Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Дух истории
25.06.2016 11:18

Восстание 1916 года в Средней Азии: ненависть к России сквозь века

Трагедию столетней давности вновь используют националисты Киргизии, чтобы ослабить союз двух стран.

Сегодня, 25 июня исполняется ровно сто лет со дня приказа российского императора Николая Второго о мобилизации населения Средней Азии на прифронтовые работы. Указ вызвал серьезное недовольство местных жителей, что в скором времени вылилось в множество открытых бунтов по всему региону не только против чиновников из царской администрации, но и против проживавших там русских поселенцев. С приближением столетнего юбилея издания указа и начала восстания эта тематика начала всё больше политизироваться, а некоторые националистические силы в республиках Средней Азии прямо выступили с требованием компенсации у России. Особенно активно эта истерия раскручивается в Киргизии, земли которой 100 лет назад стали территорией наибольшей активности восставших и настоящим полем боя с царскими войсками.

Согласно императорскому указу, мобилизации подлежали порядка 450 тысяч мужчин в возрасте от 19 до 43 лет. Их планировалось направить на рытье окопов и траншей, а также заняв некоторыми другими несложными тыловыми работами. Стоит при этом отметить, что в Российской империи коренные нерусские народы призыву в армию не подлежали - её им заменял специальный денежный налог. Посему новость об отправке в район ведения боевых действий большинство местных жителей встретили с недоумением. К сожалению, местная царская администрация не удосужилась толком объяснить не только целей и смысла идущей войны с Германией и Австро-Венгрией, но и необходимость отправки в европейскую часть страны 400 тысяч местных жителей. Многие местные думали, что их отправляют не на тыловые работы, а непосредственно на фронт в состав боевых частей. Началось открытое неповиновение чиновникам, состоявшим из русских.

Полноценное восстание разразилось через полторы недели – 4 июля 1916 года со столкновений между царскими войсками и местными ополченцами в таджикском городе Ходжент. После этого бунт распространился по всей огромной территории региона — от туркменских степей и Каспийского моря до гор Памира и Тянь-Шаня. Николай Второй распорядился направить для усмирения бунтовщиков 30-тысячный хорошо вооруженный корпус. Не имея возможности противостоять регулярным армейским частям, восставшие вымещали свою злобу на местном русском населении, которого к тому времени в Средней Азии было уже около трех миллионов человек, что составляло примерно пятую часть населения всего региона. Селились здесь как казаки, так и крестьяне из центральных областей России, которые получили свободу передвижения после отмены крепостного права в 1861 году.  Численность русских в Средней Азии стала быстро расти, что вызывало неудовольствие у местной племенной знати, которая считала, что переселенцы захватывают у них плодородные земли, а местная русская администрация им в этом потворствует.

Главный очаг восстания

Неудивительно, что с самого начала восстание в Средней Азии, в особенности в Киргизии, приобрело отчетливые антирусские черты. Киргизы нападали на хутора, убивали переселенцев и их семьи, расправлялись с казаками, несшими по мере возможностей охранную службу на огромных просторах региона. Каждое селение превращалось в крепость, между домами ставили телеги и отбивались как могли. Зачастую отряд из нескольких десятков человек, вооруженный стрелковым оружием, мог обратить в бегство сотни конных всадников бунтовщиков.

Стоит отметить, что восстание также активно поддерживалось турецкой агентурой, которая распространяла слухи о якобы поражениях России в боях против Османской империи и скором приходе турок в Среднюю Азию для помощи восставших. На этом фоне некоторые религиозные деятели в Киргизии и Узбекистане выступили со следующим заявлением: «Мусульмане! Царствующий над нами Халиф Ислама – Турецкий Султан ведет войну с Россией и другими ей союзными государствами. Каждый мусульманин должен сочувствовать этой священной войне Султана и обязан немедленно жертвовать на её нужды и во благо войны всего мусульманства. А тот, кто не в состоянии жертвовать, тот должен сам встать в ряды сражающихся против неверных. Настало время освобождения от власти гяуров-русских...». Появились также сообщения о тайных поставках Турцией и стоящей за её спиной Германией оружия и боеприпасов для бунтовщиков.

Как бы то ни было, но к концу 1916 году восстание по большей части было уже подавлено. Уже после усмирения бунта были подсчитаны потери среди русских переселенцев. Оказалось, что по всей Средней Азии количество только убитых составило 3 тысячи человек, в основном среди них были женщины и дети. Были разрушены или сожжены дотла 30 поселений, которые не смогли отбиться от нападений бунтовщиков. По большей части потери русских поселенцев пришлись на земли нынешней Киргизии, которая особенно активно осваивалась русскими после присоединения этого региона в середине 19 века. Потери среди бунтовщиков также были велики. Так, среди киргизов оказалось несколько десятков тысяч убитых, а порядка 100 тысяч человек ушли через горные перевалы в Китай. При этом исход киргизов в Поднебесную получил в дальнейшем в местной историографии название «Уркун», что в переводе на русский означает паническое бегство.

Восставшие киргизы

***

В современной Киргизии, народ которой принимал наиболее активное участие в восстании, события тех лет трактуются сегодня как национальное бедствие. При этом стоит сказать, что некоторые общественные силы в республике, входящей в состав ЕврАзЭс, пытаются обвинить Россию в сознательном геноциде киргизского народа. Речь идет, прежде всего, о националистах, которые активно используют тематику событий 1916 года для разжигания антирусских настроений в Киргизии, пытаясь выставить Россию в неблагоприятном свете агрессора, убийцы и оккупанта перед народом республики. Причем тенденция эта возникла не вчера. Подобная оценка нашей страны и её народа в истории киргизов дала о себе знать уже в конце 1980-х годов на общей волне нарастания националистических настроений в союзных республиках.

Так, киргизское издание «Жаны Агым» опубликовало в конце декабря 2015 года материал под названием «Пусть Путин попросит прощения у киргизов», русский перевод которой был размещен на сайте Gezitter.org. В статье авторы потребовали у руководства Российской Федерации признать факт геноцида киргизского народа и на официальном уровне попросить прощения за события 100-летней давности. «В июле в Бишкеке состоится международная конференция. Наше желание – русский президент Владимир Путин или председатель русской Думы Сергей Нарышкин должны приехать к кыргызскому народу и попросить прощения», – говорится в тексте статьи. При этом весьма примечателен тот факт, что в цитате употребляется слово «русский» , а не «российский», что прямо говорит о намерении авторов сего опуса перевести конфликт именно в национальную плоскость, вызвав у киргизов устойчивое отвращение к русским, которые, кстати, до сих пор в достаточно большом количестве проживают на территории Киргизии.

Кроме того, в Киргизии продолжает процветать национализм, который строится именно на ненависти к России, очернении совместного прошлого и отрицания любого совместного будущего двух стран. Одним из наиболее ярких выразителей этой идеологии является лидер движения «Жоомарт» Нурлан Мотуев. Националист прямо называет события 1916 года геноцидом киргизов, опять-таки делая упор на национальный характер русско-киргизских противоречий, игнорируя многие другие причины восстания. Вместе со своими соратниками он потребовал от Москвы крупную денежную компенсацию за «невинно принесенных в жертву (убиенных) предков». «Наши враги – это русские, и я специально затеял тяжбу к России, требуя с них 100 млрд долларов за резню кыргызов. Вначале меня не поняли, но в этом году очень много организаций поддержали меня. А через 3 года, ох, как жарко будет.... Меня не остановит ни тюрьма, ни запреты. И всё это ради довольства Аллаха! Или победа, или Рай!» – написал Мотуев на своей странице в Facebook. Всё это очень напоминает соответствующие требования, которые предъявили к России республики Прибалтики. Только там с ними выступили дорвавшиеся до власти националисты. В Киргизии же с такими требованиями выступают только набирающие свою силу националистические движения.

Нурлан Мотуев

При этом эксперты отмечают, что националистические настроения пользуются всё большей популярностью среди сельского электората, который крайне восприимчив к подобного рода риторике и, вдобавок ко всему прочему, не знает русского языка. В отличие от городских киргизов, которые активно используют русский язык в деловом и бытовом общении, а также смотрят российские каналы и читают российские газеты, киргизы сельские — именно та среда, которая показала себя питательной почвой для пропаганды идей построенного на ненависти к России киргизского национализма. При этом порой идеи националистические смешиваются с пропагандой идей исламизма. Так, по данным правоохранительных органов республики, на стороне запрещенной в России радикальной организации «Исламское государство» (ИГ) воюют более 350 граждан Киргизии. 

К сожалению, власти Киргизии довольно вяло реагируют на угрозу «национализации» республики. А порой и сами являются проводниками этого процесса, делая весьма двусмысленные заявления. Так, в марте 2016 году премьер-министр республики Темир Сариев, комментируя приближение 100-летнего юбилея киргизского восстания, заявил, что бунт был ни чем иным как кульминацией национально-освободительного движения киргизов за свободу и справедливость. «Несмотря на то, что киргизский народ прошел через череду испытаний, дух нации не был сломлен. Самое главное – мы смогли извлечь уроки из трагических событий истории, сохранить о них память и сделать все возможное для обретения независимости и свободы», – сказал он.

С подобными заявлениями выступил и президент Киргизии Алмазбек Атанбаев, подписавший указ «О 100-летии трагических событий 1916 года». Риторика указа также выдержана в русле восприятия событий 1916 года как национально-освободительной борьбы киргизов против России. Кроме этого, в одном из пунктов указа говорится о необходимости увековечивания памяти жертв киргизского народа в ходе событий 1916 года посредством установки памятника в Бишкеке.  И это при том, что на озере Иссык-Куль уже стоит подобный монумент. Хочется также отметить, что об увековечивании памяти русских, несколько тысяч которых погибло из-за действий киргизских бунтовщиков в указе президента, увы, не говорится ни слова.

***

Таким образом, тема бунта 1916 года обрела ярко выраженную националистическую окраску и стремительно политизировалась за постсоветское время. Очевидно, что Россию так или иначе будут винить в тех событиях, возможно, попытаясь на этой волне выбить у Москвы какие-либо преференции или сделать её более сговорчивой в процессе обсуждения вопросов двухстороннего сотрудничества, в том числе в рамках ЕврАзЭс.

Бишкек – стратегический партнер Москвы, и необходимость укрепления отношений между двумя странами сейчас очевидна. Тем более что на усиление влияния в маленькой Киргизии сейчас претендуют как с востока (Китай), так и с запада (Турция). Последняя под руководством президента Реджепа Эрдогана, как и 100 лет назад, вынашивает пантюркистские планы, желая объединить под своей властью все тюркские народы. Поэтому очевидно, что, так или иначе, Турция и стоящий за её спиной Запад могут воспользоваться 100-летним юбилеем трагедии 1916 года в собственных пропагандистских целях. Задача России – этого не допустить. Потому Кремлю стоит утроить ту «малую силу», которую она не в должной мере использует в своем влиянии на Среднюю Азию. Иначе быть беде.

Иван Прошкин

Заглавное фото: памятник жертвам восстания 1916 года на озере Иссык-Куль в Киргизии.

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика