Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Среда обитания
06.04.2018 11:30

Как детский синяк и чиновники разрушили семью Кирьяновых

Уже более девяти месяцев в Октябрьском районе Волгоградской области продолжается противостояние районной администрации и семьи Кирьяновых, из которой в конце июня 2017 года были изъяты четыре опекаемых ребенка.

Кирьяновы Марина Дмитриевна и Михаил Александрович — опекунская семья. Точнее, в том числе опекунская, потому что родители имеют и родную дочь, которая воспитывалась вместе с четырьмя детьми, взятыми под опеку: двумя девочками и двумя мальчиками.

Ход событий

27 июня 2017 года в детском саду «Аленушка» в хуторе Заливском Октябрьского района воспитатели обнаружили на ноге у одного из опекаемых мальчиков крупный синяк. Об этом они составили соответствующий акт и сообщили в полицию.

Вечером того же дня для выяснения обстоятельств получения синяка в дом Кирьяновых явились правоохранительные органы и опека. Мальчик тогда сказал, что его никто не бил, что он, то ли подрался в саду с другим ребенком, то ли упал с велосипеда. В общем, путался сам. На том сотрудники ушли.

Тактическая пауза длилась день. Уже 29-го наступление возобновилось. Кирьянову и всех детей пригласила к себе инспектор ПДН Воротникова О.В., якобы для беседы с психологом, а на самом деле для более радикальных мер. Кирьянова явилась по звонку со всеми пятью детьми в райцентр, рабочий поселок Октябрьский.

Там травму осмотрел эксперт Филиппов В. И., зафиксировавший наличие на правом бедре мальчика одного крупного кровоподтека и нескольких поменьше. Необходимо заметить, что его заключение было подписано только 30-го числа. Это, впрочем, не помешало данному документу сыграть главную свою роль уже 29-го. После медицинской экспертизы инспектор ПДН по полтора часа в отсутствие законного представителя опрашивала двух старших девочек — опекаемую и родную.

Из документов, составленных в результате дознания, следует, что родная дочь рассказала о том, что больше недели назад Кирьянова ударила несколько раз мальчика ремнем по ягодицам, за провинность в гостях. Эти показания — главное обоснование всех последующих действий. Можно ли сказать, что слова о телесном наказании, добытые в отсутствии родителя, являются серьезным доказательством? Соответствуют ли они вообще действительности? Неизвестно. Известно другое. После, на суде, девочка будет отрицать, что давала приведенные в документах показания. Но, даже если им поверить, то везде, во всех документах фигурирует информация о том, что «мама отшлепала ремнем по попе», в то время как синяки были обнаружены на бедре. Однако тогда это расхождение между некорректно добытыми показаниями и недействительной без подписи экспертизой никого не смутило.

Сразу же после получения показаний, поздно вечером, Кирьяновой М. Д. было вручено постановление администрации (видимо, заранее составленное и подписанное) о том, что она отстраняется от обязанностей опекуна, и все опекаемые дети изымаются из ее семьи. Позже, через несколько дней, все четверо детей были помещены в Ворошиловский СРЦ в Волгограде, куда их, кстати, везли Кирьяновы, потому что детей было просто невозможно оторвать от опекунов.

«Стиль» Октябрьской администрации

И без судебных разбирательств очевидно, что медицинская экспертиза и опрос девочек были организованы не для выяснения правды, а для того, чтобы наскрести хоть какие-то основания для уже заранее готового решения чиновников. Однако летняя стремительность в отношении изъятия детей почему-то не распространилась затем на доказательство своих действий. Административное дело по факту побоев было возбуждено только 1 сентября (через 2 месяца!), а протокол о правонарушении составлен участковым 10 октября (еще через месяц!), причем с жуткими нарушениями.

В чем же причина подобных, прямо-таки неадекватных, действий администрации? У самой Кирьяновой есть четкое понимание. Все случившееся — неуклюжая, но жестокая месть чиновников за ее «строптивость». Дело в том, что в мае 2017 года она потребовала задержанные с апреля выплаты на опекаемых детей. А когда получила отказ, то не постеснялась обратиться в областной центр, откуда последовала незамедлительная реакция — деньги были перечислены на следующий день, а местные чиновники вызваны для головомойки «на ковер».

Стоит сказать о том, что странная спешка была проявлена не только при изъятии детей, но и в деле их скорейшего устройства в новые семьи. Уже 10 июля 2017 года на федеральном сайте Министерства образования и науки «Усыновление в России» появилась анкета младшей опекаемой девочки, а 21 сентября к ней присоединились и остальные дети. То есть, еще до того, как была доказана вина опекунов, до того, как завершились суды по делу — детей уже начали пристраивать, видимо, чтобы сделать процесс необратимым.

Даже сейчас, когда дело приняло совсем другой оборот (об этом ниже), анкеты продолжают находиться на государственном сайте!

Кирьяновы начинают борьбу за детей

Семья Кирьяновых не смирилась с изъятием опекаемых детей и решила бороться — последовал их иск к администрации с требованием отмены необоснованного постановления о снятии опеки. Первый суд состоялся 19 сентября и принял решение не в пользу семьи. Кирьяновы подали апелляцию и начали обращаться в СМИ. 21 ноября на Первом канале вышла программа «Мужское — женское», посвященная этому случаю. В эфире передачи Октябрьская администрация была, мягко говоря, полностью разоблачена в своем корявом самоуправстве.

Затем стали выходить сюжеты в региональных изданиях. Но апелляционное определение Октябрьского суда от 23 ноября оставило решение предыдущей инстанции в силе.

Отметим, что общественная поддержка Кирьяновых не сводится лишь к журналистам. Делегация жителей хутора Водянский, где проживает семья, в ноябре ездила искать правды в областной центр. Дважды они подавали заявление на массовый пикет в Октябрьском, в чем им было по явно надуманной причине отказано. Но это их не остановило. Жители собрали более ста подписей в поддержку семьи и обратились в администрацию. Последовал ответ, что «после проведенной проверки и по ее результатам, будет решаться вопрос о возвращении детей в семью». Подписал его тот же чиновник, что вынес постановление об изъятии — замглавы администрации Октябрьского муниципального района по социальным вопросам, Кормельченко Сергей Анатольевич. На сегодня результат административной проверки уже есть — а обещанного решения администрации все еще нет.

Впрочем, общественное давление все же начало сказываться, но не так, как ожидалось — после скандального сюжета на ТВ сотрудники администрации, руководившие процессом — уволились, а те, что остались, заняли глухую оборону в срочных отпусках.

Все это время дети находились в Ворошиловском СРЦ в Волгограде (кроме мальчика, у которого и обнаружили синяк — его передали под опеку бабушке). Существуют документальное заключение специалистов центра, свидетельствующее о том, что разрыв нанес детям серьезнейшую психологическую травму, и что они по Кирьяновым скучают и хотят быть снова с семьей.

«Вновь открывшиеся обстоятельства»

Поворот в деле произошел уже в новом, 2018 году. 19 февраля 2018 года Октябрьский районный суд, рассмотревший таки материалы административного расследования по побоям (по прошествии 8 месяцев) постановил «производство по делу об административном правонарушении в отношении Кирьяновой М. Д. по ст. 6.1.1 КоАП РФ прекратить в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения».

То есть единственное основание для изъятия детей — побои опекаемого мальчика — оказалось опровергнуто.

23 марта состоялось заседание суда по иску уже Кирьяновой к администрации — дело было рассмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам, которым и является ложность обвинений в побоях. Суд отменил решение предыдущей инстанции, отклонившей иск Кирьяновой. С другой стороны, сам иск Кирьяновой также не был удовлетворен — то есть злополучное постановление Октябрьской администрации осталось в силе. Сами чиновники его отзывать отказываются. Образовался юридический вакуум — и опекун не виновен, но и дети изъяты как бы законно. Абсурд? Или преступное упрямство?

На этом межеумочная ситуация не была исчерпана. С одной стороны, тем же судом был прекращен процесс устройства изъятых детей. С другой — их анкеты по-прежнему красуются на федеральном государственном сайте «Усыновление в России».

О чем говорит вся эта история и имеющая место сегодня юридическая неопределенность? Скорее всего, четверо детей стали просто орудием мести озлобившейся местной власти. Кого-то волновали их судьбы, их психологическое здоровье во всей этой истории? Или, может, все это действительно происходит в их интересах, как уверяют нас официальные документы? Нет! Толпа облеченных властью взрослых уцепилась за шаткие как карточный домик доказательства — и на них разворотила сложившуюся уже годами семью. Быть может, чиновники представляют себя этакими современными помещиками, а опекунских детей — новыми крепостными, которых они сдают гражданам в аренду? Или это просто невероятное упрямство местной бюрократии, отказывающейся признать и исправить собственную неправоту?

Чем бы это ни было, на сегодня главным является единственный факт — больше нет никаких правовых оснований для удержания детей вне семьи Кирьяновых. Однако они до сих пор не там. Почему?

Виктор Шилин

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"