Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Власть
22.05.2016 22:10

День предвыборов

Праймериз правящей партии подвели предварительный итог «тихой» политической реформе в стране за последние годы.

Общенародное голосование по выборам кандидатов в кандидаты, проводимое «Единой Россией» в рамках тренда на максимально прозрачные и честные выборы в Госдуму, стало основным событием внутриполитической жизни страны в весеннем сезоне.

Процедура праймериз не является чем-то исключительно новым для партии власти. Это признало само руководство ЕР в лице замсекретаря своего генсовета Андрея Исаева. Но если предвыборы образца 2007 года напоминали, скорее, кулуарное и местами даже элитарное мероприятие, на котором по американской системе группа выборщиков отдавала предпочтение тем или иным кандидатам, то в этом политическом сезоне к процедуре привлекли непосредственно избирателей.

Таким образом, если почти десятилетие назад определяющим для единороссов был, по сути, административно-ресурсный фактор — кого утвердит верхушка местной партийной элиты, тот и кандидат, то в этом году в выдвижении могли поучаствовать все желающие, которых набралось почти три тысячи человек. Можно сказать, что с помощью этих предвыборов к «дисциплине» приучали самих партийцев, за годы работы Думы в режиме «бешеного принтера» несколько отвыкли от диалога с обществом и своими коллегами регионального и муниципального уровня, на этот раз активно включившимися в праймериз.  

Логично, что пионером предварительного общенародного голосования стала «Единая Россия». Во-первых, праймериз – штука имиджевая, выраженная попыткой измерить «общую температуру по больнице» и в очередной раз понять, какой будет электоральная активность населения осенью. В случае низкой явки партии власти предстоит подумать, что она делает не так или вовсе не учитывает, раз избиратель снова «голосует ногами».    

Во-вторых, прошедшее голосование – это системное удовлетворение властью запроса на эволюционное, качественное обновление политических элит, которое теперь будет скреплено печатью народного «контроля качества» кандидатов от ЕР как в федеральном списке, так и в одномандатных округах.

С одной стороны, праймериз удовлетворили формальное требование «болотных», пять лет назад требовавших большей прозрачности избирательного процесса. Теперь это основание для, несомненно, готовящихся протестов оппозиции устранено, но это не значит, что «белая лента» на этом успокоится. Конечно, будут искать (и найдут) другие формальные причины выходить на улицы, на голубом глазу обнажая торчащие из-за рубежа уши протеста.

С другой стороны, организационно эти выборы подвели черту под масштабной политической реформой 2012–2015 годов, которую Кремль инициировал, осознавая потребность страны в нехватке именно публичной составляющей политики. Праймериз органично дополнили собой предшествующие шаги власти на пути к открытому диалогу. До этого были возврат прямых выборов в регионах, либерализация регистрации политических партий, высокая санкция на возвращение одномандатных округов.

Большой сегмент работы при этом был сосредоточен на регионах, которым Кремль путем праймериз отправил недвусмысленный сигнал: работать над повышением конкурентоспособности отнюдь не всегда должна только федеральная власть. Почти десятилетие «Единая Россия» была главным выгодоприобретателем от личной популярности Владимира Путина. Президента-арбитра, за которым остается последнее и справедливое слово при разрешении проблемных ситуаций (от протестов дальнобойщиков до заморозки пенсионной реформы либералов и возвращения Крыма), поддерживает большинство россиян. В этих условиях примкнувшие к нему единороссы считали необязательным для себя форму диалога с обществом, политическими конкурентами. Партийная система страны начала бронзоветь, а углубление социально-экономического кризиса и формирование в этой связи острого для правящей партии проблемного дискурса в СМИ сделали потребность в открытой власти еще более актуальной.

Поэтому в этом году первые лица страны отказались от выдвижения на голосование, делая непривлекательной излюбленную практику узнаваемых «паровозов» во главе списка. От регионов, политическая элита которых всячески старалась препятствовать конкурентной борьбе, требовали создания региональных оргкомитетов, которые бы мониторили процесс предвыборов, выявляли потенциально «проигрышных» кандидатов (бизнесменов-офшорников, ранее судимых лиц, нелояльных и дискредитировавших себя единороссов), а также эффективность их связи с местным ОНФ и другими гражданскими структурами по решению конкретных проблем. Неудивительно, что из-за жестких требований с праймериз в Челябинской области снялась практически вся команда экс-губернатора Михаила Юревича, а незадачливый самарский губернатор Николай Меркушкин сам отказался от статуса «народного кандидата». В некоторых регионах, например, в Приморье, неизвестные провокаторы вовсе попытались сорвать голосование. По мере приближения предвыборов политические элиты Бурятии и Тувы подогревали напряженную ситуацию в своих регионах, что также не осталось незамеченным в СМИ. 

Прошедшие праймериз – это попытка мягко контролировать политические процессы внутри российского общества, уверен генеральный директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков. В комментарии «Колоколу России» политолог высказал мнение, что на примере праймериз, политтехнология, возможно, впервые в новейшей истории России стала инструментом позитивного изменения реальной политики:

«Сейчас, на мой взгляд, происходит условный демонтаж вертикали власти путем федерализации, когда стране нужны новые кадры. Ведь в последние десятилетия они были де-факто выхолощены из политической системы, поэтому незадолго до выборов перед администрацией президента появилась задача найти лояльных, договороспособных и одновременно активных, представительных  политиков. Эта работа на протяжении значительного времени до праймериз проводилась в аппарате различных общественных организаций. В итоге на праймериз встретились политики условно старого формата (губернаторы, прежние региональные элиты) и молодые выдвиженцы, на появлении которых настаивал (первый замглавы президентской администрации) Вячеслав Володин. Сейчас мы наблюдаем достаточно острый конфликт, который придется тушить именно администрации президента с тем, чтобы соперничество в дальнейшем переросло не в настоящую внутриэлитную войну, а продолжилось, в некотором роде, в виде западного «полупартийного» варианта конкуренции между теми, кто не сумел воспользоваться социальным лифтом, и новыми договороспособными лицами. Мы получили яркий конфликт между медведевской, старой «Единой Россией» в лице губернаторов и прорвавшихся ставленников финансово-промышленных групп, политиков нового типа, которые, судя по всему, возьмут достаточное количество голосов в одномандатных округах, что позволит говорить о новой Думе с большим количеством людей, способных оппонировать», – считает Гращенков.

***

Ожидаемо, что в конкурентной среде праймериз в регионах с традиционно активным электоратом (Москва и область, Санкт-Петербург, Башкирия, а также Новосибирская, Иркутская, Свердловская и Калининградская области) прошли достаточно живо, позволили наряду со «старожилами» укрепиться и более молодым политикам. Во-первых, это представители ОНФ, ранее признавшиеся в желании создать в следующей Думе «движение президента», которое займется близкой к народу социалкой. Во-вторых, это члены социально ориентированных организаций, не чуждых к политическим проблемам. В-третьих, это социально ответственный и патриотически настроенный малый бизнес, рост влияния которого пока что сдерживают крупные бизнес-группы.

Закономерно, что необходимость обновления элиты начинается именно с такого мощного партийно-политического драйвера страны, как «Единая Россия», которой позарез важно не подточить рейтинг президента и «самоочиститься» для дальнейшего обновления. Праймериз еще раз подтвердил ее желание как крупнейшей партии увидеть себя обновленной в политическом будущем страны.

Несмотря на проблемы, которые несут предвыборы для ЕР (возможный внутрипартийный раскол, ошибки в агитации, непрописанные правила для дебатов), именно они должны были побудить другие партии к аналогичному действию, если те хотели быть внятными. Но системные партии вроде КПРФ решились лишь выбрать помощников депутатов из участников проекта «Гражданский совет», готовя, скорее, кадровый резерв, а не сентябрьские выборы. Несистемная оппозиция стала первой, пожелавшей использовать модную технологию, но праймериз ПАРНАСа и сам процесс создания широкой Демкоалиции провалились еще в середине весны. Разрекламированная попытка объединения в союз сторонников Касьянова и Навального стала неудачной калькой с западных образцов, когда вместо состязательности «демократы» в очередной раз рассорились между собой в попытках перетянуть лидерство.

В итоге открытые праймериз партии власти выгодно усилили ее преимущества перед потенциальными конкурентами за мандаты в следующую Думу. Это может не нравиться системным оппонентам Кремля, но в этот избирательный цикл они снова не выразили активного желания сделать для своего электората что-то подобное предвыборам. Для одних это было вопросом нехватки ресурсов, а для других – нежеланием делиться своими позициями, боязнью к кооперации с союзниками, и как следствие, к диалогу со своими же избирателями. А придирчивый избиратель, который придет на выборы, захочет увидеть личностей, способных представлять его в парламенте. И то, что таких новых, активных политиков и общественных деятелей он найдет не в списках оппозиции, уже не списать на «манипуляцию» власти.

***

При этом решающее слово в формировании списков «Единой России» на осенние выборы все же будет не за ними, а за съездом партии, руководство которого 26 мая объявит результаты праймериз в регионах, а 5-6 июня начнет консультации по спискам с победителями.  

Конечно, не стоит думать, что в условиях публичности и политической реформы правящая партия не предусмотрела для себя страховку. Задолго до праймериз думское большинство в лице депутатов-единороссов вернуло одномандатные округа, за счет которых ЕР, несомненно, рассчитывает добрать голоса и сохранить полный контроль в новом составе ГД даже в случае неблагоприятного голосования за свой общефедеральный список. Но главное отличие кампании-2016 от предыдущих голосований в том, что ни в округах, ни по списку отныне нельзя будет уповать на победу без качественного повышения уровня открытости и публичности.

Более того, успех предварительного голосования и явка избирателей, превысившая 10%, в долгосрочной перспективе закладывает условия для политической трансформации «Единой России» в принципиально другую политическую силу как в персональном, так и в профессиональном и технологическом отношении. Праймериз должны помочь России без потрясений перезагрузить политическую систему и подготовится к новому этапу развития, который, может быть, резко не изменит соотношение сил партий в Думе, но точно создаст новые социально-политические лифты между обществом и властью.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика