Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Русский мир
04.04.2016 09:20

Неверной дорогой идете, господа!

В стране по-тихому стартовала предвыборная кампания. На трассах и перекрестках запестрили билборды политических партий с набившими оскомину фразами: «За справедливость», «За правду», «За нашу Россию», «За наше Подмосковье». В общем, за всё хорошее против всего плохого. Но лишь одно сравнение месячной зарплаты депутата Государственной думы в более чем 400 тысяч рублей и рядового пенсионера, отдавшего стране молодость, силы и здоровье, в девять с небольшим тысяч, перечёркивает все эти лозунги.

Как в известном фильме Станислава Говорухина, отмечающего в эти дни 80-летний юбилей, когда Жеглов говорит Шарапову: «Да пистолет, Володя, перетянет сотню твоих косвенных улик». Что же делается, помимо лозунгов и предстоящей красивой говорильни? Почему Россия быстро, адекватно и эффективно реагирует на внешние вызовы, достаточно успешно отстаивает свои национальные интересы вовне, и отстаёт во всём этом внутри? Разве сделать жизнь основной массы населения лучше, чем при Советском Союзе –  не главный приоритет для власти? А если нет, тогда зачем уничтожали власть Советов и КПСС? Если же да, то что для этого все 25 лет делается и почему страна до сих пор даже не приблизилась к большинству ключевых показателей не самого успешного 1990 года? Почему в последние два года лавинообразно растёт ностальгия по СССР (причем во всем), позитивное отношение к Брежневу и негатив по отношению к Горбачеву и Ельцину?

По результатам проведённого в феврале нынешнего года «Левада-центром» социологического опроса под названием «Правители в отечественной истории» аналитики организации делают вывод: «продолжает расти позитивное восприятие брежневского периода в истории страны, который каждый второй респондент оценивает положительно». Читаем далее: «напротив, за последние четыре года значительно выросло негативное отношение к времени Горбачева и Ельцина (50% против 67% и 55% против 68%, соответственно), а также с 19% до 29% увеличилось число тех опрошенных, кто считает, что Хрущёв принёс стране «больше плохого, чем хорошего». Схожие данные продемонстрировал и опрос ВЦИОМа. Согласно ему, в последние годы оценки политической деятельности Горбачева стали более радикальными. В частности, заметно выросла доля тех, кто считает его преступником, сознательно развалившим великую державу (с 16% в 2010 г. до 24% в 2016 г.). Руководитель исследовательских проектов ВЦИОМ Михаил Мамонов по этому поводу говорит: «Отношение к Михаилу Горбачеву с годами не улучшается. И это – главный вывод проведенного опроса. Боль от распада СССР, пережитых трудностей, которые в массовом сознании связываются с имением Горбачева, не утихает. Более того, негативные оценки становятся более наполненными, мотивированными. 81% не смогли назвать ни одного положительного момента в деятельности Горбачева».

Данные других опросов «Левада-Центра» свидетельствуют: большая часть респондентов (37%) предпочтительным типом государственного управления называет советскую политическую модель. Представление о том, что демократия по образцу западных стран является лучшим типом политической системы, поддерживается минимальным числом россиян (13%). Убежденность в том, что экономическая система, основанная на государственном планировании и распределении, является наиболее правильной, в настоящее время разделяют 52% опрошенных (против 26% респондентов, считающих наиболее правильным принцип частной собственности и рыночных отношений).

Таким образом, результаты опросов сегодняшнего дня показывают: за четверть века новому режиму и новым властям не удалось убедить россиян в оправданности и полезности для них сворачивания советского, социалистического проекта. Не удалось сделать их жизнь справедливее, спокойнее, комфортнее, безопаснее, богаче и увереннее в завтрашнем дне, чем это было при «совке». Напротив, негатив по отношению к главным виновникам сворачивания этого проекта растёт, становясь при этом более наполненным и мотивированным. Это говорит о том, что в 1980-е годы в советском обществе существовал запрос к власти на перемены согласно духу времени, но не на развал страны и не на сворачивание социалистического проекта. Этот запрос не удовлетворён до сих пор.

«Неудовлетворёнка», накапливаясь в подсознании основной массы населения, создаёт опасную концентрацию латентной потенциальной агрессии протестного характера. Пока она проявляется в опросах и ностальгии. Но это первые признаки болезни, когда общество с большим удовольствием смотрит назад, чем вперед. Живёт воспоминаниями, а не надеждой на будущее. Посмотрите сериалы – восьмидесятые, шестидесятые, послевоенные – всё про СССР. Сериалы про советских государственных деятелей и артистов. А музыку на популярных радиостанциях какую крутят? Всё больше советских времен.

То, что ностальгия по «совку» нарастает – тревожный сигнал. Пора модернизировать страну не только строя космодромы, стадионы ко всяким международным чемпионатам и дороги в никуда. Пора начинать массово модернизировать жизнь простого человека до уровня выше советского. Только тогда во всем произошедшем в восьмидесятые – девяностые годы действительно появится смысл. Но возможно ли это сделать при нынешней хозяйственно-политической модели?

С крушением системы социализма в мире остался один полюс и один реальный хозяин положения – Запад, который согласился широко допустить нас к участию в планетарном разделении труда и прибыли исключительно на своих условиях. Главным из которых было наше экономическое разоружение и искусственное, по сути дела, насильственное создание зависимости России от внешнего мира. Мира, где от ВТО и до сырьевых рынков и рынков капитала, правила игры диктует Запад. С началом украинского кризиса обнажилась вся пагубность политики принятия Россией этих условий и следования им на протяжении всего постсоветского времени. Политика соглашательства с Западом, которая проводилась в ущерб, прежде всего, собственным гражданам. Ведь экономическое разоружение, следование рекомендациям МВФ и принятие в качестве основополагающей доктрины развития навязываемого и противоречащего нашим национальным интересам неолиберализма способствовало значительному регрессу страны по сравнению с СССР. От уровня человеческого капитала и показателей качества жизни до высокотехнологичного экспорта и продовольственной безопасности.

Не оправдал надежд в качестве эффективного собственника и национальный олигархат, тесно сросшийся во всех отношениях с чиновничеством и политиками, лоббирующими его интересы. Согласно данным Росстата на январь нынешнего года, доля убыточных предприятий в России составляет 37,6%. Эти расчеты не учитывают малый бизнес, банки, страховые компании и бюджетные учреждения. Если же всё это приплюсовать, то получится, что половина экономических объектов страны, а то и больше, убыточны, а значит, с точки зрения рыночной экономики, неэффективны. Но послушайте, а как же тогда длинные и заумные гайдаровско-чубайсовские либеральные рассуждения о том, что социалистическое государство – неэффективный собственник, а бизнес в этом деле – вершина совершенства? Где же доказательства этого тезиса на практике? Мы сбросили «балласт» в виде стран социализма и развивающейся Африки с Азией, распустив Союз, перестали кормить союзные республики, порезали на иголки первоклассный, но дорогой в эксплуатации океанский флот, сократили расходы на армию и науку, умерили космические амбиции, избавили предприятия от всей «нагрузочной» социалки, отменили план по валу – и где результат? Где горы сэкономленных денег? Где небывалый, прорывной рост экономики, обеспечиваемый эффективными собственниками? Где шикарная жизнь россиян? Ведь мы весь «балласт» сбросили и всё неэффективное отринули, забрали у «плохих» и отдали «хорошим». Двадцать пять лет прошло – где эффект?

Коммунисты, хвастаясь своими успехами, любили сравнивать годы советской власти с дореволюционными, при этом не принижая, а наоборот, подчеркивая высокий уровень жизни в царской России начала XX века. Так советский премьер А.Н. Косыгин рассказывал, что его отец, квалифицированный питерский рабочий, мог содержать на свою зарплату жену-домохозяйку и троих детей, оплачивать съемную трёхкомнатную квартиру, без излишеств, но прилично кормить и одевать-обувать семью. А вот свежие данные о нынешнем благосостоянии россиян. В минувший четверг исследовательский холдинг «Ромир» обнародовал результаты опроса граждан России на тему сбережений. Как свидетельствуют социологи, доля семей, у которых их нет вообще, составляет сегодня 73%. Ещё 10% проедают остатки сбережений прямо сейчас. Это как называется «верной дорогой идете, товарищи»? Скоро будет хуже, чем в 1913 году, если уже не стало? А зачем тогда контрреволюцию делали?

Все двадцать пять лет российское общество пребывает в состоянии перманентного экономического кризиса и психологического стресса. Страх провала в беспросветную бедность преследует россиян на протяжении четверти века существования так называемой новой России. Этот страх не продлевает жизнь и не делает людей счастливее, а является тормозом многого и для многих.

Сегодня всё это более чем очевидно. Но что делается для коренного, фундаментального исправления положения? На внешнеполитической арене руководство страны начало активно говорить о защите национальных интересов и действовать в этом направлении только тогда, когда стало ясно, что следующая остановка на пути продвижения Глобального Западного проекта – Россия. И действия эти тут же изменили всю картину происходящего в нашу пользу.

Почему же ничего подобного не происходит на арене внутренней? Ведь это сообщающиеся сосуды. О том, что стране нужна новая индустриализация, говорят как минимум с 2009-го года. Где она? Ни в сталинских, ни в брежневских масштабах ее как не было, так и нет. Экономика начала показывать явные признаки торможения еще в 2011-ом.

Какие экстренные и превентивные меры были приняты? Судя по тому, как она последние полтора года ищет дно и место, куда бы мягче упасть,  кардинально практически никаких. Про то, что наш технологический сектор, в том числе ВПК, сильно зависит от Украины, которая все 25 лет вела себя как минимум «многовекторно», тоже активно говорилось все эти годы. Что было сделано по преодолению этой зависимости? Практически ничего. Иначе сегодня из шести новых фрегатов, которые должен был получить наш Черноморский флот, не пришлось бы два предлагать на продажу Индии по причине отсутствия украинских двигателей, а один – не закладывать вообще. Похожее положение и по многим другим направлениям, которые в значительной степени замедлили реализацию программы перевооружения нашей армии и флота до 2020 года.

Зато преображается Москва. Вот её сегодня действительно роют как при Сталине. Потому что потенциальный очаг всяческого активного недовольства – «спящая» база белоленточного движения и сцена демонстрации заразительного примера для других городов и весей – это Москва. Танки в неё больше вводить нельзя ни при каких обстоятельствах, ибо ассоциация с ГКЧП стразу же погубит любого и любых, кто это сделает. Поэтому Москву и москвичей надо всячески ублажать. Их и ублажают. Далее в регионах провластные политические силы и партии в авральном порядке пытаются расшить узкие места наиболее явной и взрывоопасной напряженки. Развивая бурную деятельность подобно кипучему лентяю Полесову из «12 стульев» стараются в оставшееся до активной фазы выборов время всех и вся направить в нужное русло. Не отстают от их, с позволения сказать, конкуренты, ловко разыгрывающие из себя умеренных оппозиционеров, четверть века кормящиеся и в общей с властью депутатской столовой, и из общих бюджетных и внебюджетных фондов. В общем, за исключением отдельных временных нюансов и некоторых новомодных явлений, на протяжении 25 лет всё остается неизменным. И выборный синдром, и поствыборная релаксация. Машина убеждения россиян в том, что «верной дорогой идете, товарищи», работает исправно. Правда, факты несколько подмывают картину радостного шествия в счастливое завтра, но это не главное. Главное – не сворачивать с тернистого пути и продолжать жевать кактус. 

Вадим Бондарь  

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"