Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Духовные скрепы
24.04.2016 11:17

Экуменизм ведет к расколу церкви

Ревнители веры создают всенародное движение в защиту России и православия и становятся все более радикально настроенными к священноначалию

От непоминания патриарха и правящего архиерея до церковного раскола – один шаг. В этом лишний раз можно было убедиться на очередном собрании-конференции, организованном доцентом МГИМО, религиозным экспертом Ольгой Четвериковой и группой священников-идеологов борьбы с экуменизмом, среди которых выделим о. Алексея Мороза и о. Дмитрия Ненарокова. 22 апреля зал гостиницы Измайлово был полон ревнителей веры, выступающие, среди которых числились ранее сохранявшие нейтралитет клирики, также были настроены решительно, в воздухе висело напряжение… Но разрядка неожиданно случилась еще до начала мероприятия – провокаторы не заставили себя долго ждать.

Некий «православный правозаступник», как он сам себя определяет, по имени Юрий Падалко вошел в зал минут за 20 до начала собрания и начал довольно бесцеремонным образом снимать организаторов мероприятия на камеру крупным планом, провоцируя их на словесный и физический конфликт. После появления в зале Ольги Четвериковой произошла короткая потасовка, в результате которой женщина получила удар по голове, а Падалко – разбитое в кровь лицо. Затем была вызвана полиция, разбирательства продолжились в кулуарах, и позже в отделении, но их итоги вряд ли интересны большой аудитории читателей. Основные выводы можно сделать на основе беглого изучения страниц в соцсетях того самого Падалко: он действительно весьма смахивает на провокатора, к тому же, разозленного тем, что его идеи не получили поддержки в антиэкуменическом движении, а его основные идеологи соборно решили отправить незадачливого адвоката в бан.

Так или иначе, идея по срыву мероприятия не сработала, и пришедшая в себя Четверикова сообщила собравшимся о его главной задаче:

«Мы – православные граждане России, надеемся объединиться в антиэкуменическое сообщество, которое должно быть услышано властями. Также мы хотим сохранить духовную безопасность, которая является частью национальной безопасности».

Настроение и состав участников этой встречи получился куда более радикальным, чем у круглого стола, организованного публицистом, лидером движения «Сопротивление новому мировому порядку» Владимиром Осиповым, о котором «Колокол России» писал ранее. Несмотря на общность задач, интересов и мировоззрений Осипов сотоварищи делали акцент на борьбу за чистоту веры исключительно внутри Русской православной церкви, предостерегая ревнителей от разного рода расколов. Однако священник Алексей Мороз, еще недавно сам говоривший, что «отделяться ни в коем случае нельзя», на сей раз пересмотрел свои взгляды.

«Настали очень тяжелые времена. Делается явная попытка переформатировать РПЦ в некое химерическое образование, которое является одновременно и православным, и католическим, и протестантским, которое одновременно признает и иудаизм, и мусульманство. А это называется, по сути, единой мировой религией. Мы столкнулись с тем, о чем писали Святые Отцы – перед приходом антихриста будет построена некая единая мировая религия, которую примут многие, убаюканные красивыми, псевдоправдивыми словами. Нас пытаются научить толерантности ко всему: к другим верам, к педофилам, к содомитам, но все это ложь. Современного человека убаюкивают, забивают ложной информацией, и тем самым ведут его к погибели.

Митрополит Волоколамский Иларион у нас наложил запрет на определение «еретик» по отношению к католикам. Нет теперь среди них еретиков, запрещено заниматься прозелитизмом среди католиков, пытаться обращать их в православие. По сути, мы видим, как по мановению волшебной палочки нашего священноначалия слова преп. Амвросия Оптинского, Иоанна Кронштадтского и др. святителей предаются забвению, а еретические учения вдруг оказываются душеспасительными, исповедующие же их – нашими «братьями и сестрами». Свидетельствовать о том, что любое из религиозных направлений ведет к единому, общему богу, как этому учит, например, Всемирный совет церквей, означает предать Христа, свою веру, свой народ и отказаться от спасения не только для себя, но и для своих потомков. Это значит предать Бога и Россию», – начал о. Алексей вполне себе за здравие.

