Архив материалов
Духовные скрепы
28.12.2015 09:32

Отставка Всеволода Чаплина: удар по православным патриотам

На прошлой неделе Священный Синод Русской Православной Церкви (РПЦ) реорганизовал Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества (ОВЦО) и Синодальный информационный отдел (СИНФО), создав на их основе Единый отдел по взаимоотношениям с обществом и СМИ. В результате такого нехитрого объединения, охарактеризованного Синодом привычным уже для нас словом «оптимизация», была упразднена должность главного представителя Церкви по работе с населением – протоиерея Всеволода Чаплина. Возглавить обновленную структуру ему не предложили, выбрав в качестве преемника человека светского – главного редактора журнала «Фома» Владимира Легойду. 

Вот так, впервые со второй половины 80-х годов прошлого века, разошлись пути Чаплина и Святейшего Патриарха Кирилла. 18-летний Всеволод, начинавший служение Церкви под руководством митрополита Питирима (Нечаева), сдружился и сработался с Кириллом еще в то время, когда тот был архиереем и служил в Смоленске. Но, несмотря на их некогда дружественные отношения, нынешнее увольнение Чаплина, к сожалению, явилось событием прогнозируемым и ожидаемым.

Для понимания ситуации отметим, что в РПЦ, как и в других срезах нашего общества, идет старое противостояние между условными фундаменталистами (патриотами) и экуменистами (либералами). Среди высшего духовенства гораздо больше последних, и протоиерей Всеволод Чаплин всей своей деятельностью и высказываниями также ранее мог быть безошибочно причислен к либералам. Ему еще долго будут припоминать безответный поцелуй руки Папе Римскому Бенедикту XVI, попытку создать центр современного искусства при храме св. Николая на Трех горах вместе с Маратом Гельманом и даже организацию откровенно богоборческой постмодернистской выставки «Двоесловие/Диалог» в притворе храма Святой Татьяны при МГУ. Но в последние годы Чаплин заметно исправился и смог набрать много очков в кругу православных консерваторов.

За ставшей уже традиционной привычкой троллить собеседника сипловатым басом, произнося пафосные охранительные лозунги, наконец, стали видны реальные дела Чаплина. На своей должности в ОВЦО, а также в Общественной палате и прочих собраниях он получил возможность вещать от имени всей Церкви. И ни разу, несмотря на остроту некоторых высказываний, он не был поправлен Святейшим Синодом. Кроме того, народная альтернатива снизу также находила у него поддержку. Протоиерей выступал с высоких трибун против глобализации, гей-парадов, ювенальной юстиции, в защиту традиционных семейных ценностей, против введения систем школьных и прочих единых электронных карт и т.д. Народ сразу к нему потянулся – ведь отец Всеволод, по сути, является рупором самого Святейшего Патриарха. Значит, патриоты от православия снова у нас в чести.

С активизацией внешней политики России риторика Чаплина становилась все более бескомпромиссной. Он открыто высказывался в поддержку боевых действий ополченцев на Юго-Востоке Украины, выступал за защиту Русского мира с оружием в руках, намекая на то, что «русский народ по духу – народ-воин». Здесь наметились первые серьезные расхождения с позицией Патриарха Кирилла, который в своих проповедях говорил о неприемлемости разжигания междоусобиц по языковому и национальному признаку. Понятное дело, что глава РПЦ просто не мог себе позволить озвучить нечто иное – тогда бы он получил двойной ответный удар как от либеральных российских элит, так и от любителей попрессовать религию.

После старта антитеррористической операции ВКС России в Сирии Чаплин заявил, что наша страна «ведет священную борьбу с террором». Арабская пресса переварила эту фразу своеобразно и начала затем постоянно использовать выражение «русские крестоносцы в Сирии». Устранять недопонимание пришлось нашим дипломатам, так что у МИД появился свой счет к Чаплину.

При этом отец Всеволод не забывал позитивно высказываться об Иосифе Сталине («Церковь изменила Сталина», «Сталин уловил волю народа»), параллельно призывая уничтожать большевиков, да и вообще всех посягающих «на веру и святыни». Незаметно для себя Чаплин начал скатываться на уровень самых маргинальных патриотов, забывая о том, какую авторитетную религиозную организацию он представляет.

Из статуса священнослужителя в диалоге с обществом он опустился до заштатного светского политика, что не могло не вызвать тревогу на самом верху Церкви, а также дало козыри в борьбе за снижение влияния Чаплина либеральной команде во главе с митрополитом Волоколамским Иларионом

Митрополит Иларион и Владимир Легойда

А уже после увольнения из ОВЦО Чаплин показал полное неумение держать удар и отсутствие желания соблюдать церковную субординацию. Если со стороны Патриарха он получил «благодарность за многолетнее участие в диалоге с органами власти на предмет развития законодательства, касающегося религиозных организаций, а также за участие в работе Межрелигиозного совета России», то от себя «в подарок» протоиерей дал серию интервью в либеральных СМИ («Дождь», РБК, «Сноб»), откровенно пройдясь по главе Церкви и тем самым позволив белоленточникам и антиклерикалам лишний раз позлословить о нашем «прогнившем духовенстве». Более того, Чаплин предположил, что при нынешней системе церковного управления, когда все ключевые решения принимаются исключительно и единолично Патриархом, Кириллу недолго осталось возглавлять РПЦ. Отец Всеволод поставил себя чуть ли не выше Патриарха, заявив, что всегда будет говорить то, что считает нужным, а его дальнейшая церковная судьба в общем-то дело десятое.

Да, вероятно, сразу после отставки Чаплина его устами и были озвучены наболевшие внутрицерковные проблемы (отсутствие возможности критиковать безнравственные явления во власти и конкретных чиновников со стороны духовенства; спонтанность и несистемность принятия важных решений Церковью, так как вся власть сосредоточена в руках ее главы; недостаточная открытость при общественной работе и публичной политике Церкви).

Но заявлять и обсуждать их надо было не в такой момент и не в такой форме. Если бы Чаплин был более дипломатичен и сдержан, он мог бы продолжить лично работать над изменением ситуации на прежней должности и не подставлять тех гражданских активистов, которые давно наладили с ним контакты. Работа со СМИ и общественностью Владимира Легойды, который вообще не был замечен в особом патриотизме, но является приятелем митрополита Илариона, к сожалению, теперь пойдет совсем в ином ключе…

Протодиакон Андрей Кураев в своем авторском блоге предположил, что главной причиной увольнения Всеволода Чаплина стала политика. В начале февраля 2016 года состоится Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, на котором ожидается около 100 епископов с Украины. Агрессивные высказывания Чаплина, наверняка, могли бы спровоцировать крайне нежелательный для Церкви скандал. Кроме того, протоиерей неоднократно требовал от исполнительной власти в России согласовывать все ключевые решения с церковной элитой, чем, естественно, настроил против себя большинство в правительстве. Возможно, Кураев прав, и Патриарху по многим каналам одновременно поступили сигналы о необходимости этой отставки. А возможно, это все же было единоличное решение отца Кирилла, так как он лично более не мог позволять себе негласно поддерживать все одиозные спичи своего подчиненного.  

Так или иначе, православная патриотическая общественность в результате произошедших в РПЦ перестановок пострадала больше всех. Она потеряла пусть одиозного, но все-таки проверенного союзника, который озвучивал в высоких кабинетах очень важные вещи и помогал поднимать информационный шум, когда это было жизненно необходимо.

Как с ней будет выстраивать отношения Легойда и какую позицию он займет в отношении проталкиваемых во все кабинетные щели глобалистских, толерантных и ювенальных законопроектов – одному Богу известно.

Иван Ваганов

 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"