Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Власть
12.07.2016 08:40

Совет по стратегии вместо стратегии по советам

Первое заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, о создании которого Владимир Путин объявил в рамках Петербургского экономического форума в мае этого года, состоится 13 июля. Но из-за неолибералов-бюрократов есть вероятность, что совет превратится из средства преодоления кризиса в препятствие, а президентские задумки разойдутся с реализацией.

Из официальных формулировок подписанного президентом 30 июня указа о создании Совета следует, что он будет заниматься формированием социально-экономической повестки следующего политического цикла в России, старт которого намечен после выборов 2018 года.

Основные направления работы Совета еще на Петербургском форуме обозначил сам Путин. К традиционным здравоохранению, образованию и жилищной политике теперь добавляются несырьевой экспорт и поддержка малого и среднего бизнеса.

Расширение проблемной сферы внимания государства – первое отличие нынешнего органа от аналогичного Совета по реализации национальных проектов 2008 года. Тогда приоритетом была исключительно социальная сфера (еще не сильно затронутый кризисом бюджет позволял это делать), но уже в среду в Кремле уделят внимание политике по повышению производительности труда, возможно, на примере инфраструктуры отдельно взятых территорий.

О необходимости переходить к государственному стратегическому планированию (ГСП) в пилотных регионах еще год назад говорил Путин. Идея сразу же нашла поддержку в РАН, а во властных структурах идею стали активно продвигать экономисты-«державники» во главе с Сергеем Глазьевым. Поэтому есть основания полагать, что, с одной стороны, совет под руководством президента, взявший курс на реализацию ГСП, не может быть очередной бюрократической структурой, погрязшей в неэффективности и волоките.

Новый орган сможет предложить на уровне регионов пластичную формулу компромисса власти и малого бизнеса, сформировать общую систему сдержек и противовесов, способную противостоять кризисным явлениям. С другой стороны, этой цели могут помешать ответственные за работу нового совещательного органа. Оперативное управление президиумом Совета поручено Дмитрию Медведеву, то есть, несмотря на его «президентский» статус, увязывать выполнение новых проектов с формированием бюджета будет все то же правительство.

Либералам и технократам вряд ли захочется развивать систему горизонтальных связей ради реформ. Вместо этого им привычнее подгонять утвержденную макроэкономическую повестку под имеющиеся возможности, что представляется наиболее вероятным сценарием развития событий. Однако чтобы с самого начала не произошло полного административного вырождения совета, в его состав помимо финансово-экономического блока правительства включены президентские полпреды, спикеры обеих палат парламента, некоторые губернаторы и общественность. Их коллективное участие предполагается раз в квартал, когда будет происходить корректировка направлений политики совета и активизируется дискуссия о путях развития страны.

Остальное время в полной мере независимым совещательным органом совет не будет, и авторитетное мнение со стороны в нем можно будет услышать только в периоды присутствия на заседаниях главы государства. Вывод об этом напрашивается сам собой, когда в правительстве говорят о проектном принципе работы совета по стратегии. Это означает, что определять курс и магистральные направления будет рабочая группа во главе с зампредом Экономического совета при президенте Алексеем Кудриным, а механизм достижения курса – собственно министры-стратеги.   

Иными словами, победил продвигаемый Германом Грефом проектный подход к реформированию «вертикали власти», когда на контроле власти в целях оптимизации будет держаться несколько приоритетных задач, а порядка двухсот прямых поручений президента будут благополучно забыты. Правительство и чиновники рангом пониже с весны открыто утверждали, что не справляются с реализацией «майских указов» главы государства.

В коридорах власти сетуют, что не готовы играть по подобным правилам: поставленные президентом в 2012 году задачи имеют сжатый период исполнения, слишком четко сформулированы и самое страшное – предполагают персональную ответственность за саботаж или невозможность реализации.

С идеей проектного офиса концепция ГСП ничего общего не имеет, хотя напрямую ей не противоречит. Однако существуют определенные сомнения в том, что Россия на текущей стадии социально-экономического развития имеет возможности поэкспериментировать в экспериментах скрещивания ужа с ежом и демонстрировать всему миру успешные инновационные подходы к технологической политике. Тем более это представляется сомнительным, когда за дело берется команда единомышленников Грефа

Судя по всему, совет создан не для поиска реальных решений для политического и экономического цикла после 2018 года, а для совсем иных целей, среди которых – обсуждение и выработка альтернативной стратегии сохранения системы бюрократии в неизменном виде, что напрямую противоречит президентскому замыслу. Более того, оценивая квазилиберальную повестку нынешнего правительства, можно предположить, что члены совета не осмелятся открыто высказывать мнения, которые противоречили бы видению ситуации Путиным. Однако обсуждение актуальной повестки в совете, наверняка, будет вестись в рамках той виртуальной реальности, в которой бюрократии будет удобнее функционировать. Видимо, поэтому проектный офис правительства уже пытается связать деятельность Совета с поспешной реализацией Стратегии-2030 в условиях, когда большинство россиян относительно робко смотрят даже на завтрашний день.

Можно заключить, для того, чтобы Совет занимался соответствующей моменту социально приемлемой практикой, а не либерально сглаженной теорией, необходимо, чтобы его работу координировал непосредственно президент страны. Подобный опыт уже имел место в 2008 году, когда Путин взял на себя руководство исполнительной властью и в режиме «ручного управления» занимался противодействием кризису и социальному негативу.  

Насколько случайным выглядит появление плохо совместимого с проектной практикой либералов «стратегического планирования» в названии совета, станет понятно после решений его первого заседания и трансформациях в работе сразу после выборов. Ведь после их окончания настанет время не просто безропотно выслушивать команды сверху, но анализировать и продуманно действовать на местах. Именно эта практика покажет, чей подход к реформированию госуправления в итоге возобладал: предложенная президентом гибкая стратегия по советам, способная меняться в зависимости от обстоятельств, или идея кабмина об отвлеченном совете по стратегии в виде неповоротливого институционального механизма, способного своим креативом кошмарить бизнес и экономику не хуже любого кризиса.

 

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика