Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Пятая колонна
23.01.2018 08:00

Политики на один раз

17 января польский суд приговорил двух граждан Беларуси к наказаниям в виде штрафа и лишения свободы на срок 1 год и 2 месяца, а также 1,6 года. Казалось бы, ничем не примечательный случай, однако дело в том, что власти демократической Польши судили «группу художников», среди которых оказался сын известного белорусского «правозащитника», бывшего «политзаключённого» Алеся Беляцкого Адам Беляцкий.

Беляцкий, Павленский, Шеремет: «Бунтовать можно только в России»

Как следует из материалов уголовного дела, «художников» из Польши, Беларуси, Германии осудили за т. н. «антивоенный перформанс», который заключался в том, что группа молодых людей разделась догола у ворот бывшего концентрационного лагеря Auschwitz-Birkenau в Освенциме под знаменитой надписью Arbeit macht frei («Труд освобождает»). Затем участники акции повесили баннер со словом Love (англ. — «любовь») вместо слова Arbeit (нем. — «труд»), после чего сковали себя наручниками, стали на колени и зачитали молитву-манифест. В завершение представления Беляцкий и его товарищ Никита Володько убили овцу, которая, по их мнению, является «символом ни в чём не повинного человека», причём животное «для своей скорейшей смерти» получило около 15 ударов ножом.

Польская Фемида не оценила души прекрасные порывы творческих натур и обвинила участников акции в осквернении мемориала, а двух белорусов ещё и в жестоком обращении с животными. Педантичные поляки заставили осуждённых также компенсировать ущерб в размере 24 тысяч злотых (около 7 тысяч долларов). Причём рассчитывалась не только цена возвращённых билетов, но также зарплаты гидов и доходы от продажи билетов, которые теоретически могли быть проданы.

Для полноты картины нужно сказать, что в Польше Беляцкий-младший получал образование режиссёра и проживал постоянно. Молодой человек уехал из Беларуси после того, как в августе 2011 года был оштрафован судом Центрального района Минска за совершение административного правонарушения по статье «мелкое хулиганство», когда, как следует из протокола, во время несанкционированной акции белорусской оппозиции «Стоп-Бензин» обругал нецензурной бранью сотрудников ГАИ. Т. н. «правозащитники» тогда квалифицировали данный случай как пример «политических репрессий», что впоследствии позволило Адаму Беляцкому выехать в «демократическую Польшу». Однако если в Беларуси тяга к самовыражению молодого борца за свободу оценивалась в базовых величинах, то в Европейском союзе, как видим, дело дошло до уголовного преследования.

Российским читателям вся эта история, безусловно, должна напомнить дело ещё одного «художника» — Петра Павленского, известного своими провокационными акциями политической направленности. В 2012–2016 годах в знак протеста против «культурного шовинизма» российских властей Павленский периодически раздевался у различных административных зданий, зашивал себе рот, а однажды даже прибил собственную мошонку гвоздём к каменной брусчатке на Красной площади. «Кровавый российский режим» время от времени привлекал творческого интеллигента к административной ответственности до тех пор, пока Павленский не бежал из «путинской России» в «свободную Францию», правительство которой любезно предоставило в 2017 году политическое убежище «гонимому художнику».

Но «художник» не для того выехал в ЕС, чтобы сидеть сложа руки, поэтому решил проверить на прочность французскую демократию и поджёг двери Национального банка в Париже. В своё время Павленский уже проворачивал подобные штуки с входной дверью здания ФСБ на Лубянке, находился под арестом, однако в результате отделался штрафом, который так и не оплатил, скрывшись от российского правосудия за границей. К удивлению либеральной общественности, французское государство проявило чудовищную близорукость и непонимание творчества Павленского: «художник» оказался в тюрьме, откуда передал письмо, где сообщил о «чудовищно дикой ситуации во французских судах».

Здесь же можно вспомнить дело белорусского и российского журналиста Павла Шеремета, который долгое время «боролся с диктатурой Лукашенко», критиковал политику российских властей, поддерживал переворот на Украине и в конце концов уехал в Киев, чтобы обрести долгожданную «свободу». Ехал за свободой, однако обрёл смерть. Автомобиль с журналистом просто взорвали в центре Киева, и украинское следствие предсказуемо «зашло в тупик» в своих поисках.

На самом деле примеров такого рода масса, и если изучать историю советского и постсоветского диссидентского движения, то можно узнать, что отечественные симпатизанты Запада, получив, наконец, возможность приобщиться к желанному «раю на земле», нередко оказываются под землёй или за решёткой, если продолжают заниматься «за кордоном» тем же, чем занимались на Родине.

До поры до времени энтузиазм агентуры влияния используют, из необходимости соблюдения политеса соглашаются предоставить «политическое убежище», однако затем «солдатам свободы» объясняют правила существования в западном обществе. Выясняется, что «бороться за права человека» и «бунтовать» можно только в России, в то время как на Западе нужно соблюдать закон. Как сказал автору этих строк один знакомый приятель из числа зарубежных дипломатов, обладающий недюжинным чувством юмора, «это у вас низкая явка на местные выборы — протест людей против диктатуры, а у нас низкая явка на выборы в Европарламент — это свидетельство того, что людям настолько хорошо, что выборы их не интересуют».

Хорошо прочувствовали соотношение иллюзии и реальности участники арт-группы «Война», которые на определённом этапе считались символом российской оппозиции и даже находились в федеральном розыске. После бегства на Запад и неоднократных столкновений с тамошней правоохранительной системой лидер арт-группы Олег Воротников по прозвищу Вор и его жена Наталья Сокол по прозвищу Коза не скрывают своего разочарования. В одном из интервью Воротников заявил: «Образ Запада, что рисуют интеллигенты в России, — это выдумка. Люди здесь не нарушают ничего — недаром в европейском современном искусстве застой мощнее, чем при Брежневе. Арт забит в развлекательное гетто для богатых людей. Ты можешь побыть клоуном, и только тогда будешь интересен».

Геополитика как противостояние образов «свободы»

Здесь нужно отметить, что современная геополитика в числе прочего — это ещё и противостояние образов, когда в ходе «большой игры» ведущие мировые центры стараются максимально очернить конкурентов, а себя при этом выставить в лучшем свете. Естественно, любая экспансия прикрывается исключительно благими целями, поэтому немаловажным видится вопрос, кто из соперников сумеет поднять выше полотнище со светлым словом «свобода», которое столетиями является самым высоким, самым желанным и одновременно наиболее недостижимым идеалом человечества.

Ведь в конечном итоге побеждает не только оружие, но также ценности, вера в которые укрепляет строй победителя и одновременно дезорганизует лагерь противника, особенно в том случае, если общество и элиты объекта поглощения действительно поверят в то, что чужие штыки принесут им «свободу». То есть в случае поражения в соревновании за «свободу» даже обладание мощнейшим оружием может оказаться абсолютно бесполезным, так как система просто сдаётся без боя, уступая перед иллюзией морального превосходства врага.

Достаточно вспомнить историю холодной войны, когда первоначальной монополией на «свободу» обладал Советский Союз и сотни миллионов людей по всему миру присягали на верность глобальной коммунистической идее. Они с надеждой прислушивались к бою кремлёвских курантов и были готовы исполнить любое указание Москвы, вовсе не испытывая моральных мук совести и стыда в отношении правительств собственных капиталистических государств. Всё начало меняться во второй половине 70-х годов прошлого века, и когда президент США Рональд Рейган в 1983 году назвал СССР «империей зла» (англ. — Evil empire), стало понятно, что Штаты вырвали знамя свободы из дряхлеющих рук советской верхушки и сейчас начнётся обратный процесс, который вошёл в историю под названием «перестройка». Советский Союз не проиграл в военном сражении, и абсолютно несостоятельны утверждения, что СССР не выдержал некой «экономической конкуренции».

Советский Союз банально дезертировал с поля боя холодной войны, оставив противнику богатейшие трофеи, потому как ни правящая элита, ни пассионарная часть общества, особенно творческая интеллигенция, больше не верили в ценности коммунизма и, наоборот, были убеждены в абсолютном превосходстве либерально-капиталистической модели.

Единственным желанием «продвинутых людей» той эпохи, включая первую плеяду управленцев «новой демократической России», было приобщиться к цивилизованному миру, испить святой водицы из родника свободы.

«Я считаю, что у нас всех повреждена генетическая система. Молодёжь, она, может быть, свободна, я же нет. Я свободен искусственно, я создаю себя свободным, пытаюсь действовать как человек свободный, но ничего не могу с собой поделать, потому что седьмое ноября для меня праздник, и иначе быть не может, и в этот день я до конца жизни буду просыпаться в ожидании военного парада и кого-то на Мавзолее... Но я всё-таки пытаюсь, хотя это очень трудно, быть свободным», — писал Константин Боровой в 1992 году в газете «Московский Комсомолец», и именно этот текст содержался во внутреннем вкладыше альбома группы «Любэ» под названием «Кто сказал, что мы плохо жили?». Из недавней истории можно вспомнить украинскую нимфетку с плакатом «Я девочка. Я не хочу в ТС. Я хочу кружевные трусики и в ЕС». Пожалуй, именно эта девочка должна стать символом последующего геополитического триумфа Запада на Украине, государственного переворота в Киеве и гражданской войны в Донбассе.

Заключение

В целом надо сказать, что поражение в «борьбе за свободу» стоило народам Украины и России очень многого, а реальный вред сопоставим с потерями Великой Отечественной войны.

Беларусь пока успешно избегает ловушки «свободы», однако если «свобода» — это оружие, а белорусское государство — одна из клеток на «великой шахматной доске», то очевидно, что партия ещё не закончена. Последствия очередного поражения в соревновании за «свободу» могут быть уже катастрофическими и для Беларуси, и для России, поэтому о победе в ценностном противоборстве нужно задумываться неотложно.

При этом очень наивно полагать, будто русская цивилизация способна на равных конкурировать с англо-американцами в войне образов. Как говорил герой кинофильма «Брат-2», «наша сила в правде». Без правды, без справедливости, в случае продолжения некоторых нынешних тенденций по формированию «нового дворянства», наследственности и охранительства Россия обречена. Что же касается Беларуси, то в стране уже идут рыночные реформы, прогноз в отношении результатов которых достаточно спорный.

Свёртывание «социально-ориентированной белорусской модели» — процесс объективный для небольшой страны, находящейся в окружении капиталистических государств. Однако по факту это поражение. Причём как для Беларуси, так и для России. Для победы в геополитическом противоборстве ценности социальной справедливости не только нельзя забывать, но нужно поднимать на флаг. То есть белорусская модель должна была быть имплементирована в России и продолжена в Беларуси как испытательном центре союзной интеграции. Если же наши страны попробуют соревноваться в капиталистическом мире по капиталистическим правилам, то, по всей вероятности, просто не «вывезут», как неопытный смельчак, вызвавший на дуэль старого бретёра.

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"