбачева очевидна. Не были просчитаны элементарные экономические последствия столь серьезного шага. Именно антиалкогольная кампания стала первой фишкой домино, которая обрушила всю цепочку советской экономики, приведя затем к падению само государство.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика