Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Украинский конфликт
21.09.2017 09:11

Волна «потерянного поколения» топит Украину

Министр обороны Украины Полторак отстранил главного военного психиатра ВСУ полковника Олега Друзя. На сайте оборонного ведомства  заявлено, что полковник Друзь неудовлетворительно исполнял обязанности.

Полторак на странице Фейсбук написал, что помимо отставки главного психиатра он инициировал еще и служебное расследование, поскольку «в психиатрической клинике НВМКЦ за энную сумму выдают справки гражданам, которые не желают идти на военную службу или желают поскорее покинуть ряды ВСУ и НГУ… Возбуждено уголовное дело по по ч. 3 ст. 368 Уголовного кодекса Украины – «получение должностным лицом неправомерной выгоды в крупном размере».

Однако по удивительному совпадению полковника уволили и возбудили против него уголовное дело, даже не дожидаясь результатов служебного расследования (которое было инициированно одновременно с уголовным), сразу же после того, как Олег Друзь объявил, что 98% участников «АТО» являются потенциальной угрозой для общества и нуждаются в лечении.

«Участники боевых действий по возвращению в мирную жизнь могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества. По статистике, 98% из них нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи вследствие действия боевых стресс-факторов.

Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни», — сказал главный психиатр ВСУ, выступая на круглом столе Комитета Верховной Рады по вопросам охраны здоровья. Кроме того он указал, что при этом 93% «атошников» скрывают наличие у них проблем и отказываются от медицинской и психологической помощи.

После чего и последовали немедленные «оргвыводы» министра обороны. Собственно говоря, киевская хунта и ее чиновники не в первый раз показывают, что вместо того, чтобы решать проблемы, предпочитают «задвигать их под диван», с глаз долой. А тех, кто пытается привлечь к ним внимание или призвать к их решению, объявляют «зрадниками» или, как в данном случае – «коррупционерами».

Впрочем, вполне вероятно, что доктор Друзь или его подчиненные и вправду торговали «белыми билетами». Однако даже это обстоятельство, если оно имеет место, не устраняет той страшной беды, которая обрушилась на украинское общество. Волна преступлений, совершаемых бывшими карателями, захлестывает украинские города и поселки. Сами «атошники» социально дезадаптированы, страдают тяжелыми расстройствами, совершают суициды, чуть ли не в массовом порядке. Посттравматическое стрессовое растройство (ПТСР) о котором говорит Друзь,  является обычным следствием всех войн и конфликтов.

Однако, согласно данным исследований, этим расстройством страдало до 29% ветеранов Второй мировой войны, до 25-30% американских ветеранов вьетнамской войны и до 18,6% участников боевых действий в Афганистане. Однако на Украине среди боевиков ВСУ и националистических карбатов это число достигает, согласно данным главного военного психиатра, 98%! То есть практически все «атошники» страдают ПТСР .То есть все они – больные люди, нуждающиеся в длительном и серьезном лечении, опасные для общества и своих близких, не способные к созидательному труду и к нормальной жизни. Есть все основания говорить о полностью «выбитом», или «потерянном», поколении.

Чем же объяснить столь чудовищную статистику?

Из специальной литературы, посвященной данной проблематике, мы знаем, что при возвращении в мирную обстановку у участников боевых действий актуализируется целый ряд потребностей. От реализации которых в значительной степени зависит их способность к адаптации и предоолению последствий боевого стресса.

Прежде всего, бывшим бойцам необходимо иметь с окружающими такую обратную связь, которая бы явно подтверждала, что они сражались за правое дело, что их участие в жестоком насилии нравственно оправданно и социально полезно. По существу речь идет о действии такого механизма психологической защиты человека, как рационализация, позволяющего военнослужащему преодолеть комплекс вины, оправдаться перед самим собой, своей совестью, сделать воспоминания об агрессивных и жестоких поступках менее травмирующими. Из этого также вытекает потребность быть социально признанными. Возвращающимся в мирную жизнь необходимо общественное признание не только героических поступков, но и внутренних побед человека над собой - уже тем, что военнослужащий не струсил, не дезертировал, не симулировал. Ему хочется чтобы им гордились сослуживцы, члены семьи, друзья.

Помимо этого они считают, что должны быть приняты в систему социальных связей и отношений мирной жизни с более высоким, чем прежде, социальным статусом. Поскольку  дело, которое они делали «там», социально более значимо, чем то, которым занимались военнослужащие, оставшиеся в местах постоянной дислокации частей, и они ожидают особого отношения к себе со стороны окружающих.

И, наконец, у людей, возвращающихся из зоны боевых действий локального венного конфликта, наблюдается фрустрация от столкновения с реальностями мирной жизни. Им трудно свыкнуться с мыслью, что в то время, когда они рисковали жизнью, в стране, ничего не изменилось, а общество вообще не заметило их отсутствия. Более того, оказывается, не все люди разделяют их взгляды на цели, характер и способы ведения войны. Это может вызвать состояние психического шока, привести к серьезным психическим расстройствам у участников войны, сформировать у них ощущение враждебности социального окружения.

Как мы видим, практически не одна из этих потребностей в случае с «атошниками» не реализуется. Общество в лучшем случае к ним равнодушно, в худшем – откровенно враждебно. Их считают не героями и защитниками, а «лохами», не сумевшими избежать отправки в Донбасс, а также бандитами, убийцами, насильниками и грабителями. Ситуация усугубляются тем, что повсеместно бывшие каратели сбились в банды, промышляющие рэкетом, рейдерством и «решением» коммерческих споров. Что также не увеличивает к ним симпатии сограждан.

Все это в свою очередь приводит боевиков к определенной переоценке ценностей, в результате которой они, хотя бы и в глубине души, понимают, что «идеалы»Ю ради которых они пошли на войну, насквозь лживы и фальшивы. Что увлекательная игра в «воинов света» привела их к вполне реальной гибели как совершенно невинных людей, так и их боевых товарищей. Что обманувшие их политики превратили их, мечтавших стать героями, в убийц и мародеров.

К этому можно прибавить, что война против Русского мира, стремление уничтожать все русское, по определению самоубийственна для русских людей, которыми украинцы остаются, даже этот факт отрицая.

Для кого-то, как для Александра Мединского (бывшего «майданщика» и «атошника», вставшего на путь разоблачения бандеровской пропаганды), это осознание становится катарсисом, открывающим путь к новой жизни. Но таких, к сожалению, единицы, большинство, взглянув правде в глаза, ломаются окончательно и погибают.

Борис Джерелиевский     

Фото dn.ua

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика