Архив материалов
Взгляд редактора
10.12.2014 03:50

Два государя Владимира: мифы и мечты

Фантазии как послесловие к посланию Путина

В своем послании Федеральному Собранию Владимир Путин сказал о Крыме как духовном источнике русской цивилизации, сердце русского этноса, имея в виду то, что в Корсуни (Херсонесе) был крещен киевский князь Владимир. Желая того или нет, президент провел духовную нить между крещением Руси и «Крымской весной» 2013 г. А также невольно навел на сравнение себя со святым князем.

Провидица Ванга вещала, что «Россия вновь станет великой империей, прежде всего империей духа… Все растает, словно лед, только одно останется нетронутым - слава Владимира, слава России». Все полагали, что болгарская ясновидица придумала аллегорический образ будущего возродителя российской империи, назвав его Владимиром, потому что это имя носил обожествленный великий князь, который положил начало и великой державе, и империи духа, приняв на Руси христианство. Так думали, и когда Владимир Путин уже правил многие годы, и с ним пророчество Ванги не ассоциировалось. Кто-то думал, что за Путиным придет рано или поздно другой Владимир, кто-то полагал, что это образ грядущей реинкарнации равноапостольного Владимира под другим именем. Но теперь мистики - как изотерические, так и православные - стали задумываться: а не о Путине ли Ванга говорила? Ведь по некоторым признакам, случившимся Русской весной, он и впрямь подходит. И долгожданный толчок к возрождению Российской державы был положен, и Путин проявил себя как одухотворенный предводитель народа.

С начала Русской весны началось мифологическое творение образа Путина. Не создание нелепого культа личности, который пытались делать некоторые идеологи-прилипалы и льстецы. А именно мифическое сотворение Владимира Владимировича как Героя, как вождя, как духовного лидера, чуть ли не родомысла. Сочно и сказочно это лепит Александр Проханов в совместной книге «Путин как зеркало Изборского клуба». У него Путин видится в аллегорическом образе ясного сокола, и даже больше - преемником миссии гения света, который стал приближаться к России из бесконечно отдалённой лазури. «Дух, не видимый миру, влетел и отожествил себя с Путиным… В лице Путина обрел своего носителя, свил гнездо в его сердце».

Для метущейся души писателя-монархиста-сталиниста это уже не простой смертный президент, но богоносный царь (на царство он был возведен, по фантазиям Проханова, в Чечне). Так он придал мистическое значение личности Путина. И это уже выше мифа, это трансцендентальная стихия.

Злословы скажут, что одурманился под воздействием Ванги. Но, может быть, у него было свое озарение, и он тут проявил себя как былинный кудесник или поэт-ясновидец, эдакий Эдгар Кейси от литературы?

Личность Путина уже пытались влить в мистическую оболочку. Его называли, исходя из мистического откровения Даниила Андреева, компромиссным ставленником и проводником Уицраора (державного духа) и Яросвета (демиурга Российской метакультуры). Думаю, мистификация и мифологизация Путина только начинается.

Проханов связывает величие Путина с возрождением Крыма, этот процесс он называет «всплытием Града-Китежа»: «Крым, как светлая буря, ворвавшаяся в русскую жизнь, преобразил общество, одухотворил власть, изменил человека. Исчезли апатия и уныние, которые влачились за русской душой с проклятых девяностых».

Воспринимающие это мифотворчество как мистические откровения могут увидеть во Владимире Владимировиче глубинное сходство с князем Владимиром. Киевский благоверный правитель, обретя в своей душе Бога, хотел накормить свой народ, аки Христос тремя хлебами и рыбами, устраивая, как пишет летописец, по воскресеньям на княжеском дворе пиры для простого люда. А тем, кто прийти к нему не мог из-за своей немощи, он снаряжал телеги с хлебами, мясом, рыбой да другими кушаньями и снедью, и их развозили по домам. За то и прозвали князя Владимира Красно Солнышко. Так и наш Ясный Сокол хочет облагодетельствовать народ. «Майские указы» президента - это есть искренне желание всех и накормить, и оздоровить, и обучить, и сделать все, что для счастливой жизни надобно. Но как из своих закромов, из своей казны не мог реально всех накормить киевский князюшко, так и российский президент не может - при всей прелести «майских указов», они оказались непосильным бременем для федерального и региональных бюджетов. Многое сделано, и многое еще будет сделано. Но всех не облагодетельствуешь в полной мере, полную котомку всем не наполнишь. И все же великий Владимир вошел в историю как былинный князь. Почему бы и нынешнему его тезке-правителю не войти в историю как героическая личность?

Правда, нигилисты скажут, что князь Владимир устраивал пиры с многодневными попойками со своей дружиной и ее одаривал щедро (однажды на ропот воевод велел выковать им серебряные ложки, которые можно назвать символом кормления дворян). Так и Путин, прокричат завистники, пуще, чем о других, забоится о своем окружении: и хлебными местами одаривает, и кредитами снабжает, и бездарей в шею не гонит, а привечает. И что князь, будучи еще язычником, развратничал и поклонялся идолам, и что во время первого периода его правления язычество было доведено до апогея мракобесья. Так и Путин пришел к власти с подачи олигархов, и лично демонизированный Березовский (бес у престола) уговорил дряхлеющего Ельцина сделать преемником ВВП и передать ему власть. Правда, бес в ермолке просчитался, Путин сбросил личину олигархического услужника, но его греховность недруги будут поминать всегда.

А патриоты приведут иные аналогии. Князь был беспощаден к внешним врагам и усмирял печенегов. А в своем княжестве он хотел отменить смертную казнь, но окружение настояло, чтобы он был суровым судией. И он им стал, аки мудрый царь Соломон: казнил и миловал. Так и Путин является грозным державным правителем для внешних «партнеров» и суровым судией той части оппозиции, которая ныне называется «пятой колонной» или «маршем иуд».

Еще каких-то три-четыре года вся интеллектуальная российская среда говорила о Путине как о диктаторе, опасалась возращения сталинизма, боялась того, что он станет бездушным тираном, упрекала в подавлении свободы и инакомыслия: либеральные СМИ были забиты, свобода слова сведена к минимуму, пошла атака на Интернет, оппозиция развеяна, а частью осуждена. Но теперь в той же среде произошел раскол, и те, кто остался душою с Отечеством, говорят, что с наступлением Русской весны произошло преображение как Путина, так и народа. Его ранние тоталитарные деяния уже не воспринимаются как подавление свободы, а как предвидение, отчасти как осознанная необходимость противопоставления внешней идеологической угрозе. А теперь трехкратный (четыре в уме) президент стал казаться человечнее, он обратился к народу. Как сделал это Сталин, когда началось вероломное вторжение гитлеровской орды. Тогда взбурлил патриотизм, и «душитель народов» поддержал взметнувшийся к свободе дух нации и даже позволил выйти из духовных катакомб церкви.

И вот Путин совершил, казалось бы, немыслимое: заговорил о свободе. Не о свободе поведения, а о свободе в философском, православном ее понимании. В послании он вновь вернулся к своему любимому мыслителю Ивану Ильину и привел его изречение: «Кто любит Россию, тот должен желать для нее свободы». Ильин говорил о свободе России от внешних сил, о свободе для народов России и о свободе для русских людей «как множества духовных и хозяйственных личностей». Свобода национальная и индивидуальная - стала идейным стрежнем послания президента. Здесь он признал свободу духа народа - это приятие христианских ценностей и подъем патриотизма; свободу страны от внешних сил - о рычащих на границах агрессорах он говорил с патетическим надрывом; свободу труда - он призывал к поддержке малого бизнеса и отечественного производителя. Он обращался к свободному народу и рушил своей речью бюрократическо-коррупционное государство, укрепившееся за многолетие системой вертикали власти. Здесь, пожалуй, впервые Путин определил главных внутренних врагов - коррупционеров, приравняв их к террористам. Взамен бюрократическим стяжкам он предложил духовные скрепы. О них он говорил еще раньше, два года назад. Опять, как будто предвидел, что эти скрепы помогут собрать народ в его духовном порыве. И теперь, возможно, речь идет о создании истинно народного державного государства во главе с государем-народоводителем.

Это тоже, может быть, мифическое восприятие Путина, а он думает не совсем так, как мы хотим это представлять? Но это наша мечта, мечта о благодетельном и благоверном государе, какого мы желаем видеть во главе державы. Это национальная мечта, заложенная в генетическом архетипе великого этноса, - мечта о Владимире Красном Солнышке.

Вадим Рогожин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"