Архив материалов
Русский мир
10.02.2017 13:30

Лидер движения SERB: Мы вскрываем либеральные нарывы России

Активисты радикальной освободительной организации SERB рассказали «Колоколу России» об особенностях уличного противостояния «пятой колонне».

Может быть, для кого-то это станет сюрпризом, но битва за Новороссию, за всех жителей Украины, сохранивших в себе русскую идентичность, выступающих за традиционные ценности и идейно близких Русскому миру, происходит не только на территориях Луганской и Донецкой областей или в застенках СБУ, но и в российской столице. Либеральные силы под предлогом всевозможных «Маршей за мир» жгут в Москве георгиевские ленты, демонстрируют флаги «Правого сектора» и вербуют активистов с целью устроить здесь майдан по типичному для прозападных «цветных революций» сценарию.

На сегодня одной из самых активных, смелых и независимых общественных организаций, на деле, а не на словах выступающей за суверенную Россию без всяких майданов, является радикальное освободительное движение SERB. Лидер движения Гоша Тарасевич (Игорь Бекетов) и его соратник Александр Петрунько рассказали «Колоколу России» об особенностях уличного противостояния «пятой колонне».

«Колокол России»: Игорь, расскажите вкратце, как начиналась история SERB. Зачастую в либеральных статьях неразборчивые журналисты называют вашу организацию «цепными псами режима», «проплаченными кремлевцами» и все в таком духе. Они даже не обращают внимание на расшифровку аббревиатуры SERBSouth East Radical Block (Юго-Восточный Радикальный Блок). Ведь можно догадаться, что начиналось все на Украине…    

Игорь Бекетов: История SERB началась 7 марта 2014 г. в Харькове с попытки штурма здания ОГА противниками победившего в Киеве евромайдана. Затем я поехал в родной Днепропетровск – поступила проверенная информация, что глава области олигарх Игорь Коломойский собирает свою нацгвардию, в которую начали вступать в том числе и укронацисты из «Правого сектора». Мы срывали листовки Коломойского о наборе добровольцев в карательные отряды, передавали имеющуюся у нас информацию в Крым. Кстати, было приятно, что президент России Владимир Путин во время выступления на пресс-конференции о событиях на Юго-Востоке Украины держал в руках копию сфотографированной нами листовки.

Уже в марте 2014 года нам стало понятно, что нацгвардия и добрбаты создаются для борьбы с «ватниками» – пророссийски настроенными украинцами и противниками незаконной киевской власти, а вовсе не во имя «безопасности Украины». На тот момент самых отмороженных нациков забрал себе в «Правый сектор» Дмитрий Ярош, а менее буйные вступали в нацгвардию. Рядом с обладминистрацией Днепропетровска находится военный госпиталь, и радикалы вначале заняли весь его первый этаж, а затем и целый корпус. Там была организована штаб-квартира Яроша, там же сидел его соратник Борислав Береза – куратор нацгвардии. Таким образом, Днепропетровск фактически превратился в центр фашизма «новой Украины».

Мы пытались организовать несколько телевизионных «круглых столов» с представителями Майдана и правосеками, дискуссировали с ними, но быстро сообразили, что мирного разговора не получается. При этом далеко не все сотрудники ОГА согласились быть бандеровцами и приняли сторону новой власти. Они снабжали нас информацией, но просили их не светить.

SERB на штурме Харьковской ОГА 7 апреля 2014

Мы наблюдали, как под Днепропетровском собираются эшелоны с военной техникой, сообщали об этом на Восток Украины, но особой поддержки или какой-то реакции не было, так что приходилось действовать своими силами. Мы вооружились красками и начали вести контрпропаганду, оставляя на стенах домов антибандеровские лозунги. Пик активности SERB пришелся на март-апрель 2014 года. Мы поддержали референдум в Крыму, выступали против нелегитимных выборов на Украине, объясняя местным жителям – тем самым они узаконивают бандеровскую власть.

КР: Но затем и харьковские, и днепропетровские, и одесские деятели из обладминистраций окончательно перешли на сторону киевской хунты. И для сопротивления Юго-Востока настали очень тяжелые времена…

И.Б.: Да, хотя мы не планировали сдаваться. 9 мая 2014 года мы решили проявить себя особенно ярко – по случаю Дня Победы. Нас уже откровенно запугивали правосеки, которые обрели большую силу. Но мы не взирая ни на что организовали выход на митинг с самой большой Георгиевской лентой на Украине – порядка 40 м длинной. У всех наших противников был шок, но они не смогли ничего сделать – 9 мая на центральную площадь Днепропетровска вышло очень много народа. Тогда «Правый сектор» оказался в меньшинстве, по периметру нас окружила полиция и мы маршировали по улицам под аплодисменты горожан.

Было еще много антибандеровских и пророссийских акций от SERB, причем осуществлялись они по личной инициативе и на собственные средства. Затем к нам поступила информация, что заместитель Коломойского Борис Филатов (ныне – мэр Днепропетровска – прим. ред.) планирует арест всех антимайданных активистов. Позже в нашу область назначили нового прокурора с Западной Украины, а арестованный 22 июня 2014 г. в Кривом Роге активист SERB Дмитрий Дуденко успел передать нам информацию о планах СБУ – в их циркулярах моя фамилия шла первой в списке.  

Уже утром следующего дня начались аресты, домой в квартиру я уже не вернулся. К моей жене несколько раз приходили неизвестные, спрашивали, куда я делся. Потом силовики пришли в квартиру с обыском… Я понял, что все достаточно серьезно, после чего решил уехать в Москву.

КР: Понятно, то есть вы, как лидер движения, фактически привезли SERB с собой и начали собирать его заново. Александр, а как вы стали соратником Игоря?

Александр Петрунько: В конце февраля 2015 года я прибыл в Россию, так как дальнейшее мое пребывание в Харькове было невозможно. Я прошел через пытки, похищения, угрозы прямого ареста и физической расправы. В итоге оказался в Москве, благоустроился. Когда гостил в Белгороде, меня поддерживал каждый первый местный житель, и я думал, что вся Россия стоит горой за тех русских, которые сейчас умирают от рук карателей на Украине. Рассуждал следующим образом: на 9 мая вся страна одевает георгиевские ленты, здесь все поддерживают традиционные ценности, царит мир и покой по сравнению с майданным Киевом…

Но товарищи предложили мне посмотреть на несколько собраний людей с совсем иной позицией в центре Москвы. И тут мои иллюзии стали развеиваться… Я увидел, что в России достаточно сил, поддерживающих майдан. Что в Москве есть настоящие бандерлоги, фашисты, которые ненавидят Русский мир и их главной задачей является разрушить государство, которое они не считают своим домом!

Затем получилось так, что на одном из мероприятий либералов я познакомился с Гошей, и мы решили действовать вместе.

КР: Игорь, в открытых источниках можно найти информацию, что вы закончили ВГИК и регулярно работали в Москве, снимались в телефильмах. Может быть, поэтому некоторые видят в ваших действиях «руку Кремля»?

И.Б.: Я никогда не скрывал, что работал в Москве по актерской профессии. Да, у меня здесь регулярно проходили съемки, здесь я наблюдал за киевским майданом по телевизору. Я был уверен, что майдан задавят, до последнего не верил, что «скакуны» смогут победить. А когда случилось худшее, связался с друзьями и сразу отправился в Днепропетровск – иначе поступить просто не мог.

КР: Деятельность уличного активиста не мешает актерской профессии?

И.Б.: Да нет, как она может мне помешать? Наоборот, хотелось бы, чтобы каждый мой коллега был настолько же сознательным. Единственная проблема с игрой в театре – времени на репетиции не всегда хватает.

КР: Какие были первые акции SERB в Москве?

И.Б.: 21 сентября 2014 года мы проявили себя в Москве на либеральном «Марше за мир», который собрал очень много людей. Ко мне поступила информация, что в столицу приехали правосеки, настоящие правосеки с флагами, символикой – тогда еще эта организация не была запрещена в России.

Тогда мы вместе с ребятами из «Другой России» Лимонова ринулись на огромную толпу, вырвали несколько украинских флагов и разорвали их. Они просто не ожидали, что такая группа отчаянных людей, вооруженная красками и яйцами, на них нападет. Либералы вывели на улицу немало народа, и тогда мне стало очевидно, что в Москве готовится украинский сценарий.

А.П.: Да, на сходках московских либералов я услышал те же слова, что и на Украине: «скоро мы вас будем вешать, расстреливать и т.д.» И это говорили обычные люди, вроде бы россияне. Меня это очень задело, и я решил действовать, а не сидеть молча, так как увидел реальную опасность для страны. Если не будет политической воли президента Путина останавливать такие процессы – опасность будет расти. Если же эта воля продолжит проявляться – Россия обязательно будет в надежных руках.

Я решил присоединиться к SERB еще и потому, что на сегодня это движение – клетка иммунной системы России, которая выявляет людей с бандеровскими лозунгами и идеалами или насаждателей «евроценностей». Мы отторгаем все эти явления как опасные вирусы, но при этом хочу подчеркнуть: не такие уж мы и радикальные активисты. Иммунная система – это механизм, который вынужден защищать организм от распада, у нас просто нет иного выхода.

SERB против либералов на Пушкинской площади 12 декабря 2015

Русские на Украине должны были вставать уже тогда, когда там начали практиковать факельные шествия. Но тогда мы молчали, и что в итоге получилось? Сейчас молчать больше нельзя. Очевидно, что враг работает на тех ранах России, которые болят у многих – на малых зарплатах и пенсиях, на коррупции и произволе чиновников. На этом народном горе либералы сейчас зарабатывают себе много сторонников.

КР: То есть вы взяли на себя функцию «народных санитаров» российского общественно-политического леса?

И.Б.: Мы не просто иммунная система или санитары, мы вскрываем нарывы социума, показывая, что представляют из себя либералы на самом деле. Ведь они просто присвоили себе это именование. На самом деле, либерал – это все-таки в первую очередь – патриот своей страны, а у этих личностей нет ни капли патриотизма.

А.П.: Обратите внимание – нынешние либералы сделали из русских людей, которые в душе всегда любили Россию, хотя имели расхождения с действующей властью: из Сахарова, Солженицына – ненавистников собственной страны.

КР: Вернемся к вашим акциям в России. В 2015 году о SERB заговорили в СМИ после вашего «разгрома» мемориала Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту. Тогда либералы обвинили вас в варварстве и мародерстве. Расскажите, что вами двигало?  

И.Б.: Все началось с того, что мы развесили десятки георгиевских ленточек на месте убийства Немцова. Придя на этот мемориал в первый раз, нам сразу бросились в глаза плакаты с лозунгами типа: «Россия убила Немцова», «Россия напала на Украину» и т.д. Первый раз мы просто завязали ленты и ушли. А потом увидели ролик в интернете, как либералы сорвали все наши ленты и начали их жечь. Относиться к этому спокойно мы уже не могли. После этого мы приехали, забрали все цветы и плакаты с моста и перенесли их на кладбище Немцова.

КР: Помимо этого, есть фото с вашими собственными плакатами на месте мемориала, которые либералы посчитали оскорбительными…

И.Б.: Во-первых, в своих плакатах мы рассказали о деятельности Немцова чистую правду. Кто будет спорить с тем, что он делал все в интересах США, Запада, а не родной страны? И надо заметить, что либералы специально используют этот мост и место убийства как фетиш, они первые начали выставлять там плакаты антироссийского содержания. Это делается специально, так как по мосту ежедневно проходят сотни иностранцев, там могут быть заграничные журналисты и блогеры. И в итоге фото их лозунгов оказываются в соцсетях, в газетах – желаемый эффект достигнут.

Во-вторых, мы имеем полное право выступить против этой либеральной истерии – призывов переименовать Большой Москворецкий в Немцов Мост. Обратите внимание, либералы организовали там ежедневное дежурство, открыли сайт и группы в соцсетях с такими же названиями. С моста открывается широкий вид на Кремль. Все это сделано ими совершенно не случайно, и лозунг, который используют сторонники Немцова: «Герои не умирают!» – постоянно звучал после «сакрального расстрела» "Небесной сотни" в Киеве. Очевидно, что они готовят майдан на трупе этого национал-предателя.

КР: А охранители правопорядка и коммунальные службы – не обращают внимание на то, что значительная часть моста затруднена для прохода и там нет места для постоянного мемориала?

И.Б.: После одной из наших акций мы имели разговор с представителем ФСО. После подробного расспроса: кто вы такие, зачем вы все это делаете и т.д. – он встал и пожал нам руки, сказав: «Ребята, вообще-то вы молодцы!» И только потом зашевелился «Гормост», правоохранители и т.д. Оказывается, они были готовы подключиться только тогда, когда увидели, что народ отрицательно относится к деятельности либералов. То есть мы своим примером показали, что граждане России могут выражать свою волю, быть активными и влиять на ситуацию в стране.

КР: Еще вы прославились срывами митингов и пикетов либералов, на первый взгляд, вполне себе легальных и санкционированных. Опять нашлись для этого веские причины?

И.Б.: Действия оппозиции на пикетированиях аналогичны провокациям на мемориале Немцова. Вот есть, например, такое «демократическое» движение «Солидарность». Они тоже сначала вроде бы начинали с выступлений за мир на Украине. Ну да, мы тоже против войны, вот и решили прийти посмотреть на их акции…

SERB гоняет по Тверской почитателей "Небесной сотни"

Что же мы там увидели? Да все те же самые лозунги: «Россия – агрессор», «Россия – оккупант», «Путин посылает на Украину своих убийц», «Крым – это Украина» и прочее подобное. Вдобавок активисты размахивали украинскими флагами, у них были повязаны желто-синие ленты… Это что у них за митинг против войны такой? Мы спросили у них: вы что, граждане Украины? Потом обратились к полиции, те ответили: «Это же официально санкционированное мероприятие, все как бы в порядке».

Пикет либералов якобы в поддержку политзаключенных 30 января 2017 г.

Пришлось копаться в законодательстве, и мы даже юридически нашли массу нарушений в таких акциях либералов. Во-первых, их атрибутика и лозунги не соответствуют заявленной теме акции. Во-вторых, там присутствуют оскорбления в адрес России и президента, в адрес россиян, жителей Крыма. Тогда мы стали действовать радикально: облили их вместе с плакатами вонючей жидкостью и пресекли эту акцию, взяв такую стратегию на вооружение.

Теперь, как только мы подходим к сборищу либералов, они сразу же сворачивают провокационные плакаты. Ну если тебе не нравится политика Путина по Украине, так и напиши – протестуй против нее! Но не надо называть его убийцей, писать: «Россия убивает людей на Донбассе» или «Россия напала на Украину» – это уже прямое оскорбление всех граждан страны.

SERB пресекает антироссийский пикет либералов 5 ноября 2016 г.

И несколько раз полиция оказывалась на нашей стороне. Они проверяли лозунги на плакатах вместе с нами, еще приходилось объяснять им все юридические тонкости. В отношении плакатов с оскорблениями России и президента мы направили запрос в полицию, и получили официальный ответ: это действительно недопустимо.

КР: Но если вы мешаете санкционированному митингу, в плакатах участников которого полиция не нашла ничего криминального, выходит, вы тоже нарушаете закон?

И.Б.: Бывало и такое, что полиция оказывалась на стороне митингующих. И если при попытке изъятия плакатов мы сталкиваемся с агрессией, всегда даем либералам отпор – может начаться потасовка. В итоге всех участников разборок – в том числе и нас – забирали в отделение, мы также получали административные наказания.

КР: Мы подробно рассказывали о срыве выставки фотографа-педофила Джока Стерджеса в Центре братьев Люмьер. Пожалуй, это был тот случай, когда SERB открыто встал на защиту традиционных ценностей. Один из тех, кто тоже якобы пытался ее пресечь – Антон Цветков и его «Офицеры России», позже извинился перед организаторами и потенциальными зрителями детской обнаженки. А вам, Александр, как главному действующему лицу тех событий, есть за что извиняться?  

А.П.: Я вообще находился в Крыму, когда узнал, что в Москве уже долгое время идет выставка Стерджеса, которая является моральным надругательством над всеми россиянами. И никто ведь не собирался подавать на эту выставку в суд, останавливать ее. Там действительно были представлены фотографии обнаженных детских тел, и мы решили действовать.

И.Б.: Цветков и его подшефные из «Офицеров России» появились у Центра Люмьер в тот же день, чуть раньше нас. Он заявил прессе примерно следующее: «Ну, там есть 15-20% непристойных фотографий, и мы приняли решение эту выставку закрыть. Но журналисты, которые хотят посмотреть, что и как, могут зайти и увидеть все – мы дадим в зале музея пресс-конференцию. В тот день с нами был еще один активист SERB – московский депутат Игорь Брумель, который попросился пройти на выставку. Его и Сашу пропустили, а меня категорически оставили на входе.

Потом мы заметили, как к музею подъезжают машины желающих поглазеть на фотографии, и они между собой переговаривались в духе: «Ничего, выставку все равно откроют вечером, мы приедем позже и все увидим…» Мы почувствовали, что для Цветкова главное – провести личный пиар на этой истории. Потому он позже и испугался этой шумихи вокруг закрытия выставки и даже начал приносить извинения за то, что «Офицеры России» в нее вмешались.

А.П.: А нам извиняться не за что – совершалось духовное преступление. Как известно, молчанием предается Бог. Если было бы надо, я бы еще раз все повторил.

SERB закрывает выставку фотографа-педофила в Москве

И.Б.: После нашей акции пошла шумиха, и оставить ее открытой уже не было никакой возможности. Да, мы нарушили закон и Саша отсидел 7 суток за мелкое хулиганство – но в данном случае по-другому действовать было нельзя.

Кстати, похожая история имела место с выставкой «героям» АТО в Сахаровском центре. Ее якобы закрыли после того, как возмущенный художник Антон Беликов сорвал и испортил несколько фотографий карателей. Но на следующий день мы пришли и увидели, что выставка продолжается – организаторы просто художественно разложили части испорченных фото и продолжали пускать посетителей. Мы добились того, чтобы ее закрыли полностью. Наш девиз – всегда доводить свои дела до конца.

КР: А еще от вас получил торт в лицо Алексей Навальный, а вот журналистке Юлии Латыниной повезло меньше – ей достались фекалии… Чем вас так разгневал главный либеральный оппозиционер?

А.П.: Навальный получил в лицо тортом после своего поста в соцсети, в котором он глумился над погибшим российским пилотом СУ-24, сбитого турками. И мы тогда подумали: он вообще русский человек или нет? Мы не могли этого так оставить. Чтобы вы понимали, мы никогда не проводим свои акции просто так, от нечего делать – для всего есть ясная причина.

И.Б.: То же самое касается и наших акций против движения «Солидарность», выступающего как бы за «демократическую революцию». Известно, что Ильдар Дадин – один из членов движения, ныне находящийся в тюрьме за неоднократное нарушение закона о митингах, был одним из активных участников евромайдана в Киеве. Он давал интервью французскому телеканалу, где рассказывал, что стоял там в первых рядах (он был членом второй сотни майдана), чуть ли не лично бросал коктейли Молотова.

Участник евромайдана Ильдар Дадин с покрышками у здания посольства РФ в Киеве

КР: С вашей позицией против аморальных или прославляющих нацистов выставок все понятно. Но вот что касается пресечения митингов – может, все-таки у людей должна быть возможность на законных основаниях выразить свой личный протест каким-то действиям или решениям власти либо отдельных чиновников?

А.П.: Я с вами абсолютно согласен. Человек, который не согласен в чем-то с властью или с чиновничьим беспределом, имеет полное право выйти и высказать свое мнение. Но мы выходим в другом случае – когда видим, что люди начинают оскорблять волю народа, избранного народом президента, свою страну, глумиться над погибшими гражданами в Донецке, Сирии и т.д. Когда мы видим и слышим лозунги, что российский народ – быдло, а Россия – гестапо, как можно это терпеть? Причем это уже становится внешнеполитическим вопросом, перестает быть лишь внутренним делом страны.

Кто дал право этим 10 или 1000 людям говорить от имени миллионов? Почему они, защищая свои права, задевают все, что для нас дорого? Меня это возмущает.

КР: Хорошо, но можно привести и другой пример. Помимо протестующей «пятой колонны», жаждущей майдана в России, есть еще и системные либералы, которые не менее, если не более опасны... Например, почему ваше движение не участвовало в митингах против Сбербанка, когда его глава Герман Греф официально заявил, что присоединяется к решению мирового финансового сообщества и не может считать Крым частью России?

И.Б.: Наше движение находится на самофинансировании, мы физически не можем охватить все. На самом деле с удовольствием присоединились бы к подобному мероприятию, если бы вовремя узнали о нем и его организаторах. Дело еще в том, что мы никогда не стоим с плакатами, не пикетируем, а наоборот – пресекаем противозаконные митинги и пикеты.

КР: Ну вот, к примеру, вы облили фекалиями Латынину, а могли бы проделать то же самое с Грефом или иным чиновником-либералом высокого уровня?

И.Б.: Понимаете, мы действуем собственными силами и по собственной инициативе. Надо объективно оценивать свои силы. Вот что будет, если мы проведем подобную акцию против Грефа? Он привлечет все свои связи и попросту нас раздавит. Даже если его просто облить дерьмом, за это Сашу, например, будет ждать год тюрьмы и/или депортация на Украину…

Что нам это даст? Потеряем ценного активиста. Поэтому при нашей малочисленности приходится использовать партизанскую тактику. Мы как партизаны – не вступаем в прямое столкновение с регулярной фашистской армией, делаем дерзкие вылазки и отщипываем от них по кусочку.

Вы поймите одну простую вещь – наше движение по численности и поддержке на высшем уровне несравнимо, например, с НОД Евгения Федорова, влиятельных кураторов и спонсоров у нас нет. Те же НОДовцы неоднократно пытались использовать нас в своих делах – например, в качестве охраны их пикетов и митингов. Но мы этим не занимаемся. Что касается акций прямого действия, тут мы рассчитываем только на себя.

КР: На канале SERB на YouTube можно найти ролик, где вы сопровождаете депутата Верховной Рады Надежду Савченко в ее последнем визите в Москву, прогуливаетесь вслед за ней по Красной Площади. А как вы узнали про ее планы передвижения по городу, если не секрет?

И.Б.: Нам об этом сообщили украинские друзья.

КР: Но вы же как-то должны были отслеживать ее перемещения по городу?

И.Б.: Она сама захотела с нами встретиться и пообщаться. Мы с ней вполне себе мирно поговорили, только это запись не для общего просмотра.

А.П.: На самом деле на Украине у 99% жителей есть русская кровь, и я сказал ей: если хотите победить всех русских украинцев – вскройте себе вены, другого варианта у вас нет. И Савченко это прекрасно понимает, она со мной согласилась.

КР: Сторонники версии, что SERB тесно сотрудничает с силовиками, приводят в пример видеоролик с пресеченного вами зимнего пикета либералов у здания Минюста, по которому может сложиться впечатление, что вы соработаете с полицией. То есть вы показывали на человека, говорили о недопустимом содержании его плаката – и полиция его тут же забирала…

И.Б.: Да, пару раз за время наших акций было такое, что полиция сама заинтересовалась, на основании каких законов мы пресекаем активность либералов. Наконец-таки сами правоохранители узрели в их действиях нарушения.

А.П.: Одиночный пикет у нас вообще превратился в смешное действо, когда пятнадцать человек постоянно меняют друг друга с разными плакатами, успевают раздать множество комментариев СМИ и оскорбить Россию и президента своими лозунгами…

Что касается полиции, мы сами стараемся по минимуму с ней контактировать – просто объясняем, на каком основании мы вмешиваемся в акции либералов. Если бы мы управляли действиями полиции, в стране давно бы был порядок.

КР: А как вы относитесь к таким политически активным гражданам, как русские националисты? Например, Кирилл Барабаш, национал-сталинист Юрий Мухин, которых сейчас судят в Москве, полковник Владимир Квачков, над которым сейчас вершится новый суд в Самаре?

И.Б.: Тяжело сказать… Кирилла я очень хорошо знаю. Он выступал за возвращение Крыма, но против политики президента и действующей власти. При этом могу сказать, что он редкий патриот. Думаю, что надо быть на стороне таких людей.

А.П.: Мы готовы защищать и поддерживать всех, кто борется за Русский мир. Если человек защищает свою веру, историю, свои корни и держит в чистоте свой дом – как можно его не поддерживать?

КР: Учитывая специфику вашей деятельности, возможно, не совсем корректно спрашивать, тем не менее, хотелось бы узнать о ближайших планах SERB.

И.Б.: Февраль будет богат на различные события. Годовщина майдана, годовщина убийства Немцова, либералы будут готовиться снова очернить и дестабилизировать обстановку в России, будем готовиться и мы…

Главная проблема для SERB на сегодня, пожалуй – плохое освещение наших акций в СМИ. Чем больше людей в России узнают о нашей деятельности, тем быстрее российские патриоты объединятся и поверят в свои силы.

Беседу вел Иван Ваганов

 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"