Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Духовные скрепы
27.07.2017 13:15

«Заказчики «Матильды» мечтают о гибели России»

Руководитель движения «Царский крест» рассказал «Колоколу России» о том, почему картину Алексея Учителя нельзя допускать на большой экран.

Вокруг вольной режиссерской интерпретации сомнительных эпизодов из личной жизни последнего русского императора Николая Второго уже сломано тысячи копий. Сторонники объективного взгляда на историю страны, православные и просто патриоты России в этой истории оказались по другую сторону баррикад со сторонниками «свободы творчества», противниками цензуры, Церкви, монархии, отрицателями духовного подвига царской семьи. Авторы и прокатчики несколько раз переносили премьеру фильма «Матильда», и сегодня она назначена на 25 октября – самое начало Октябрьского переворота 1917 года в Петрограде. О том, какие силы скрываются за продвижением картины в массы и какие цели они преследуют «Колокол России» побеседовал с одним из пионеров «антиматильдовской» кампании, руководителем движения «Царский крест» Александром Порожняковым.  

«Колокол России»: Расскажите в двух словах, что же такого все-таки в этом фильме, что еще задолго до выхода на экраны он захватил умы стольких людей?

Александр Порожняков: Уже очень много было сказано на эту тему – дебаты ведутся более девяти месяцев. Борьбу против «Матильды» возглавляет православная, консервативная общественность, нас поддерживают в том числе представители других традиционных религий. Царь Николай Александрович был государем всех народов, населявших в то время Российскую империю, поэтому защита его чести – дело праведное для многих и многих людей. Этот фильм затрагивает наши духовные, нравственные ценности и конечно же, чистоту нашей истории.

Если же говорить конкретно о нас, православных, тут все вполне очевидно. На столетие революции и ритуального убийства царской семьи абсолютно спланированно, в продуманной форме, снимается вот такой пасквиль, который близко не имеет ничего общего с реальной личностью государя императора. За последние 100 лет из биографии царя пытались вытащить различную информацию, которая могла бы его дискредитировать.

Еще до начала революции враги России вели борьбу против православия и монархии – прежде всего, информационную. К сожалению, им удалось победить. Сейчас происходит то же самое. Для того, чтобы убить царя, недостаточно уничтожить его останки – надо убить именно духовную память о нем, попытаться в людях, неукрепленных в вере, не знающих историю, посеять смуту, сомнение. А действительно ли подвиг Николая Второго был мученичеством, а надо ли почитать его как святого? А может, все так и должно было случиться, все закономерно: крах империи, падение монархии, убийство царской семьи, геноцид русского народа?

Как показывает нам автор фильма, царь был человеком слабовольным, бегал за женщинами, шел у них на поводу. Главная его задача – десакрализировать, деканонизировать императора и императрицу, показать их людьми блудными, жертвами своих страстей – то есть с теми грехами, с которыми никак нельзя обрести святость.

В конечном счете, это делают те самые силы, которые сто лет назад учинили в нашей стране кровавую бойню. Рушились храмы, осквернялись святыни…Так что этот фильм надо воспринимать как отравленный слоеный пирог, как бомбу замедленного действия. Его авторы стараются расставить много крючков, чтобы поймать каждого на свою уловку. И главная задача тех темных сил, представители которых сейчас осели в различных структурах и организациях – утвердить свою власть, продемонстрировать, что сто лет спустя они по-прежнему находятся у власти, определяют все наши экономические, политические, демографические, социальные и культурные процессы.

КР: В 90-е годы прошлого века победившие либералы принесли стране пресловутую «свободу совести». То есть, с одной стороны, Церковь вырвалась из-под строгого надзора, прессинга идеологии госатеизма. Сейчас действительно каждый может в любое время войти в храм, строятся и открываются новые церкви. Но с другой стороны, есть те, кто не считают все это благом, не разделяют христианские ценности – и это тоже плоды свободы 90-х. У этой категории граждан есть свой аргумент: «кто хочет – пусть ходит в храмы, кто хочет – пусть снимает «Матильду»». Как его можно опровергнуть?

А.П.: Если бы Учитель снял подобный фильм про своих родителей или иных близких людей, вопросов бы, возможно, не возникло. Но здесь речь идет о человеке, который причислен к лику святых, он уже является частью Церкви, частью Христа. Поэтому аргумент «не хотите – не смотрите» совершенно не актуален. Тут затронуты чувства миллионов верующих, и к этому нельзя оставаться безразличным.

Наши оппоненты как раз и ждут, что мы просто закроем глаза – и тогда откроется окно Овертона. Сначала все съели фильм «Викинг», а теперь нам говорят: «А что же вы тогда молчали?» Причем сами подтверждают, что фильм мерзкий, что он снимался с целью уничижения русской культуры, достоинства. Так вот сейчас мы не молчим и готовы идти до конца, чтобы не допустить этого показа. Тем более, очевидно, что во всех слоях общества, в том числе внутри Русской православной Церкви растет волнение в связи с этим фильмом, и оно будет только нагнетаться.

Некоторые думают, что это просто пшик, что консервативная общественность скоро «сдуется». Нет, сейчас во многих городах люди готовы проявлять гражданскую позицию, выступать против этого фильма. Достаточно небольшой искры, чтобы разжечь конфликт. Мы как раз не хотим, чтобы эта смута переросла в нечто совершенно неуправляемое. Есть ведь еще и третья сторона конфликта, которая только и ждет, чтобы люди вышли на улицы, чтобы на почве этого противостояния спровоцировать майдан в России. Мы же, как православные, выступаем за мирное решение вопроса, строго в правовом поле. Стараемся вести диалог с депутатами, чиновниками, министерствами.

КР: Кто-то из них вас услышал?

А.П.: Общественный совет при министерстве культуры во главе с Павлом Пожигайло принял нашу позицию. Они прекрасно понимают, чем это может закончиться, и пытаются мирно урегулировать этот процесс. Мы проводим молитвенные стояния, читаем каждую неделю молитву по соглашению против «Матильды». На Царские дни в Екатеринбурге собралось порядка 90 тыс. человек, каждый из которых четко знает, что такое фильм «Матильда» и почему он не должен выйти на экраны.

В этом году возникает клубок из разных событий, связанных между собой – возобновились следственные действия в отношении так называемых царских останков. Все грамотно спланировано: в преддверии убийства царской семьи выходит фильм, а после него будет решаться вопрос с признанием останков. Это многоуровневая борьба против православия. Наши предки не уберегли царя. Они отдали его на поругание, на заклание вместе со всей семьей. Царь же покорно принял волю Божью и пошел на «русскую Голгофу». Промолчали все – в том числе и духовенство, которое уже через пару дней начало поминать временное правительство. Прямо или косвенно, мы сейчас несем за это духовную епитимью (наказание).

Да, вроде бы у нас открываются храмы, вроде бы церковь расцвела. Но мира и спокойствия в душах людей все равно нет. Каждый чувствует, что вокруг происходят неправильные вещи. Россия занимает первое место в мире по числу абортов, есть и другие тяжелые социальные проблемы. Это все потому, что мы оставили, предали императора и попустили цареубийство. Создатели фильма ставят своей задачей не дать русскому народу принести свое сознание к покаянию, осознать всю глубину трагедии столетней давности и ту жертву, которую царь принес за Россию.

КР: Сейчас в Русской православной Церкви наблюдается явный раскол в связи с «Матильдой». Так, епископ Тихон Шевкунов и даже митрополит Иларион Алфеев высказались довольно жестко против картины Учителя. В Ханты-Мансийской епархии митрополит Павел благословил собирать по приходам подписи против показа фильма. Но затем председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда высказался против подобного централизованного сбора подписей.

Буквально пару дней назад в СМИ выступил пресс-секретарь патриарха Кирилла Александр Волков, заявивший, что Церковь не должна лезть в «дела культурные» – православные, мол, имеют право на недовольство, однако запрещать картину, по его мнению, нельзя. И уже на следующий день о. Александр пояснил, что это было его частное мнение, а не позиция патриарха. Как вы думаете, каким образом разрешится этот конфликт? Может, патриарх все-таки скажет свое слово?

А.П.: Конечно, мы все ждем, что Святейший выскажет свое мнение, и даже уверены, что это произойдет. Надо понимать, что на нашу Церковь с утра до вечера идут нападки, она находится в окружении. Мы поможем патриарху принять правильное решение, хотим показать ему, что сегодня православный русский народ готов отстаивать свои святыни, имеет право на свое мнение. Патриарх конечно будет с нами солидарен, а нам сейчас нужно собирать воедино все силы, чем мы и занимаемся.  

Либерально-тусовочная культурная общественность подает православное сообщество как некое гетто, оставшееся в средневековье, а сама при этом регулярно демонстрирует на экранах, на сценах театров всевозможные извращения, считая это «высшим пилотажем» – для них, видимо, это и есть верх культуры, морали и духовности, к которому «дремучие православные» пока не готовы. Мы же показываем, что консервативное мышление сегодня – это двигатель развития страны. В самой сути православия заключены все общечеловеческие ценности, понятные и близкие каждому – желание добра, справедливости, помощь ближнему, ставка на семейные, традиционные ценности. Поэтому я уверен, что патриарх встанет на нашу сторону, а мы поддержим его.

Сейчас, как вы наверно знаете, 37 депутатов направили в Минкульт, МВД и Генпрокуратуру запрос о принятии мер к недопущению показа «Матильды» на большом экране, к нему присоединили 100 тысяч подписей граждан. И даже футбольные фанаты, представители разных клубов, вышли из затишья и начали бороться за справедливость, вывешивать баннеры в поддержку последнего русского царя.

Нельзя позволить деструктивным силам далее утверждаться в нашей стране. С фильмом Учителя мы оказались в своего рода точке невозврата. Если они увидят, что мы все это переварили, дальше будет только хуже. Вопрос для многих уже не столько в самом фильме, сколько в идеологической и духовной борьбе света с тьмой. Уверен, что свет победит, потому что мы поднимаем знамя Христа, как это делали наши предки, которым всегда сопутствовала победа. Каждый может внести посильный вклад в это общее дело.

КР: Есть вопрос по поводу заявлений отдельных представителей власти. Высказывания министра культуры Мединского и премьера Медведева фактически сводились к тому, что «Матильда» должна обязательно выйти на экраны. И на прямой линии с президентом слово дали актеру Безрукову, рядом с которым сидел Учитель. Безруков начал вещать Владимиру Путину о недопустимости «наездов» на искусство, об опасности цензуры и т.д. Это ведь символично, что на прямую линию пригласили, к примеру, не депутата Наталью Поклонскую, а ее оппонентов?  

А.П.: Давайте рассмотрим всех по порядку. Господин Мединский уже согласовал выход этого фильма в прокат. Конечно, это сильный удар по его репутации, вообще по его карьере. Я уверен, что как только фильм запретят, будет поставлен вопрос о целесообразности нахождения такого министра на своем посту. Хотя конечно же большую часть денег выделяет не непосредственно его ведомство, а Фонд кино, который кровно заинтересован в прокате. Мединского тут просто могли подставить – рассказать, что снимается правдивый, искренний фильм о царе.

Тот же Учитель ранее брал у Минкульта деньги на приключенческую ленту для подростков «Сокровища Ермака». А вместо этого он произвел на свет фильм «Позвоните Ермаку» про жизнь какого-то современного актера. То есть налицо нецелевая трата бюджетных средств – сценарий должен был полностью соответствовать заявленной тематике. И сейчас министр мог просто довериться «уважаемому» режиссеру, так что не будем спускать на него всех собак. Сейчас у него нет других вариантов, кроме попыток как-то отбиться.

Касаемо нашего премьера, он тоже мог попасть под влияние деструктивных сил. Как раз во время форума по культуре к нему вполне могли в кулуарах подойти люди, рассказать, что культуру зажимают до предела, начинается «новый 37-й год или религиозное мракобесие». Конечно, он мог поддержать своих коллег, не имея достоверной информации.

А что касается нашего президента, он человек умный, деликатный и конечно православный. Мы видим, что он участвует в открытии многих храмов, недавно открывал поклонный крест Сергею Александровичу Романову в Кремле. Вопрос другой – как Учитель с Безруковым пробились на эту прямую линию? Тут надо понимать, что и во власти есть разные влиятельные группы, соперничающие друг с другом.

Для меня лично президент сказал все четко: у нас в стране есть свобода творчества, никто ничего не запрещает. Но в данном случае каждый волен выражать свою точку зрения. Мы делаем это в рамках закона, а президент стоит над ситуацией как гарант Конституции. Он не может открыто вмешиваться в такие процессы, однако от его слова зависит многое. Он прекрасно видит угрозу от либеральной антироссийской риторики, от действий деструктивных сил, направленных на развращение нации.

Мы видим, что сейчас во власти сильна либеральная тусовка, которая спонсирует, всячески продвигает таких «деятелей культуры», как Кирилл Серебренников и Ко. Так что президенту с ними приходится очень нелегко. Ему нужна точка опоры для запрета фильма, поддержка православного народа, готового открыто отстаивать интересы России . Мы ему эту поддержку дадим и конечно же готовы отстаивать свое мнение, идти до победного. К нашим действиям в правовом поле придраться невозможно.

КР: Каков ваш дальнейший алгоритм действий? Про всеобщую молитву, молитвенные стояния нам уже хорошо известно, но что будет дальше, если, допустим, станет очевидно, что премьеру картины 25 октября никто отменять не намерен?

А.П.: 1 августа в 19 ч. представители православной общественности проведут первое молитвенное стояние против «Матильды» по всем городам и регионам страны. Если же власти нас не услышат, будем думать, каким образом привлекать их к диалогу – уже на других площадках и в других формах.

Нам обещали, что в Минкульте еще будет рассматриваться вопрос о выдаче или невыдаче фильму прокатного удостоверения, причем речь идет именно о втором варианте. Павел Пожигайло как глава Общественного совета при министерстве имеет полномочия написать обращение непосредственно к президенту о недопустимости выхода ленты в прокат. Что касается дальнейших действий, план у нас имеется, но мы пока не будем его озвучивать, чтобы не выкладывать врагу все козыри.

КР: Могу все же предположить, что нам следует ожидать большого митинга, в котором будет задействована вся коалиция православно-патриотических сил.

А.П.: Конечно, его можно ожидать, но пока мы очень надеемся, что до этого не дойдет. Однако как православные люди мы будем сопротивляться злу всеми возможными способами, но, подчеркиваю, строго в рамках закона – навальных у нас и без того хватает.

КР: Кстати, сложно представить себе, чтобы в Великобритании в массовый прокат вышел фильм, в котором бы порочилась королева Елизавета, или допустим демонстрировалась клубничка на фоне сюжетной линии личной жизни принца Чарльза и принцессы Дианы – хотя там уж точно есть где развернуться фантазии режиссера.

А.П.: Да, почему-то сегодня очень важная для нас история гибели монархии и трагедии царской семьи подается в русофобском ключе – считается нормой смеяться над ней, всячески дискредитировать. Есть множество тем, которые негласно нельзя обыгрывать в виде сатиры, но только не эта. 

На столетие революции именно царь Николай Второй стал тем знаменем, которое объединяет людей разных мнений и культур. Отношение к образу Великомученика также стало лакмусовой бумажкой для некоторых наших чиновников, отдельных госструктур и депутатов. Мы увидели, кто действительно готов отстаивать интересы России и православия, а кто на них плюет. Так что на сегодня последний русский император является «точкой сборки» для всех нормальных людей, даже не обязательно религиозных, мечтающих, чтобы в нашей стране через пять лет не правили бал ребята с радужными флагами.

Почему-то мало кто обратил внимание, что в «Матильде» есть сцена, в которой у государя императора падает с головы корона – как символ крушения Российской империи. А уже в следующем году должны состояться выборы президента России. Для нас очевидно, что этот фильм также призван сформировать у зрителя, в первую очередь – у молодежи, модель будущего, нужную определенным силам, вызвать отвращение, неприятие к государственной власти. На уровне психологии, подсознания эта картина должна стать очередным кирпичиком в закладываемом фундаменте российского майдана. К сожалению, очень многих история так ничему и не научила. Но со своей стороны мы сделаем все, чтобы помешать этому сценарию.

Беседу вел Иван Ваганов

Фото: Коллаж. РИА Новости/Руслан Шамуков / Кадр из х/ф "Матильда"/kinopoisk.ru

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика