Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Украинский конфликт
13.10.2014 21:38

Синдром палачей: Киев не торопится освобождать пленных ополченцев

19 сентября в Минске участники конфликта в Новороссии подписали соглашение о линии разграничения. Одним из ключевых пунктов договорённости стал пункт об обмене пленными – стороны обязались передать друг другу всех военнопленных за всё время боевых действий. Обмен планировалось осуществить в формате «все на всех» – украинская сторона обязалась освободить всех пленных ополченцев, ополченцы – всех украинских силовиков. Однако, спустя почти месяц ни одна из сторон так и не выполнила своих обязательств.

Обе стороны по-разному трактуют сложившуюся ситуацию – ополченцы обвиняют Киев в целенаправленном саботировании договорённостей, киевские власти утверждают, что требования мятежных республик выходят за рамки договора. Так или иначе, и у тех и других есть собственные, отличные друг от друга позиции по этому вопросу.

Так, по словам Василия Будика, советника министра обороны Украины по вопросам обмена пленными, ополчение Новороссии требует от силовиков выйти за рамки минских соглашений и освободить не только пленных, но и заключённых украинских тюрем, оказавшихся в местах лишения свободы по обычным уголовным статьям и, зачастую, отбывающим сроки уже несколько лет. Кроме того, ополчение требует освободить всех участников «диверсионно-террористических групп», действовавших на территории Запорожья, Харькова, Киева – сетует советник министра в интервью газете «Коммерсант».

Тем не менее, Будик, согласился с общими цифрами по военнопленным с обеих сторон, озвученными ранее представителями ДНР: по данным ополчения Новороссии, в настоящее время в плену у ополченцев находятся около 600 солдат ВС Украины, МВД, нацгвардии и добровольческих подразделений, Киев же содержит около 400 пленных ополченцев. Входят ли в число этих 400 военнопленных и те самые «уголовники» из украинских тюрем, вместе с харьковскими и запорожскими «террористами» – советник министра не пояснил.

Однако ниже он признался, что и в плену у ополченцев содержатся уголовники, воевавшие на стороне украинских силовиков. Так, по словам Будика, в карательной операции на Донбассе участвует ряд организованных преступных группировок, вооружённых незарегистрированным оружием и не учтённых в министерстве обороны Украины.

«Они не имеют ни контракта, ничего. Они пришли, по желанию командира получили оружие, воюют, вроде как их много, а вроде как их и нет. Если человек погибает, получает ранение, возникает вопрос: а где ты был? Почему ты там был? Кто тебе дал оружие? Желание хорошее: прийти защитить Украину, а в итоге он фактически преступник с юридической точки зрения. Он находится в некой группировке, вооруженной, которая имеет структуру, если посмотреть характеристику ОПГ», – делится Василий Будик в интервью «Коммерсанту».

По его словам, в плену сейчас находятся лишь около 240 военнослужащих ВС Украины. Остальные 360 – нацгвардия, МВД и, надо полагать, те самые незарегистрированные вооружённые группировки. Наверное, уместно будет задать напрашивающийся здесь вопрос – так какая из сторон требует освободить уголовников, господин советник?..

Что касается ополчения – проблема обмена пленными поднималась в мятежных республиках уже не раз. Украинская сторона и ранее срывала былые договорённости.

«Они намеренно не выдают нам тех, кого мы хотим получить, вместо них пытаются обменять своих вояк на захваченных буквально накануне за надуманные проступки гражданских лиц. Мало того, потом регулярно хвастаются этим на своих форумах в Интернете – мол, какие же «сепары» дураки – выдают нам целенькими и невредимыми умело скрывшими свою принадлежность «правосеков», а мы им возвращаем мелких сошек. Многих из тех, на кого мы обмениваем украинских вояк мы даже и не знаем – это симпатизировавшие нам гражданские, засветившиеся перед СБУ и попавшие в застенки за свои политические взгляды», – рассказал «Колоколу России» Дмитрий Ди, начальник отдела военных корреспондентов МО ДНР.

Кроме того, в ополчении подчеркнули, что существует особая категория военнопленных, которые были захвачены карательными батальонами. Их держат у себя неподконтрольные Киеву группировки, не передавая информацию в министерство обороны Украины. Очевидно, что речь идёт о тех самых ОПГ, о которых говорил господин Будик. Захваченных ими людей держат в неволе в качестве заложников, в некоторых случаях – для продажи или обмена.

Одним из таких «пленных» стал известный русский поэт, драматург и переводчик, имеющий французское гражданство, Юрий Юрченко. В руках нацгвардии он пробыл 24 дня. Освобождения Юрия добивалась вся международная литературная братия и лишь месяц назад ополченцам удалось выменять его у нацгвардии в частном порядке. Из плена Юрченко вернулся инвалидом – со сломанный ногой и рёбрами. В настоящее время он проходит лечение в одном из московских госпиталей.

Ещё одна безнадёжная проблема, связанная с обменом военнопленными – пытки. Целые и здоровые украинские силовики обмениваются на полумёртвых замученных в плену у карателей ополченцев. Сразу после обмена многие из них умирают.

«У меня из десяти военкоров трое побывали в плену у «укров»: один у нацгварии, двое у обычных военных. Особых различий нет – пытали и там и там. Зверски. Женщину подвешивали на цепь, насиловали, для других устраивали постановочные расстрелы, избивали. Пленных выгоняли на минные поля, привязывали к деревьям на открытой местности во время миномётных обстрелов. И это делали не только «правосеки», но и регулярная украинская армия», – поделился Дмитрий Ди.

«Хунта заметает следы. Постоянно меняют место заключения людей: сегодня — в Харьковском СИЗО, завтра в Полтавском, потом отправляют в киевское или запорожское СБУ затем еще куда-то. Большинство ребят содержится со связанными руками. Когда после обмена они подходят к наблюдателям ОБСЕ, показывают побои, шрамы, следы пыток и просят зафиксировать, наблюдатели ОБСЕ просто смотрят сквозь людей, человека, куда-то вдаль», – рассказал порталу «Русская весна» Владимир Рогов, сопредседатель Народного фронта Новороссии, лидер «Славянской гвардии».

Выходит, хунте есть что скрывать. Но почему бездействует ОБСЕ? Ведь ещё совсем недавно эта же организация официально признала факт массовых захоронений казнённых карателями ополченцев и гражданских на освобождённых территориях. Сменилась установка?..

Стоит ещё отметить такой факт, что многодневные пытки способен выдержать не каждый. Есть люди с хроническими заболеваниями, ослабленные физически и морально – выжить таким в условиях украинского «плена» не просто. Если известный поэт и иностранный гражданин вернулся инвалидом, то что могло случиться с простыми бойцами ополчения и им сочувствующими? Быть может именно поэтому хунта ищет людей для обмена на улицах и не идёт на масштабный обмен военнопленными в формате «все на всех»? Быть может менять уже некого?..

Иван Чимбулатов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"