Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Среда обитания
29.08.2017 11:30

Несвобода интернета в России: ещё не Северная Корея, но почти Китай

Почему против цензуры и контроля интернета в стране бьются только либералы.

В минувшую субботу в Москве состоялся митинг «За свободный интернет» – далеко не первая акция противников цензуры и тотального контроля в сети, насаждаемого чиновниками из Роскомнадзора, депутатами и прочими охранителями. На митинге большинство составила «продвинутая» молодежь, представители либеральных и леволиберальных партий, волонтеры из команды Алексея Навального и прочий известный контингент. Даже активисты с имперскими флагами на поверку оказались теми же самыми «майданными нациками», выступающими за вестернизацию России и огораживание от нацреспублик. Между тем, вопросы регулирования интернета касаются всех граждан – в том числе настоящих патриотов, и весьма печально, что данная тематика остается для них второстепенной.

Пять лет назад президент Владимир Путин подписал закон «О черных списках сайтов», открывший эру блокировок в России. Цели авторов инициативы можно признать благими: защита детей от пропаганды наркотиков, азартных игр, призывов к самоубийству, запрет на распространение детской порнографии. Решение о блокировке ресурса поначалу были вправе принимать только Роскомнадзор, Госнаркоконтроль и Роспотребнадзор, впоследствии к ним прибавились еще Генпрокуратура, Мосгорсуд (решения по «антипиратскому» закону), ФНС и МВД (вместо ФКСН). 

Начинание так и хочется назвать благим – по сообщению пресс-службы Роскомнадзора, за пять лет в реестр запрещенных было внесено 275 тыс. сайтов (при этом значительная часть блокировок коснулась сообществ в соцсетях). Однако меры пресечения коснулись и тех сайтов, которые просто находились на тех же IP-адресах, что и заблокированные ресурсы. Эту статистику госрегулятор никогда не озвучивает, ее приводят представители общественной организации РосКомСвобода. За пять лет 7 398 901 сайтов были заблокированы неправомерно – просто потому, что делили сетевой адрес с запрещенными ресурсами.

Вскоре начались блокировки пиратского контента – Мосгорсуд с задором включился в этот процесс. Общее окно возможностей для любителей свободного интернета продолжило сужаться и в итоге привело к «пакету Яровой», запрету на использование VPN-сервисов и анонимайзеров, позволяющих заходить на запрещенные сайты, а также к идентификации личности пользователя в мессенджерах и возможности органов власти без решения суда влезать в нашу частную жизнь. Вроде бы Конституция на бумаге и гарантирует ее неприкосновенность, равно как и тайну переписки, личных переговоров, презумпцию невиновности и т.д., но на деле эти нормы больше нас не защищают.

Россия продолжает традиции США, где вскоре после терактов 9/11 2001 г. был принят «Патриотический акт», разрешивший спецслужбам следить за гражданами в сети с целью выявления особо опасных террористов. Затем были разоблачения Эдварда Сноудена и китайской прессы, из которых следовало – фактически в США уже с десяток лет действует тот же самый «пакет Яровой», только реализуется он в рамках секретной операции «Призма», а не как открытый закон, принятый Конгрессом.

Остались в прошлом времена, когда тот или иной блогер под псевдонимом к радости своих читателей объявлял о развиртуализации. Теперь анонимность у нас не в чести. В августе этого года Минкомсвязи опубликовало проект требований к интернет-сервисам, внесенным в реестр организаторов распространения информации. По первому требованию ФСБ силовикам должны быть доступны дата и время регистрации пользователя и последнего обновления формы, никнейм, дата рождения, адрес, ФИО, паспортные данные, иные удостоверения личности, языки, которыми владеет, сведения о родных, аккаунтах в других сервисах, о приеме, отправке и обработке сообщений, изображений, звуков, об адресатах, денежных операциях, включая получателей платежа, суммах, валюте, оплачиваемых товарах (услугах), программах-клиентах, данные геолокации и т.п. От сервисов требуют хранить и передавать спецслужбам не только отправленные и полученные сообщения, но и черновики.

22 августа международная правозащитная группа Агора презентовала доклад «Россия под наблюдением-2017: как власти выстраивают систему тотального контроля над гражданами». Его авторы указывают на неопределенность формулировок законодательства, произвольно толкуемого регулирующими органами. Она привела к тому, что интернет-сервисы и провайдеры оказались перед выбором между защитой своих пользователей и сотрудничеством с российскими властями.

Создавая правовую базу для соблюдения своих интересов, представители власти, по мнению авторов доклада, не думали о технической и финансовой неспособности собирать такое количество информации, хранить и тем более качественно ее обрабатывать.

«В условиях экономического кризиса власти явно не готовы брать на себя огромные расходы, требуемые для реализации всего комплекса мероприятий по электронной слежке за гражданами, которые по разным оценкам могут составить от 130 млрд. до 10 трлн. рублей. В результате обязанности по сбору и хранению трафика делегированы операторам связи и интернет-сервисам, которые, в свою очередь, начали поднимать цены на услуги.

