Архив материалов
Среда обитания
23.03.2018 09:00

Семья - угроза социальной тирании капитализма

Любое государство, если оно построено на здоровых принципах организации экономики, политики и социальной сферы, должно быть крайне заинтересовано в успешном развитии и поддержке института семьи.

Государство не может существовать без целого ряда ресурсов и элементов. Пожалуй, самые главные — это территория и люди. А поддержание численности населения — это всегда вопрос здоровых семей. На эту тему мы поговорили с известным в Беларуси семейным психологом Андреем Туровцом.

— Андрей Анатольевич, почему вообще мы должны заботиться о семьях? Без них обществу и государству никак?

— На этот вопрос есть множество ответов в психологии, социологии, биологии и других социальных науках, и все они очень убедительны. Одной из причин того, что сомнения в необходимости семьи периодически озвучиваются, является то, что есть люди, которые поднимают антисемейную волну. Эти люди наверняка вышли из какой-то семьи. И тот опыт, который они в семье пережили, заставляет их сомневаться в необходимости существования семьи. Даже, возможно, не сам опыт, а то, как они его сумели воспринять. Поэтому их можно назвать модным ныне термином «семьефобы». Как и некоторые другие меньшинства, они периодически получают поддержку на самых высоких уровнях власти. И, приблизившись к власти, начинают подтягивать туда людей с подобными взглядами. Так возникает антисемейное лобби. К нему с удовольствием примыкают разнообразные «борцы» с традиционной семьёй, которые в большинстве случаев так или иначе были психологически травмированы в собственной семье.

Любое государство, если оно построено на здоровых принципах организации экономики, политики и социальной сферы, должно быть крайне заинтересовано в успешном развитии и поддержке института семьи. Если сравнить государство с огромным живым «организмом», то семья — клеточка этого организма. И задача каждого организма, по крайней мере в естественной живой природе, — это обеспечить каждую свою клеточку необходимыми ресурсами, возможностями, удовлетворить её потребности и интересы. Тогда организм в целом на клеточном уровне будет здоров. Это клеточное здоровье позволит организму жить, размножаться, развиваться, решать стоящие перед ним задачи. В организме задачи управления решают нервная система и её «управляющий» — головной мозг, «царь в голове». Если с мозгом всё в порядке, то клеточное здоровье также в порядке. В медицине и психологии хорошо известно, что мозг может как придумать любую клеточную болезнь, так и излечить её практически мгновенно.

Трудности, которые переживает сегодня институт семьи, во многом вызваны ошибками управления и запутанностью государственной идеологии в отношении этой самой семьи. Эта запутанность, точнее, двуличие, неслучайна.

При всей семейно-ориентированной пропагандистской шумихе, многие министерства, организации, ведомства и учреждения, как ни странно, вовсе не заинтересованы в крепкой, здоровой, дружной, продуктивной, функциональной семье. Здоровая семья не нуждается в «социальном обслуживании», в ней практически не болеют, не употребляют алкоголь и прочие наркотики, такая семья умеет решать задачи своего развития, не впадая в зависимость от государственных служб и структур. Такой семье просто не надо мешать жить. Если большинство семей станет здоровым и успешным, как тогда оправдать наличие огромного бюрократического чиновничьего аппарата и сил принуждения и контроля? Кого они будут бить полицейскими дубинками, кормить пищевым мусором, одевать в синтетическую одежду, селить в бетонные коробочки, травить никотином и алкоголем и т. д., а потом лечить миллионами таблеток и оказывать адресную социальную помощь? И всё это за налоговые деньги самих семей и их членов.

Социально-экономический строй «западного образца», навязываемый всему миру, в котором живут сегодня и наши семьи, нацелен на присущие капитализму «ценности» и принципы. А это подчёркнутая ценность эгоизма, индивидуализма, личной жадной инициативы в ущерб общественным интересам, потребительский невроз, стремление к обогащению любой ценой, в том числе за счёт ближнего своего. Да и дальнего обобрать — милое дело. Принцип конкуренции в этой системе является ведущим, а временное «сотрудничество» возможно только для обеспечения в конечном итоге своей личной выгоды. Это неустранимые изъяны капитализма, при котором ценность отношений, доверия, семейные ценности ничего не стоят, если они не могут быть выставлены на продажу.

