Архив материалов
Украинский конфликт
30.10.2018 08:00

Миротворческая миссия Лукашенко

Встреча президентов Белоруссии и Украины, Лукашенко и Порошенко, прошла в Гомеле в пятницу 26 октября и оставила ощущение недоговоренности из-за упрямства и нежелания главы украинского государства видеть реальность, не омраченную пропагандистскими штампами. А вот белорусский лидер, кажется, остался вполне удовлетворен переговорами и своей миссией

Перед Александром Лукашенко стояла сложная задача, которая ставила его в непростое положение. Белорусско-украинский форум регионов состоялся ровно через две недели после аналогичного мероприятия с Россией, включая встречу на высшем уровне. В такой ситуации роль Лукашенко становилась двусмысленной. Российские СМИ его ревновали. В публикациях много шпилек, сарказма и негатива. Но для тех, кто следил за форумом в Гомеле внимательно, было очевидно: у Лукашенко была совсем иная роль и миссия.

Трагедия осколков общей Родины

Поскольку непосвященные ничего не поняли о целях Лукашенко, принявшего Путина и Порошенко с разницей в две недели, то оставалось следить за знаками. Самыми заметными были стереотипные фразы хозяина о местах встреч. Президенту России о Могилёве было сказано, что это не только белорусский, но и русский город. А первому лицу Украины замечено, что Гомель ничем не отличается от украинских городов. Ревнивая пресса разразилась язвительными комментариями.

А иронизировать не над чем. И Могилёв, и Гомель совсем недавно были частью нашей общей Родины. А Москва была столицей этой единой страны. И не смешно, если в результате самой крупной геополитической катастрофы ХХ века они оказались по разные стороны государственных границ.

Тени недавнего прошлого

В 2014 году Гомель принял тысячи беженцев из Украины, и Лукашенко лично приказал уравнять их в правах с гражданами Белоруссии, дать документы, работу и жилье. Когда Александр Григорьевич напомнил об этом собеседнику, на лице гостя не было ни тени благодарности. Потому что тогда лично Порошенко приказал гнать на границу с Белоруссией, всего в 50 километрах от Гомеля, танки и артиллерию.

Мечты об экспорте «революции достоинства» заставили многих «революционеров» строить планы экспорта боевиков и оружия в Белоруссию. Это привело к ужесточению пограничного режима, который в первую очередь ударил по семейным бюджетам жителей Черниговской и Гомельской областей, которые давно с пользой для себя ездили друг к другу.

Украинско-белорусские отношения начиная с 1991 года всегда шли в русле двух векторов, которые определялись исключительно Киевом. Минск всегда относился к Украине одинаково хорошо и доброжелательно. Всякий раз, когда у власти в Киеве были сторонники братских отношений, все было спокойно, хорошо и взаимовыгодно. Встречи на высшем уровне проходили не менее двух раз в год, а до 2014-го товарооборот достиг шести с половиной миллиардов долларов.

Антибелорусская Украина

Но всякий раз, как только на Украине очередной Майдан приводил к власти националистов, все хорошее моментально ломалось и разрушалось. Сразу же всплывали территориальные претензии, псевдоисторические издания тут же начинали публиковать географические карты, на которых Гомель был в составе Украины, а о Белоруссии писали в высокомерно-пренебрежительном тоне старшего брата. Примерно так, как сегодня украинские СМИ освещали визит своего президента в Гомель.

«После встречи с белорусским президентом Александром Лукашенко украинский президент Петр Порошенко назвал коллегу «большим другом украинского народа». Это, конечно, фраза дипломатического характера. Лукашенко — не друг украинского народа. И здесь, конечно, возникает очень простой вопрос — зачем Лукашенко вообще нужна Украина? Почему он устраивает в Гомеле белорусско-украинский форум, принимает Порошенко, рассыпается в любезностях?»

Это самая приличная цитата из статьи, опубликованной украинским отделением «Радио Свобода» за авторством журналиста Виталия Портникова, ставшего после нескольких лет работы и сотрудничества с российскими СМИ активным русофобом. В украинских СМИ, впрочем, он тоже на некоторое время исчез с радаров после сексуального скандала, когда стал на Украине нерукопожатным.

И вот теперь, когда украинскому режиму понадобились особо изощренные и скомпрометированные пропагандисты, готовые практически на все, вылупился Портников и начал внедряться в украино-белорусские отношения.

Впрочем, рассуждения Портникова — не исключение, другие украинско-свидомые (сознательные. — Ред.) СМИ освещали форум в Гомеле примерно в таком же ключе.

Зачем Порошенко ездил в Гомель

Визит Порошенко длился всего один день, а рабочий график состоял из двух частей: двусторонняя встреча с белорусским коллегой и участие в расширенном заседании форума регионов. Программа же посещения Гомеля была максимально ограничена, хотя город готовили к приезду гостя со всем административным размахом. Обновили дорожное покрытие, перестелили плитку, отштукатурили фасады, проложили автобан в аэропорт. Особое внимание уделили реконструкции локаций, связанных с Украиной. Полностью обновили скверы с памятником Богдану Хмельницкому и бюстом Тарасу Шевченко.

Порошенко ожидали и там, и там. Но отметился гость только у бюста Кобзарю, где его ожидала небольшая группа пожилых людей в национальных костюмах, которых познакомили с президентом Украины в качестве «представителей диаспоры». Затем Порошенко поехал на встречу с Лукашенко и более нигде не побывал. Погода стояла угрюмая, а сам Петр Алексеевич выглядел уставшим.

Что портило настроение Порошенко

И впрямь, мало что могло его радовать. Например, топонимика Гомеля. Памятник Хмельницкому построен в честь воссоединения Украины с Россией, к тому же находится в Советском районе города. Бюст Шевченко — на улице Героя Советского Союза, председателя подпольного горкома ВКП(б) Емельяна Игнатьевича Барыкина, который бил фашистских оккупантов и их националистическое (теперь признанное на Украине геройским) охвостье. Впечатляющая промышленная выставка — на площади Ленина, под сенью грандиозной статуи Владимира Ильича.

Все это не могло радовать Порошенко, поэтому присутствия среди советской символики, которая подпадает на Украине под закон о «декоммунизации», но бережно хранится в Белоруссии, он постарался избежать. Но совсем избежать не получилось. Ведь дружеское рукопожатие и сдержанные объятия с гостеприимным хозяином состоялись, под объективами теле- и фотокамер, на Проспекте Ленина.

Советская символика — не единственное, что напрягало Порошенко. Метания украинского гостя были вызваны и языковой средой. Вокруг звучала только русская речь. А один из членов украинской делегации, попытавшийся пошутить на тему обязательного употребления коллегами белорусского языка, был поднят прессой и социальными сетями на смех. Порошенко заставили вспомнить русский язык: он публично заговорил на нем. Хотя перед большой аудиторией снова перешел на мову.

Миссия Гомеля

В речах Лукашенко было мало экономики. Хвастаться нечем. Торговый оборот упал в полтора раза по сравнению с периодом Януковича—Азарова. С 6,5 млрд долларов до четырех. Торговля ведется преимущественно горюче-смазочными материалами из Белоруссии (а по сути продуктами, полученными из российской нефти). А обратно из Украины в Белоруссию идет жиденький ручеек продукции пищевой промышленности. На прилавках магазинов Гомеля Украина представлена немного кетчупом, еще меньше — пивом.

К предложениям Порошенко использовать территорию Украины для экспорта белорусской продукции в Евросоюз Лукашенко не мог отнестись серьезно. Соглашение Киева с Брюсселем о зоне свободной торговли посредничества для третьих стран не предусматривает.

Но Лукашенко — жесткий прагматик. И ради пустых разговоров о том, чего быть не может, потому что не может быть никогда, такой встречи устраивать не стал бы.

Роль Лукашенко

Все разговоры он переводил на тему, делавшую Порошенко все мрачнее и мрачнее. Петр Алексеевич сидел на ярко освещенной сцене. С него можно было писать картину «Наполеон после отречения». Потому что его коллега вместо товарооборота упорно говорил о мире в Донбассе. О том, что урегулирование — дело сегодняшнего дня, касается только двух братских народов: русского и украинского. Больше никого не касается. И внушал, что готов быть в этом диалоге третьим.

Лукашенко озвучил и тезис о том, что миротворцы в Донбассе могут быть только свои. Например, белорусские. Но только если два президента, Путин и Порошенко, договорятся об этом. Если не договорятся, Белоруссия согласится и с этим. Лучше согласиться сегодня, а потомки (желательно в далеком будущем) пусть ищут виноватых. И если Украина и Россия договорятся, то Белоруссия немедленно окажет братскую помощь.

О чем печаль Порошенко

Петр Алексеевич скучал и грустил. Миротворческая психотерапия Лукашенко была настолько карательной, что он даже воздержался от всей своей русофобской клюквы, лишь однажды робко попытавшись вставить что-то о «российских войсках». Не очень уверенно. Да еще раз, у бюста Шевченко, обронил нечто невнятное маленькой, пожилой группе поддержки. Порошенко понимал, что визит не удался.

Денег не дал, выборы выиграть не помог, электорат от белорусского друга Порошенко не в восторге. Зато Петр Алексеевич на виду у всех украинских нацистов, еврооптимистов, ветеранов Евромайдана и так называемой АТО погулял по проспекту Ленина, побывал в Советском районе, нарушил закон о «декоммунизации» и назвал Лукашенко лучшим другом Украины.

А вот Александр Григорьевич пребывал в превосходном настроении. Он свою миссию выполнил. Миротворческую. И кто в российских СМИ ревновал Бацьку и привлекал внимание Кремля к его мнимой «зраде» (укр. предательство, — ред.), напрасно тратили нервы — задача ставилась именно так: предложить перемирие, а лучше всего мир, который начнется с переговоров.

Максим Максимов

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"