Кроме того, российские власти, собирающие и хранящие все больший объем информации о гражданах, мало заботятся об их безопасности. Все чаще возникают ситуации, при которых пользовательские данные оказываются в открытом доступе», – говорится в докладе.

Иными словами, россиянам предложили самим оплатить спецслужбам возможность читать их переписку, просматривать интимные фотографии, списки покупок и т.д. В докладе это прямо названо «налогом на слежку».

***

Странно, что такое положение дел заставляет беспокоиться преимущественно либералов из ПАРНАС и их коллег-либертарианцев, которые и организовали митинг «За свободный интернет». На нем можно было видеть ЛГБТ-активистов, слышать привычные болотные лозунги типа «Россия будет свободной» и прочие упования на спасителя-Навального. Между тем, считать, что цензурирование интернета является волей «кровавой руки Кремля» и исходит лично от Путина, по меньшей мере, нелогично. У президента есть масса других более важных дел, тогда как либералам из правительства Дмитрия Медведева и Госдумы тут как раз есть, где разгуляться.

Выступающие на митинге спикеры жаловались на гонения на прозападно настроенных оппозиционеров, начавшиеся со стартом цензуры в интернете. Они выступали вообще против всяких ограничений – в том числе намекали на необходимость прекратить блокировки ресурсов с детской порнографией, пропагандой наркотиков и суицидов. При этом из их внимания удивительным образом сокрылся факт: желающие затянуть гайки в сети ссылаются прежде всего на зарубежный опыт.

Так, в середине июля депутаты-единороссы внесли на рассмотрение в Госдуму документ, жестко регламентирующий работу социальных сетей. Законопроект вводит понятие «оператора социальных сетей», который обязан создать представительство на территории РФ, а также удалять запрещённую информацию по требованию пользователей (под угрозой штрафа).

Парламентарий Андрей Исаев сообщил СМИ, что при работе над законопроектом «был использован опыт Германии, где также введены в действие жесткие меры за такого рода правонарушения». Недавно в Германии вступил в силу закон, обязывающий социальные сети удалять контент, содержащий клевету и разжигающий межнациональную рознь. Штраф за неисполнение закона – 50 млн. евро. Закон беспрецедентно суров по европейским меркам, против него выступали соцсети и Google, однако лоббисты контроля за интернетом оказались сильнее.

В Германии эта норма была принята в первую очередь для борьбы с противниками азиатской, исламской миграции, для затыкания ртов национал-патриотам и обвинений их в фашизме в угоду глобалистам. У нас, думается, акцент будет схожий – с основным ударом по русским националистам-антизападникам – в духе работающей в основном против них же «русской» статьи 282 УК РФ.

Митинги за свободу в интернете, против тотального контроля и обязательной идентификации нам сейчас, конечно, не помешают, но хотелось бы видеть на них и конструктивную патриотическую оппозицию, которая страдает от новых ограничений ничуть не меньше либералов.

***

Наконец, следует упомянуть об августовской инициативе Минкомсвязи, разработавшего проект закона о регуляции точек обмена трафиком и создании на территории России национальной системы корневых серверов DNS.

Министерство указывает, что по поручению президента РФ были сформулированы основные задачи по обеспечению безопасности российского сегмента интернета:

1. создание условий замыкания национального трафика сети интернет внутри России;

2. создание средств контроля и управления трафиком, включая надзор за формированием маршрутов передачи трафика сети интернет на территории России;

3. устранение возможности вмешательства в работу элементов, обеспечивающих управление национальным сегментом сети интернет из-за рубежа.

По мнению экспертов РосКомСвободы, после череды принятых этим летом законов по жёсткому цензурированию Рунета власти переходят к следующей стадии – созданию законодательной базы для искусственной изоляции рунета по китайскому примеру.

На самом деле своя собственная, независимая от Запада сеть с замкнутым национальным трафиком – это очень неплохо. Это реальный шаг к укреплению информационной безопасности страны. Проблема в том, что «закрытый контур» сети может быть использован во вполне мирное время без экстренных причин – для перекрытия гражданам разносторонней информации, для оставления их в информационном вакууме, закрытия им общения с «нежелательными элементами». Все опасения для этого имеются.

Как видим, России еще далеко до Северной Кореи с ее закрытой локальной сетью и доступом в интернет для избранных, но вот к Китаю с его жесткой цензурой и контролем за каждым комментарием мы подбираемся вплотную. Заметим, мы не говорим о том, что в сети должна царить вседозволенность, должны отсутствовать всякие ограничения на информацию, в том числе и для несовершеннолетних, что виртуальное пространство вовсе не надо модерировать.

Во многих странах Запада, к примеру, подросткам разрешается пользоваться соцсетями начиная с 14 лет. В Америке в публичных библиотеках и школах большинства штатов также работает внутренняя цензура – во имя сбережения психологического здоровья учащихся. Вот что нам следует заимствовать, чтобы «причесывать» интернет во благо народа, а не превращать его в источник тотального контроля и сведения счетов с инакомыслящими. Пока российские власти уверенно движутся во втором направлении.

Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика