Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Украинский конфликт
03.08.2016 15:20

Порошенко готов обсуждать только похороны минских соглашений

Минская встреча снова пройдет без контакта из-за нежелания мира украинской стороной.

Участники Трехсторонней контактной группы по урегулированию на Донбассе сегодня проводят очередной раунд переговоров. Однако вероятность успеть выполнить Минск-2 до конца года стремится к нулю по мере того, как Запад защищает Киев от неотвратимости выполнения мирных договоренностей.

Формальная приверженность западных посредников исполнить минский комплекс мер не вызывает нареканий. Чего стоит заявление спецпредставителя ОБСЕ в Контактной группе Мартина Сайдика от 28 июля, сделанное им по итогам предыдущей провальной встречи сторон. Дипломат заявил примерно следующее: «Мы должны реализовать Минские соглашения еще в этом году и к осени прийти к конкретным результатам. Недопустимо, чтобы мы еще раз продлили действие минских соглашений, как уже было в прошлом году».

Похвальное рвение, которое отвечает интересам всех сторон переговоров. Или, во всяком случае, подавляющей части их участников. Москва получит документально заверенные гарантии того, что украинские каратели не смогут ни под каким предлогом подступиться к главной цели на Донбассе – физическому уничтожению восставших против неонацизма сторонников Новороссии. В Донецке и Луганске получат автономию с неформальным статусом буферной зоны, а также снятие блокады, за чем должна будет следить ОБСЕ. Барак Обама позволит преемнику заниматься украинской темой уже с новых позиций, а Меркель и Олланд соберут предвыборные бонусы в виде лавров потенциальных умиротворителей вооруженного конфликта в центре Европы.

Есть выгоды даже у Киева: он сможет отчитаться перед ультраправыми националистами о «восстановлении политического пространства украинской державы» и как минимум снять угрозу необандеровского переворота.

Понимание этих преимуществ закономерно вызывает у Сайдика раздражение вязким переговорным болотом. Технически любые вопросы, обсуждаемые контактной группой, при должном подходе можно решить за две-три недели. Например, нюансы по осуществлению развода войск на линии соприкосновения давно прописаны в ранних договоренностях минских подгрупп. В это время при наличии политической воли Киев мог бы начать полноценный диалог с народными республиками, согласовать компромиссный вариант закона об особом статусе и о местных выборах на Юго-Востоке. Даже с учетом того, что Верховная Рада соберется после каникул только 6 сентября, в течение следующей недели можно принять необходимые поправки в конституцию Украины и назначить выборы на ноябрь, а до конца года успеть завершить выполнение Минска-2. Все это возможно, если Порошенко будет работать с нардепами так же упорно и бескомпромиссно, как он протаскивал назначение своего кума Луценко генпрокурором страны.   

Жаль, что в настоящее время интересы украинской элиты и собственно Украины по этому вопросу не совпадают. Порошенко не намерен вести диалог с Донбассом, но продолжит морочить голову европейским посредникам и требовать от Вашингтона ужесточения антироссийских санкций. Причина ясна – сохранение мифа о «российской агрессии» как средство сохранения собственной власти и гарантии экономической поддержки сочувствующего Запада и МВФ выглядит привлекательнее и безопаснее, чем игра в миротворца, да еще и по честным правилам.

Если исходить из реального текста Минских соглашений без его интерпретаций, то в нем нет ничего такого, чего Украина была не в состоянии выполнить. Более того, на сегодня Минский комплекс мер – единственный официальный документ, который если не урегулирует ситуацию, то хоть как-то объясняет ее. Ключевое условие этой бумаги – предоставить особый статус Донбассу, под чем Порошенко поставил свою подпись еще в феврале 2015 года.

Все остальное – это предмет политического торга, в рамках которого киевская власть тоже может успешно лавировать, оказывая давление на ОБСЕ. Например, по экономическим и финансовым аспектам Минских соглашений. Путем кулуарного или явного диалога украинская сторона может увязать  возобновление социальных выплат населению ЛНР и ДНР и поставки в регион продовольствия и товаров широкого потребления с согласием России на дополнительные пункты пропуска и присутствие на них украинских пограничников.

Вместо этого Киев не намерен зафиксировать даже те переговорные пункты, которые не вызывают противоречий у сторон. Украинские переговорщики сделали дорожной картой войну нервов и ожидание того, что отряды ЛНР и ДНР первыми переступят линию разграничения, а следовательно, первыми нарушат мирный процесс. Подтверждением ставки Украины на этот сценарий служат сразу несколько обстоятельств.

Во-первых, очередная и вполне ожидаемая серия из 71 провокационного обстрела территории Донбасса, имевшая место в ночь на сегодня.  ВСУ непрестанно готовятся к скорому усилению огневого контакта с армиями Новороссии, перебрасывая на линию соприкосновения карательные батальоны и технику, чего наблюдатели ОБСЕ, конечно, «не видят». Растет активность украинских диверсионно-разведывательных групп, которая с течением времени все больше похожа на подготовку почвы для использования штурмовых отрядов. Не исключено, что силовики по задумке Порошенко готовят мировому сообществу новое «доказательство российской агрессии» 24 августа – День независимости Украины.

Во-вторых, педалирование Порошенко идеи о расширении формата переговоров и новом составе их участников, в котором нет места России. Если раньше приоритетом Киева было обязательное включение в число посредников Соединенных Штатов, то после Брексит украинский президент может сосредоточиться на продвижении идеи участия Великобритании как «независимой» европейской державы, но остающейся членом евроатлантической системы безопасности. Вероятно, этой теме были посвящены телефонные переговоры Порошенко с британским премьером Терезой Мэй, которая пообещала продолжение военной и дипломатической помощи Киеву.

Предложениями нового формата украинские власти хотят решить несколько задач – подстраховаться от возможной потери союзников по антироссийскому фронту (учитывая ослабление позиций Ангелы Меркель в преддверии выборов в Бундестаг) и с их помощью вывести из переговоров ЛНР и ДНР, чтобы превратить Россию из гаранта мира в сторону конфликта.

Просьбы Киева к деятельному участию в минской дискуссии Великобритании и США – попытка реанимировать формат Будапештского меморандума 1994 года. У Порошенко теплится надежда, что с опорой на коммюнике варшавского саммита НАТО и образованием параллельной «нормандской четверке» «группы пяти» (США, Германия, Франция, Великобритания и Италия), у Запада будет большей возможностей давления на Россию в урегулировании на Донбассе.

Если европейские посредники связывают выполнение Минска-2 с «плохой Россией», то для них нет лучшего способа их сорвать, чем подобные инициативы Порошенко. Но если Запад услышит негодование не столько России, сколько своего представителя Сайдика и до конца года усилит давление на украинскую власть, то шанс на приемлемое завершение мирных договоренностей к концу года выглядит вполне реалистичным.

До этого момента можно предлагать любые форматы и называть любые сроки, но пока Киев не выполнит свою часть политических обязательств, придется бесконечно продлевать действие соглашений, и с действиями России этот провал никак не будет связан. Принципиальный вопрос Западу относительно мирного урегулирования заключается в наличии у европейцев понимания, что дело не в скорости, а в необратимости выполнения договоренностей Минска-2.

Александр Андреев

 

Кадр: «Россия-1»

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика