Архив материалов
Среда обитания
03.07.2018 08:20

Главное, в чем мы проигрываем Западу

Треть (31%) россиян в возрасте от 18 до 24 лет хотели бы уехать жить в другую страну. Это максимальный показатель за последние пять лет. Об этом свидетельствует опрос ВЦИОМ, опубликованный 2 июля.

Всего готовность эмигрировать выразили 10% респондентов. 88% опрошенных не хотели бы менять постоянное место жительство и уезжать из РФ. При этом доля молодых, желающих покинуть Россию, за год возросла на 25%.

16% этих потенциальных эмигрантов хотели бы переселиться в Германию, 7% назвали США, 6% - Испанию. Год назад на третьем месте по популярности была Австралия — туда хотели переехать 7%.

Доля планирующих переезд в ближайшие год или два снизилась с 17% в 2017 году до 10% в 2018 году. Однако среди желающих эмигрировать стал выше процент тех, кто готовится к переезду всерьез: учит иностранный язык, собирает информацию о стране, где хочет поселиться, консультируется с эмигрировавшими знакомыми.

Комментируя результаты опроса, глава департамента исследований ВЦИОМ Степан Львов призвал не считать этот процесс «бегством из ужасающей российской реальности». «Это свидетельство роста открытости нашей молодежи по отношению к другим странам, а может даже и вызов внешнему миру: „Не хотите иметь с нами дела? Мы сами к вам придем — посмотреть на людей, себя показать“», — рассказал Львов.

Правда, он не уточнил: зачем, чтобы «показать себя», уезжать из России навсегда?

Что характерно, социологи «Левада-центра» (в 2016-м внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) в июньском опросе на аналогичную тему нарисовали немного другую картину.

По «Леваде», эмигрировать из России хотел бы почти каждый пятый москвич. Согласно данным исследования, определенно хотят покинуть РФ навсегда 7% жителей российской столицы, 11% ответили на этот вопрос «скорее да», еще 2% затруднились с ответом.

Среди жителей других регионов России эмигрировать готовы лишь 3%.

В Москве, отмечали аналитики «Левада-центра», загранпаспорт имеют более половины жителей столицы (56%), побывали за рубежом две три москвичей, а открытую визу имеют 20%. За последний год за границей побывал каждый четвертый москвич — и только каждый десятый респондент в целом по России.

При этом у многих москвичей перед глазами свежие примеры отъезда: более четверти жителей столицы (26%) имеют родных или знакомых, которые за последние два-три года уехали на ПМЖ в другую страну. Если сравнивать москвичей с жителями небольших городов и сельской местности, то желание уехать в столице выражают вдвое больше опрошенных.

В чем социологи «Левада-центра» и ВЦИОМ сходятся — эмигрировать планируют, в основном, молодые. По «Леваде» — в три раза чаще по сравнению с пожилыми, плюс состоятельные респонденты — в два раза чаще по сравнению с малоимущими.

— К желанию уехать из страны нужно еще прибавлять возможности это сделать, — отмечает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Далеко не всех на Западе готовы принять на хороших условиях. Поэтому я бы сузил этот опрос — посмотрел, сколько среди этих потенциальных эмигрантов людей высококвалифицированных. Потому что реально уезжают из России, прежде всего, именно они.

Надо понимать: дешевая рабочая сила на Западе не нужна. Но наших ученых, артистов, музыкантов — людей уникальных знаний и умений — за границей принимают с радостью. Я бы на месте ВЦИОМ эту группу выделил отдельно, и смотрел бы в первую очередь именно на нее.

Замечу, то, что среди этой группы ширится желание уехать — симптом крайне тревожный. Да, из России не только уезжают — к нам многие приезжают на ПМЖ, например, из республик Средней Азии. И беда, я считаю, вовсе не в том, что Россия в целом теряет людей. Беда в том, что сила страны сегодня определяется не количеством населения, а качеством и размером ее интеллектуальной элиты. А наша интеллектуальная элита с какого-то момента перестала связывать свое будущее с Россией.

— Но социологи указывают, что речь прежде всего о молодых. Разве интеллектуальная элита — это непременно молодые?

— То, о чем я говорю, касается всех поколений. Но старшее поколение не уезжает, потому что доживает свой век в России, и потому что обживаться на новом месте трудно. А молодежь это не останавливает — только и всего.

Кроме того, молодые в большинстве стремятся получить образование в России. У нас — еще по инерции — есть чему поучиться, неплохо и бесплатно. Но работать потом за копейки, да еще в условиях, когда государство не выделает денег на серьезные научные исследования, образованные молодые точно не хотят.

Я это вижу по Институту социологии, где работаю, и по Академии наук в целом — проблемы с молодежью в РАН огромные. Можно сказать, после известной реформы высшей школы никто из молодых исследователей не хочет связывать будущее с этим институтом.

— Можно ли сказать, что желание уехать продиктовано экономической ситуацией в РФ?

— Думаю, основная причина все-таки политическая. Проблема не в каких-то преследованиях со стороны власти — такие преследования касаются очень небольшого числа людей. Замечу, что аналогичная ситуация наблюдалась в СССР — репрессиям подвергались немногие, в основном те, кто сами нарывались. Рядовые граждане какой-то опасности со стороны власти как раз не ощущают.

Но в том и дело, что политика не исчерпывается проявлениями гражданской активности. Политика должна формировать образ будущего. Люди должны понимать, куда идет страна, какие она несет ценности.

Как раз этого образа будущего в нынешней России нет. И молодежь, которая должна рожать своих детей, прекрасно это чувствует.

— А раньше этот образ был?

— В нулевые годы образ будущего просматривался. Люди видели движение вперед — возможно, его несложно было увидеть, выползая из глубокой ямы 1990-х. Но так или иначе, граждане видели, что жизнь налаживается, и это давало им надежду.

А сейчас люди — особенно молодые и образованные — видят, что жизнь, наоборот, разлаживается. Россия, в их представлении становится страной, в которой жить становится все труднее, и все невозможнее.

Молодые считают: Россия в ее нынешнем виде будет существовать, но только временно — как роза в банке из-под импортного пива, как пел Булат Окуджава. Корень нашей страны — когда образы и смыслы будущего передаются из поколения в поколения — как бы исчез.

В результате люди в РФ заняты сиюминутным выживанием, тем, как бы продержаться до следующего месяца. Что будет с нашей страной через 10−15 лет — такое впечатление, что никто не знает, и хорошего от этого будущего люди точно не ждут.

Это ощущение пустоты — главное, в чем мы проигрываем Западу. И это главный порок нынешней системы власти в России.

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"