А так как здоровые семьи не хотят торговать собой, своими детьми, своими здоровыми жизненными принципами, способны к сотрудничеству и самоорганизации, они «невыгодны» подобным социальным системам.

К тому же здоровая функциональная семья нарушает главный принцип капитализма — принцип безудержного потребления, так как воздерживается от невротического стремления к приобретению всего и вся, а умеет удовлетворить потребности и интересы своих членов здоровыми способами — общением с природой, экологическим воспитанием, творческой самодеятельностью (в том числе экономической).

Поэтому здоровому обществу здоровая семья необходима, а социально больному обществу нежелательна. И при наличии финансовых средств и заинтересованности находится множество прямых и косвенных способов ослабить и разрушить семью. При этом активно распространяется ложная информация, что это необходимо, современно, прогрессивно. Как говорится, перенос с больной головы на здоровую. Очень трудно поймать за руку конкретного чиновника — проводника противоестественной антисемейной идеологии, так как это просто «винтики» патологической системы, а вообще по жизни это милые и в основном семейные люди, подчиняющиеся коллективным интересам системы неосознанно.

— Сейчас говорят, что семья — это не обязательно союз мужчины и женщины. Как к этому относиться?

— Относиться к этому можно как угодно, сейчас популярна свобода выбора своего мнения. Вопрос в том, какое отношение к этому вопросу более благоприятно лично для каждого человека и для общества в целом? Традиционное понимание семьи как союза именно мужчины и женщины естественно и благоприятно как для мужчины, так и для женщины, для детей. Нетрадиционное — в большинстве случаев неблагоприятно и чревато негативными последствиями и в ближней, и в дальней перспективе. Но это самое «нетрадиционное» (читай: извращённое) понимание активно лоббируется и агрессивно навязывается, значит, кому-то это «выгодно». Понятно кому — стороне, заинтересованной в ослаблении здоровой функциональной семьи и в разрушении семейного уклада в целом.

Мужчина может жить с мужчиной, женщина с женщиной, они могут жить и спать с собаками, кошками и лошадями, если хотят. И не надо им препятствовать. И, наверное, не стоит преследовать людей, принявших подобные решения (кроме случаев агрессивного навязывания ими своей позиции несовершеннолетним). Но называть эти формы неестественного сожительства семьёй — очевидное преувеличение и искажение. Не каждый вариант традиционного сожительства мужчины и женщины, даже имеющих детей, достоин называться семьёй, не говоря уже о вышеуказанных отклонениях. Несмотря на то, что в психологии понятия нормы, отклонения от нормы и патологии постоянно размываются (чаще всего носителями патологии), и специалисты, и члены семей должны высоко держать планку понятия «семья», иначе это понятие обесценится и извратится окончательно. Группа людей, связанных кровным родством, имеет возможность стать семьёй, но не всегда использует эту возможность, так как над решением этой задачи надо трудиться, иногда всю жизнь.

— Термин «гендер» как только нынче не используется. А может, не надо было им заменять слово «пол»? Всех запутали.

— Возможно, что авторы термина «гендер» не рассчитывали на столь высокую его популярность. Это слово-мутант предполагалось использовать только в специальных разделах социальных наук для посвящённых. Но как это бывает со словами-мутантами, попавшими в тренд (ещё одно-слово мутант), оно не просто прижилось, но превратилось в слово-хамелеон, способное принять любую окраску под воздействием «заинтересованного» пользователя. И теперь это слово больше запутывает, чем что-то объясняет. Теперь это псевдонаучный термин, фейк, используемый для манипулирования общественным мнением. Абсолютно невозможно договориться специалистам из разных стран и научных школ, чтобы понять, что за ним стоит. Работая с коллегами в одном международном проекте, мы три года пытались договориться со шведами о значении и смысле термина «гендер», нам помогал лучший в СНГ переводчик шведского языка, но ничего не получилось. Каждый раз смысл менялся и ускользал в угоду той выгоде, которую хотели извлечь переговорщики со шведской стороны. Можно взять десять статей или брошюр под названием «Гендерные особенности… чего-то там», и мы обнаружим множество различных подходов к одному и тому же классу объектов, зачастую с диаметрально противоположными смыслами и выводами. Например, «гендерное воспитание». В солидном издании Минобразования Беларуси это направление раскрывается как методика разделения мальчиков и девочек по классам одного пола с целью повышения качества образования, а в статье в педагогическом журнале (курируемом этим же министерством) — это слитное взаимодействие мальчиков и девочек в образовательном процессе с целью преодоления конфликтов. Ни родителям, ни специалистам понять это и как-то согласовывать использование данного псевдотермина невозможно.

Понятие пола, критикуемое любителями гендера, является естественно-научным, значительно более ёмким, не позволяющим манипулировать сознанием слушателя и аудитории. Именно поэтому с ним и ведётся борьба путём вытеснения из «гендерной литературы».

— Сейчас популярна такая гендерная теория, которая гласит, что гендерные различия выдумал социум. Что на этот счёт скажете? Действительно ли в обществе мужчина и женщина взаимозаменяемы в любой сфере?

— Разумеется, это миф. Культивируемый и поддерживаемый множеством людей, но миф. И он опасен, прежде всего для женщин и детей. Социум не «выдумал» различия между мужчинами и женщинами, он их проявил. Отразил. Возможно, где-то перекосил или слишком жёстко зафиксировал. Эта жёсткость действительно ограничивала женщин и привела к естественной борьбе за их права. Но уже в самом начале в феминистическом движении управление было перехвачено радикалами, за которыми прячутся деструктивные силы (политические или экономические). Чего стоит рассекреченный сегодня опыт вовлечения женщин в курение табачными компаниями, не желавшими терять половину своих потенциальных клиентов. Были наняты популярные женщины, им заплатили, вывели на улицу, всунули в зубы сигареты, заставили пройти «Маршем женской свободы» и раскрутили в прессе шумиху насчёт «равных прав» с мужчинами. Равное право на самоотравление и самоуничтожение — вот так достижение. Табачные короли за ширмой потирают руки и считают прибыль. И таким методом пользуются любые фирмы и компании, желающие заработать. Они цинично используют для увеличения продаж как самые застарелые «гендерные стереотипы» и «сексизм», так и новомодную якобы борьбу якобы за права женщин.

Равная ценность мужчин и женщин не подвергается никакому сомнению в среде разумных людей и в здоровом обществе. Это высшая человеческая ценность. То же самое и с равной ценностью детей...

Только вот значение мужчин и женщин в социуме и семье различно. Именно в этом ошибается гендерная теория. Эта теория пытается отбросить наработанные столетиями достижения научной психологии и подменить их своими скороспелыми новыми стереотипами. Например, гендерный подход пытается замолчать и исказить теорию привязанности, доказавшую незаменимость матери в первые месяцы и годы жизни ребёнка. Нам предлагают считать отца равной заменой матери для младенца. Но, извините, младенец не находился внутри отца 9 месяцев. Для ребёнка это целая жизнь. И в этой внутриутробной жизни происходит огромное количество событий, связывающих ребёнка и мать. Потом начинается важнейший этап грудного вскармливания и настройка отношений ребёнка с миром. Мама — весь мир для младенца. И как бы папа ни пытался подменить или заменить мать в этот период (при всём уважении к современным продвинутым папам), это не даёт ребёнку все необходимые ощущения и впечатления. А из этих впечатлений и ощущений сформируется будущий жизненный сценарий ребёнка на всю жизнь. Подмена мамы папой там будет зафиксирована, сопровождаясь базовой жизненной позицией «я не в порядке, и в мире что-то не в порядке». Одно дело, когда это вынужденный случай, когда что-то в семье пошло не так, другое дело, когда это культивируемый подход, подрывающий отношения матери и ребёнка. У отца в семье своя важная и значимая роль, и подмена ролей не на пользу ни ребёнку, ни семье в целом.

Конечно, можно долго рассказывать, какие бывают незрелые матери, травмирующие своих детей, и что некоторые отцы могут быть более внимательны к детям, но это не отменяет факта изначального искажения информации относительно теории привязанности (и множества других проверенных опытом многих поколений психологических теорий и практик) гендерной теорией. В основе гендерной модели изначально лежат обман, ложь и трагедия. Достаточно ознакомиться с фактической историей создания этой модели — историей так называемого доктора Джона Мани и его пациента Брюса Раймера. Это была первая попытка подтвердить правоту гендерной теории. Попытка провалилась. Но это не остановило приверженцев данной ложной идеи. Сейчас, благодаря интернету, можно найти немало статей об этой истории. Если кратко, поясню тем, кто не в курсе, что Брюс и его брат-близнец Брайан в раннем детстве перенесли кое-какую операцию. Из-за этого у Брюса был повреждён половой орган. Родители обратились к психологу и сексологу Джону Мани для решения проблемы. Он не придумал ничего лучше, чем обманывать мальчика Брюса, будто тот девочка. Оба брата прошли через унизительную «терапию» Мани. Он заставлял детей имитировать половой акт и не только. Всё это не принесло им счастья. Брайан в итоге сошёл с ума и покончил с собой. Через какое-то время это сделал и брат. Сторонники Мани и его ученики долгое время защищали этого специалиста. Говорили, что всё это он делал из лучших побуждений. Но по факту Мани провёл жестокий эксперимент над людьми.

С тех пор, как он это осуществил, ничего не изменилось. Обман, ложь и трагедия сопровождают повсюду «гендерную теорию» с самого начала и до сегодняшних дней.

— Какая модель мужского и женского равноправия, на ваш взгляд, самая подходящая для нашего общества? Или вообще такого равноправия быть не может?

— В нашем обществе, к сожалению, стремительно разрушаются традиционные семейные ценности и, к счастью, с трудом приживаются новомодные «гендерные» модели. Множество перекосов в этой сфере становится темой для спекуляций новомодных феминистически ориентированных групп, поддерживаемых многочисленными иностранными фондами, специально для этого созданными. Выпускается множество литературы-макулатуры на тему гендерного равенства. Средств на это организаторы не жалеют.

А вот у государства не находится средств на разработку подходящей для нашего общества модели равноправия мужчин и женщин с учётом их половых различий. Этим занимаются отдельные специалисты, исследователи-энтузиасты и общественные организации родителей.

На мой взгляд, наиболее подходящей моделью могли бы стать идея раскрытия лучших природных качеств мужчины и женщины и создание социальной среды, в которой эти качества можно было бы раскрыть максимально полно и естественно. Конечно, звучит несколько утопично на фоне происходящих событий — алкоголизации и наркотизации общества, навязывания потребительской модели жизни, разрушения системы образования и т. д. Но я уверен, что здоровые силы в обществе ещё сохранились и они заинтересованы в укреплении семьи и гармонизации отношений мужчины и женщины.

Необходимо использовать лучший здоровый опыт наших предков с самых давних времён, не отбрасывать полезное из советского опыта и опираться на современные технические и экономические возможности.

Сегодня женщина может достаточно свободно реализовываться и в обществе, и в семье. К сожалению, это иногда происходит в ущерб семье и детям. Приоритет семьи для женщины перед социумом надо сохранять и поддерживать на всех уровнях, в том числе на государственном. И речь идёт не о примитивном мышлении типа «загнать женщину на кухню», а о совершенно ином подходе — дать право женщине выбирать, каким образом она будет реализовывать своё женское предназначение. Но сегодня, когда утеряна линия передачи женского благополучия между бабушками, мамами и дочерьми, надо вернуться к обучению женщин этому искусству — искусству быть Женщиной с большой буквы.

Начинать надо с системы образования и воспитания. И именно мужчины должны осознать свою ответственность перед женщинами и детьми в создании для них благоприятных условий для сохранения физического и психического здоровья, социального благополучия. Увы, сегодня многие мужчины не способны на такое понимание текущей ситуации в стране, в семье и ведут себя эгоистично и недальновидно.

Поэтому предлагаемая модель равенства такова: ответственные за настоящее и будущее мужчины (тоже Мужчины с большой буквы) при всесторонней поддержке женщин создают благоприятные условия для развития всех членов общества, особенно детей.

Трудно поверить в эту модель, когда видишь сегодняшнее «гендерное» равенство: мужчину, протягивающего сигарету девушке около офиса или в баре. Ещё труднее в это поверить, наблюдая, как девушка, обладающая от рождения ограниченным запасом яйцеклеток, которые с детства находятся в виде зародышей клеток в яичниках, берёт и закуривает эту сигарету, обладающую страшным мутагенным эффектом, рискуя стать бесплодной или рискуя родить ребенка с генетическими отклонениями. Это доказано наукой.

И вот тут мужчина и женщина равны в своем идиотизме и потакании дурным привычкам и склонностям. Мужчина бездумно своими руками уничтожает собственное будущее — своих потенциальных детей, а женщина с этим соглашается. Демографическая катастрофа всё ближе. Бесплодных пар всё больше. Вот результат того искаженного «равенства» — равенства безответственности.

Но у общества, настроенного на развитие, а не просто на выживание, нет другого варианта, кроме как выбрать осознанный путь преодоления своих пороков. Нужно перейти к здоровой модели равноправия, в которой мужчина и женщина в равной мере берут на себя ответственность за настоящее и будущее семьи и страны.

— Назовите, пожалуйста, явления нашей современной жизни, которые больше всего угрожают институту семьи.

— Изнутри сегодня больше всего угрожают нарушения в четырёх сферах семейной жизни.

1. В сфере культуры, образования, психологии семьи. Если в семье нет уважения, дружбы, общих интересов, выходящих за рамки «чарки — шкварки —иномарки — гуччи», такая семья обречена на распад и деградацию.

2. В сфере интимно-личностной. Информационная сексуализация общества, разрушение понятий интимности и целомудрия, здорового стыда и сексуальной ответственности привели к огромному количеству нарушений в этой сфере. Достаточно просто услышать одну цифру — доля порнографии в интернете составляет до 80% всего объёма интернета. О тяжёлой и трудной работе порноактёров сегодня пишут статьи в глянцевых журналах, как когда-то писались статьи о трудных буднях шахтёров и космонавтов. Понятие нравственности вместе с содержимым отброшено на обочину истории. Последствия этого могут быть очень тяжёлыми для семьи, женщин и детей. И, разумеется, для мужчин, которые этого не осознают.

3. В сфере детско-родительских отношений. Мы как родители наших детей и мы как дети наших родителей — линия родового наследования семейных традиций. На этой линии множество искажений: неприятие прошлого, искажение настоящего, фальсификация будущего. «Доброхотов», желающих рассорить поколения и сделать на этом свой гешефт, пока достаточно. Разрыв между детьми и родителями на фоне стремительно развивающейся техногенной среды может вскоре оказаться непреодолимым.

4. В сфере экономическо-материальных возможностей семьи. Семьи сегодня живут по-разному.

Жизнь семьи на грани выживания отупляет и легко превращает членов семьи в послушных экономических рабов, терпящих любые прихоти работодателя.

Жизнь семьи потребителя, заработавшего на рыночном обмане других людей и всё же неуверенного в завтрашнем дне, заставляет его ещё больше терять совесть и дальше обманывать. Это становится семейной концепцией. И вырастают поколения обманывающих и обманутых.

Личная и семейная жизнь человека, урвавшего огромный кусок распадающейся страны (для того её и разваливали), ничем не лучше жизни экономического раба. Он также привязан к своему богатству, порабощён им, не может им распорядиться по-человечески. Отклоняющееся, нездоровое поведение детей из таких семей уже давно не вызывает ни у кого удивления — все привыкли.

Здоровые социально-экономические модели прогрессивного налога и высокой социальной ответственности бизнеса вкупе с поддержкой экономических инициатив обычных семей, которые могли бы объединяться в кооперативы, сообщества, артели, пока с трудом приживаются на наших территориях.

Именно уродливая экономика угрожает институту семьи снаружи в первую очередь.

На семью деструктивно влияет структура занятости: половина страны продаёт что-то, половина возит товары. Больше всего, по статистике, продавцов и водителей. И ещё охранников в торговых центрах. По площадям торгово-развлекательных центров мы уже впереди планеты всей. Стоит ли радоваться? Развлекаться и отдыхать — новый тренд. От чего все так устали? От бессмысленной и пустой деятельности? Производство сворачивается: всё сделают китайцы. Наша задача это быстро потребить, выкинуть на свалку и опять начать потреблять, чтобы кто-то мог на этом заработать.

Далее. А какая из этой экономики возникает информационная среда? Вот какая: всё выставлено на продажу. Тело, мозги, всё то, что будоражит и щекочет нервы обывателя. Грязь и цинизм продаются значительно лучше, чем скромность и благородство. Телевидение, пресса, огромная часть интернета — это информационная помойка, отравляющая сознание детей и взрослых. Надо быть очень аккуратным и осознанным, чтобы не перепачкаться в этом информационном мусоре, продаваемом нам за наши же деньги. Не каждого этому научили в семье или школе. Беззубая и вялая пропаганда здорового образа жизни мгновенно перечёркивается циничным рекламным роликом. Как говорится, даже если ты свежий огурец, то, попав в банку с солёными, обязательно просолишься.

Снаружи семье угрожают последствия культа потребления, которые приводят к экологическим катастрофам во всех сферах семейной жизни. Нездоровое питание, переполненное консервантами и пищевыми добавками, у детей вызывает нарушения интеллекта и поведения, а у взрослых — ухудшение здоровья. Одежда из синтетических материалов, агрессивная бытовая химия, электромагнитный смог, загрязнение атмосферы и так далее, и так далее, и так далее. Неподвижное сидение детей на уроках в течение долгих часов, гиподинамия взрослых в современных офисах, вредные привычки, о которых надо сказать особо.

Алкогольная и табачная зависимости признаются самыми страшными угрозами для семьи. Но при этом государство лицемерно пытается нажиться на этой продукции, активно производя её и распространяя через продовольственные магазины.

Абсолютно нелогичная ситуация — пищевые и дыхательные яды, не имеющие никакого отношения к питанию, доступны и санкционированно продаются в продовольственных магазинах! У людей с детства возникает убеждение, что это «нормально». Во многих семьях до сих пор главное украшение стола — бутылка. Для семьи нет ничего страшнее, а почему-то даже свадьба не обходится без шампанского и водки. Кого после этого можно зачать в пьяном угаре? Того, кто потом так же будет в нём жить.

В некоторых странах существует практика продажи алкоголя и сигарет за пределами городов, в специальных магазинах, труднодоступных точках, что существенно укрепляет здоровье граждан, продлевая активное долголетие и сохраняя институт семьи. Очевидные вещи, но о них перестали даже рассуждать в погоне за быстрой прибылью.

Стала обычной картина гуляющих с детьми мамаш и папаш с сигаретой в одной руке и бутылкой пива в другой. Ребёнок в дорогой фирменной коляске с такой же, как у родителей, соской во рту. У взрослого «соска» — это сигарета, если кто не понял. Как говорится, нет ничего опаснее для неокрепшей детской психики, чем неокрепшая взрослая. Инфантилизация населения — очевидная угроза институту семьи.

Если бы общество и государство не были бы столь лицемерны в этом вопросе, при современном уровне электронного контроля за населением можно легко организовать учёт потребления каждым человеком алкоголя и сигарет (по личной электронной карточке). Можно установить для потребителей этой продукции десятикратную стоимость лекарств и медицинских услуг, а также запрет на ряд профессий в образовании, здравоохранении, сфере культуры. Везде, где идёт передача знаний и опыта новым поколениям.

Никакая современная медицинская аппаратура и фармация не вернут человеку утраченное из-за нездорового образа жизни здоровье.

Это если коротко и по существу.

— Нынче модно говорить, что лучше пусть ребёнок растёт в приёмной паре гомосексуалистов, чем у родителей-алкашей. Как к этому относитесь?

— Это полное передёргивание карт реальности, иначе говоря, блеф. Противопоставления подобного рода призваны поставить в тупик человека со слабой логикой и интеллектом. Здоровый человек на эту уловку не поддастся. Тут не может быть слова «лучше». Это просто по-разному «плохо». Попытка сравнить «мокрое» и «горячее». Это в обоих случаях неблагоприятно для психического здоровья ребёнка.

— Можно ли применять телесные наказания в семье в отношении детей? Стоит ли государству полностью это запретить и наказывать родителей?

— Наказание (государством) родителей за наказания может породить только новые, более изощрённые (скрытые) формы наказаний. Тема телесных наказаний не решается запретами или разрешениями. Да, частично регулируется, но не решается. Решается же она развитием семейной культуры в целом и обучением родителей альтернативным методам воспитания. Где мы видим доступные и профессиональные курсы для родителей по данной тематике? Их практически нет либо они недоступны экономически. Должна существовать и успешно функционировать сеть государственных профессиональных учреждений, оказывающих семьям данную помощь.

В Беларуси существует сеть учреждений, которые обычно называются ТЦСОН — территориальный центр социального обслуживания населения. К сожалению, она неэффективна и работает не в интересах семьи, а в интересах самой системы. Говорю это не понаслышке, а как специалист, посвятивший 15 лет своей жизни данному вопросу. Победить систему мне, увы, не удалось.

— В некоторых странах, если вдруг ребёнок один ждёт родителей в машине у супермаркета, то может приехать полиция. За второй такой случай могут поставить вопрос об изъятии ребёнка. Это оправдано?

— Если данный случай вырвать из контекста конкретного события, то абсолютно непонятно, как ответить на этот вопрос. Предположим, в жаркое время года родители неоднократно оставляют малолетнего ребёнка в закрытой машине. Понятно, что они неадекватны, и, возможно, ребёнка лучше у них изъять.

Предположим, в прохладное время года достаточно взрослых детей (старше 7 лет) родители попросили посидеть и подождать в машине на стоянке, так как в магазине очень тесно, много людей и бушует эпидемия гриппа. У детей при этом есть вода и есть чем заняться. Родители адекватны. Зачем у них забирать детей?

— Как нам улучшить демографическую ситуацию? Какую роль здесь играют материальные льготы? Пособия? Кредиты на жильё?

— Попытки улучшить демографическую ситуацию материальными льготами, пособиями, кредитами на жильё предпринимаются разными государствами достаточно давно и дают кратковременный неустойчивый эффект. Только в одних странах (Китай, например) это направлено на сокращение населения (вот такое улучшение демографии), а в других — на его увеличение.

Использовать эти методы необходимо, но полагаться только на них не стоит. Они, во-первых, не дают устойчивого долгосрочного эффекта, а во-вторых, не дают должного качества трудоспособного, активного, ответственного населения. Наплодить детей, отравленных паразитической тенденцией по отношению к обществу и государству, в общем-то, не проблема. Что дальше делать с этим населением?

Лучше обратить внимание и на другие регуляторы демографической ситуации. Огромный вклад в демографические процессы сегодня вносит миграционная политика государства, обеспечивающая удобство проживания в нём. Сюда же относится развитая система занятости, социальных услуг, образования, здравоохранения, культуры. Законодательство страны, желающей сохранить своих граждан, должно быть антикоррупционным и дебюрократизированным. Экономика должна быть насыщена профессиями, не только обеспечивающими потребление, но и позволяющими развиваться людям и в других сферах жизни.

Жизнь в стране надо обустроить так, чтобы человеку хотелось жить и развиваться именно тут, строить семью именно тут, рожать и воспитывать детей именно тут. Это не обеспечишь просто разговорами о «патриотизме». Здоровый патриотизм и любовь к родине живут в сердце, а не в голове и передаются из поколения в поколение. Благополучие семьи вытекает из ответа на вопрос «Кто мы? И зачем мы здесь?». Если ответ: «Мы дети этой земли и пришли, чтобы сделать её ещё краше, а потом передать своим детям и внукам», то не надо беспокоиться о будущем. Оно естественно придёт в наиболее светлом и здоровом варианте.

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"