«Но не надо думать, что все само собой рассосется, что мы будем, как и раньше, спокойно ходить в церковь – это уже невозможно, такого уже не будет. Пройден некий рубикон, поэтому мы должны четко определиться, с кем мы – со Святыми Отцами, нашими вероучителями, новомучениками, исповедниками, или мы с новой церковью, которую создают Кирилл, Иларион иже с ними. Это судьбоносный выбор, за который каждому придется отвечать не только при жизни, но и посмертно.

У них, конечно, огромный административный ресурс. Всех, кто выступает против, запрещают в служении или выгоняют за штат. Как любит говорить о. Андрей Ткачев – вы все в корабле, сидите и ни о чем не думайте – вас ведет опытный кормчий. Вот только вопрос – куда кормчий ведет этот корабль и что будет с теми, кто покорно сидят в каютах и не высовываются? Поэтому перед нами встал вопрос – а что делать верным? После проведения ряда круглых столов с участием известных священников и епископов, стало понятно, что есть в этой истории и много провокаторов, говорящих вроде бы правильные слова, но на самом деле стремящих увести людей в сторону и оставить их в кирилловском стойле, в котором находится большинство людей», – продолжил клирик в более жестком ключе…

Из этих слов можно сделать вывод, что все храмы РПЦ, в которых поминают патриарха, априори могут быть причислены к «кирилловскому стойлу». Куда же простым мирянам выходить из этого «стойла»? Похоже, путь только один – в катакомбы, самопальные храмы, молельные комнаты в домах и квартирах… В общем, история будто бы в очередной раз движется по спирали, повторяя виток начала 20 в., когда невиданные для русского православия гонения породили десятки, а позже и сотни расколов и самочинных рукоположений.

Продолжая свою мысль о том, что от поминающих патриарха Кирилла священников и из приходов отходит спасительная благодать, о. Алексей дошел до того, что все причащающиеся в них также могут быть названы еретиками.

«Могут ли быть у еретика действующие таинства? Конечно, нет. Дух святой в скверном сосуде не живет – и таинства у таких священников (т.е. у всех, поминающих патриарха – прим.авт.) не действуют. Когда священник начинает поминать Кирилла, у него с ним происходит мистическое единение, таким образом он сливается и со всеми ересями, которые патриарх утверждает. Поэтому люди, которые исповедуют еретические взгляды – будь то патриарх или митрополит – они автоматически оказываются вне Церкви. Дух святой изгоняется из сборища еретических с запрещением каждого священника, отказавшегося поминать патриарха. И когда последний священник, желающий жить по правде, будет изгнан оттуда, останется лишь одно загнивающее и разлагающее церковное тело», – завершил обличительную речь Алексей Мороз.

Получается интересная «вилка», о которой, похоже, мало кто из ревнителей веры задумывается. Понятно, что Церковь Христова – Единая, Святая, Соборная и Апостольская. Она неделима, но проповедуя экуменизм, священноначалие косвенно призывает прихожан и клириков к расколу. К тому же расколу, только уже явному, призывают теперь и его противники. Чем один подход лучше другого – понять тяжело, как и сложно осознать, где в случае такого масштабного разделения окажется святая Церковь Христова? С кем будет благодать, на чьи таинства будет сходить Дух Святой и т.д.? Каноны на этот вопрос отвечают четко – пока священник не запрещен в служении решением церковного суда, его таинства остаются действительными. Так может, все-таки имеет смысл бороться за возможность созыва таких судов, за истинную соборность в РПЦ, а не призывать ее чад к окончательному разрыву?

Кстати, о. Алексей также успел сказать о том, что внутри нашей Церкви принцип соборности полностью нарушен. Уставным прещениям для народа Божьего он предложил противопоставить соборный разум, отметив, что «мы будем думать и решать все вместе, путем сообсуждения». Но автор материала почему-то заметил на собрании совсем иное. По факту никакой дискуссии с мирянами организаторы не планировали и не вели, на несколько разумных вопросов из зала ответов также не последовало, за исключением вялого: «мы об этом уже не раз говорили». Поэтому заинтересованным людям, не входящим в оргкомитеты подобных собраний, остается только надеяться на чистоплотность всех их лидеров. В противном случае неминуемо сыграет «личностный фактор» и мы получим продолжение «пост-сергианских расколов», но уже в среде ревнителей православия. Его зачатки просматриваются уже сейчас, в частности, в критике организаторов о. Всеволода Чаплина, исходя исключительно из его прошлого послужного списка. А хотелось бы, чтобы стоящие в истине объединялись прежде всего на основании любви к Христу и вероучению Церкви, тогда все мелкие разносуды и перепалки окажутся ничтожными и бессмысленными.   

***

Акцент на соборности и единстве Церкви был на собрании ключевым. Эти же темы, с догматическими доказательствами, были затронуты священником из Молдавской Епархии РПЦ МП, в которой ряд приходов и монастырей также уже отказались от поминания патриарха.

«Оппоненты часто говорят нам: скажите, а какой догмат нарушен? Нарушается в первую очередь догмат о святости Церкви – из символа веры: «верую во Единую Святую Соборную Апостольскую Церковь». Ереси прошлых веков были направлены в первую очередь на разрушение христологии (учения о природе и свойствах Христа), теперь же главный удар наносится по экклезиологии (учение о природе и свойствах Церкви).

В принятом Архиерейским Собором документе «Принципы отношения Церкви с остальным христианским миром» уже в самом названии возникает двусмысленность. Мы видим, что есть сама Церковь и есть «остальной христианский мир». Какие могут быть христиане вне Церкви? Я хотел бы сказать о том, что у нас имеется документ «Принципы отношения православной Церкви к инославию», принятый на Архиерейском Соборе-2000. Там фактически вводится католическое понимание экуменизма, это калька с аналогичного текста, принятого католиками на Втором Ватиканском соборе. Тем самым они признали все другие христианские конфессии своими «братьями в Господе», вошли в неполное евхаристическое общение с ними. Сейчас католикам уже разрешено причащаться в православных храмах. Так экуменизм официально привили на православную почву, нам остался всего один шаг – допустить евхаристию с инославными.

Также попирается догмат о соборности Церкви. Она должна быть соборна прежде всего в том смысле, что все клирики и миряне имеют полное право участия в ее жизни, обсуждении ключевых вопросов. Архиереи имеют право решающего голоса, но никак не должны узурпировать в своих руках всю власть. Но в последней редакции устава РПЦ все ключевые властные полномочия власти от Поместного собора передали Архиерейскому.

Какой мне видится цель непоминания патриарха? Безусловно, это стояние в истине, а также инструмент возвращения соборности. Если у священника сплоченный приход, то непоминание им правящего архиерея делает его реальной силой. И вся община должна активно информировать других священников и мирян о происходящем. Пока пациент, условно говоря, находится в состоянии клинической смерти, мы еще можем сделать титаническое усилие и реанимировать его», – отметил молдавский священник.

С чем здесь точно можно согласиться? Пожалуй, с тем, что миряне как класс у нас действительно практически не существуют. Сама фраза «глас народа Божьего» также потеряла свое значение. Ведь согласно Уставу РПЦ, все имущество храмов принадлежит патриарху и Синоду, священники и миряне, даже сам настоятель, могут быть в любую минуту выкинуты на улицу росчерком архиерейского пера. Приходы в селах и деревеньках, на строительство которых местные жители годами скидываются с миру по нитке, после начала службы в них автоматически становятся собственностью священноначалия. Возможно, от таких вселенских прав и ушла у него всякая ответственность перед остальным клиром?

Да и миряне, в свою очередь, последнее время предельно атомизировались, приходя в храмы для отправления личных нужд. Исповедоваться, причаститься, поставить пару свечек, ни с кем не общаясь, не интересуясь приходской жизнью – и вперед далее, по своим делам. Увы, мы оказались очень далеки от истинных христианских общин начала тысячелетия, и современное общество продолжается от них отдаляться…

Пока автор материала делал рабочую съемку и размышлял о чистоте веры, организаторы вдруг объявили, что съемка в здании запрещена (хотя сами они делали запись выступлений с нескольких ракурсов). Убирать камеру я, разумеется не стал, вместо этого нащупав в кармане журналистское удостоверение. Понятно, что участники собрания опасались новых провокаций, однако прежде всего мероприятие было публичным, и по закону вести общую съемку происходящего мог любой желающий. Сидящие рядом бабушки начали недовольно шикать на меня, на чем, слава Богу, все и закончилось. Кстати, к вопросу о соборности: если священники и православные эксперты хотят создать новое всенародное движение, если они публично выступают против ереси в Церкви, чего им бояться? И тут опять же засквозило знакомое самоуправство, которое с соборностью никак не вяжется…

***

Высокий градус радикализма поддержал священник Дмитрий Ненароков, известный окормлением казачества и патриотической позицией в противостоянии с либералами и ЛГБТ-сообществом:

«Надо понимать, что те процессы, которые сейчас происходят, формировались уже давно. Экуменизм возник в начале 20 в., был экуменический собор, после которого не снизошел благодатный собор на Иерусалим. Можно вспомнить митрополита Никодима Ротова, который открыто причащал католиков, а также более поздние отдельные указы владык в монастырях, которые давали команду настоятелям допускать инославных к евхаристии.

У нас установилась четкая вертикаль власти наподобие папистской. Она кончается на наемных людях – священнослужителях, а народ Божий просто не учитывается, его просто как будто нет. Полная аналогия с политической системой в нашей стране – мы имеем жесткую вертикаль и бесправный, безынициативный народ.

Из нас не будут делать мучеников – страдальцы им не нужны. Нас превратят в маргиналов: умственно отсталых, шизофреников или просто каких-то уголовников. Сейчас уже некоторых непоминающих обвиняют в сотрудничестве с иностранной разведкой. А конечная цель – загнать всех православных в резервации, как индейцев, поэтому нас пытаются всячески запугать пророчествами о скором конце света. Но наша главная цель – защитить веру.

Но мы уже пошли по исповедническому пути, другого у нас нет. Мы можем только планомерно, спокойно строить общение, искать единомышленников, строить храмы, искать связи с владыками и возможности собираться в общины, пусть даже на расстоянии. Общины могут сейчас быть даже расстоянии, им не обязательно собираться в одном месте. Главное, чтобы люди в них научились любить друг друга, чтобы они искоренили эту сергианскую болезнь в нашей Церкви, чтобы они научились жить не только своими проблемами, а проблемами братьев и сестер и были бы готовы отдать за них жизнь. Не все тут просто, но я думаю, что с Божьей помощью все будет хорошо», – заявил о. Дмитрий.

Красивые, решительные слова, на первый взгляд. И все-таки, после собрания не прояснился главный вопрос, чего-таки добивались организаторы? Они намерены очищать РПЦ от еретиков или же полностью уйти в катакомбы? Похоже, что сами участники собрания до конца не определились с оптимальным способом соблюдения чистоты веры, многие из них еще ожидают архиерейского решения о запрете в служении. Главная опасность, которая подстерегает православных – отторжение от храмов, от любимых и уважаемых пастырей, которые после запрета из-за непоминания будут вынуждены вести службы и проповеди на частных квартирах. В итоге образуется множество мелких общинок на самоуправлении, часть паствы навсегда забудет дорогу в храм, а многие, учитывая современный уровень духовной жизни, просто отойдут от православия. Очень не хотелось бы лицезреть этот тотальный упадок веры, которого так ждут и провоцируют враги Церкви.

Но опасения по поводу утраты единства даже внутри РПЦ настолько реальны, что пора бы уже узнать, что по этому поводу думает наше священноначалие. Причем узнать об этом не из закрытых синодальных заседаний-междусобойчиках, не из документов Архиерейских Соборов, где епископам раздают бумажки для ознакомления и последующего подписания, зачастую не выслушивая даже их позицию, а на межсоборных поместных совещаниях и, наконец, на всероссийском Поместном Соборе. Но решится ли на такой шаг Московская Патриархия?

Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика