Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Экономика
23.11.2015 12:17

Экономике России опаздывать губительно

В Москве 18–20 ноября проходила международная конференция «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика» (Foresight and STI Policy). Эксперты со всего мира пытались заглянуть в отдаленное будущее науки, технологий, экономики и общества. Всё это в указанной последовательности неминуемо изменит нашу жизнь. На низком старте застыл новый, шестой по счету, технологический уклад. Каково будет место России в этом забеге, и в особенности на финише?

Кризис в мировой экономике не закончен. Причины, его породившие, не устранены. Несмотря на заливание рынков деньгами, осуществлявшееся и осуществляемое центробанками в 2008–2015 годах, решить проблему высоких долгов так и не удалось. К старым задолженностям прибавились новые. По данным Банка международных расчетов, общий долг развитых и развивающихся рынков по отношению к ВВП сейчас более чем на 20% выше существовавшего в 2007 году. Задолженность большинства развитых стран с рыночной экономикой по отношению к ВВП превышает 100%, увеличившись после кризиса на более чем 33 триллиона долларов, а общемировой долг уже приблизился к 230 триллионам долларов (у США госдолг сегодня составляет около 18 триллионов долларов, что немного выше объема ВВП, а у ЕС – 12 триллионов евро – это 87% ВВП). Многократно доказано – как только отношение задолженности к ВВП становится выше 80%, экономический рост в стране замедляется. Поэтому надежды на то, что всплеск экономического роста поможет погасить накопившиеся долги, не оправданы. Более того, проблема обслуживания непомерно высоких национальных задолженности неизбежно обострится, как только развернутся наверх ставки и начнет расти стоимость кредитных ресурсов. Процесс этот уже пошел. А с повышением ставки ФРС и удорожанием доллара (главной мировой резервной валюты и единицы расчетов товарно-сырьевых бирж) еще и ускорится.   

Вторая причина, которая привела в тупик, – так называемая умная экономика. Модель, в основу которой в качестве главных драйверов положены финансовые рынки и сфера услуг и их фактическое противопоставление низким и средним технологиям массового товарного производства, себя не оправдала. Непроизводительный сектор постиндустриального хозяйства, оттянув на себя значительные денежные и человеческие ресурсы, способствовал усугублению финансового кризиса и перерастанию его в глобальный мировой общеэкономический кризис.

Третья причина, которую главные мировые стратеги неолиберализма упорно не хотят замечать, это то, что в США и ЕС, фактически закончилась эра экономики потребления. Спрос, разогретый и разогнанный до небывалых высот за счет наращивания объемов выдачи кредитов, де-факто перестал увеличиваться. Продажи крупнейших американских ритейлеров не растут уже восемь лет. Даже минимальный рост цен, а то и дефляция, вызванная падением стоимости нефти, способствует увеличению потребления лишь в пределах 1,5% в год. И это огромная проблема, ведь в тех же Штатах на потребление приходится около 70% ВВП.

Выход из кризиса может обеспечить лишь отказ от ставки на экономику «бешеных денег» и «офисного планктона» и ускоренный, рывковый переход ведущих мировых экономик к следующему, шестому по счету, технологическому укладу.

Технологическая база любого общества многоукладна. В ней сосуществуют современный, уходящий, приходящий, зарождающийся и реликтовый уклады. Их соотношение формирует технологическую структуру национальной экономики и её место в мировом разделении труда и прибыли. Естественно, что страны, которые сумеют вырваться вперед в освоении нового технологического уклада, становятся технологическими и инновационными лидерами. Такие государства при помощи новых информационных технологий формируют героя будущего – нового человека – и как составляющую трудового ресурса нового поколения, и как потребителя. Они же формируют рынки предлагаемых этому потребителю продуктов. Причем в самом широком диапазоне, от политиков до средств общения, передвижения и предметов гигиены.

Сегодня развитыми считаются страны, в которых современным технологическим укладом является четвертый, а приходящий пятый занимает уже не менее половины. Это США, Япония, Германия, Франция, Канада, Австралия и Южная Корея. Зарождающийся шестой активно формируется в США, Японии и Китае.

Теперь о том, что представляют собой эти уклады, и каковы основные составляющие их технологии? Для четвертого уклада характерны: энергетика с использованием углеводородов и атомной энергии, тотальные конвейерные технологии, синтетические материалы, создание и массовое производство всех видов транспорта, широкое распространение компьютеров и программных продуктов. Пятый – это как раз и есть та «умная экономика», которая завела ведущие страны, а вслед за ними и всех остальных в кризисное болото. Для него, прежде всего, характерно развитие опережающими темпами сферы обращения и услуг по отношению ко всем другим отраслям экономики. Достаточно сказать, что в докризисный период с 1990 по 2007 год её доля в мировом ВВП возросла с 61,5% до 67%, оттягивая на себя всё больше инвестиций и ресурсов (включая кадровые). Это способствовало тому, что за последние 30 лет в большинстве отраслей науки и техники вообще не отмечено революционных достижений (исключения составляют только собственно информационный сектор и назревающая микробиологическая революция). Так что вся надежда теперь на спасительный шестой уклад. Он, как прогнозируется, будет характеризоваться следующими направлениями:

– нанотехнологии;

– проектирование живого вложения в человека и система образования нового уровня;

– новое природопользование;

– робототехника, искусственный интеллект, гибкие системы «безлюдного» производства;

– лазерная техника;

– компактная сверхэффективная энергетика, отход от углеводородов, децентрализованные, «умные» сети энергоснабжения; закрывающие технологии в прежних отраслях (фондо-, энерго- и трудосбережение);

– новые виды транспорта (большегрузность, скорость, дальность, дешевизна), комбинированные транспортные системы;

– производство конструкционных материалов с заданными свойствами;

– усадебная урбанизация «тканевого» типа, города-полисы;

– новая медицина (коррекция и восстановление здоровья);

– высокие гуманитарные технологии, повышение способностей человека и организаций;

– проектирование будущего и управление им.

Теперь о России. В этом укладном ранжире наше положение, на первый взгляд, выглядит незавидно. Порядка 50% у нас составляют производства и технологии третьего технологического уклада, для которых характерны добыча полезных ископаемых и их первичная переработка, технологии промышленности строительных материалов, черной металлургии, обработки металла, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной и пищевой промышленности. Около 35% в России занимают технологии четвертого уклада. 13–14% в основном в столице и городах-миллионниках представлены технологиями пятого уклада. На шестой приходится 1–2%. Но, как ни странно, такое положение и состояние мировой экономики, дают нам уникальный шанс совершить прорывной, опережающий скачек в будущее. Ведь процент кризисного «непроизводственного» пятого уклада у нас не так велик.

В докладе, представленном пару лет назад Глобальным институтом МакКинси, утверждается, что мировая капиталистическая экономика переживает упадок аналогичный тому, который начался в 1914 году и продолжался три десятилетия. Во многом благодаря этому упадку Советский Союз, сделав ставку на следующий технологический уклад, сумел догнать, а по некоторым направлениям и перегнать ведущие мировые державы.  В 1931 году, на заре индустриализации, Сталин сказал пророческие слова: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Ровно через 10 лет началась Великая Отечественная война. И если бы не успели пробежать это расстояние за 10 лет, нас бы, действительно, смяли. Победила ведь не только армия, но и экономика.

Сегодня, если мы сменим либеральный курс дрейфа в хвосте переживающих кризис западных экономик на самостоятельный государственнический и снова сделаем ставку на передовые технологии, которые мы несмотря ни на что способны генерировать, мы сможем за десятилетие достичь результатов, если не сопоставимых с советскими, до близких к ним.

В так называемые «тучные годы» у нас была возможность обеспечить переток сверхвысокой сырьевой ренты в передовые высокотехнологичные проекты и стартапы, но в определяющих уклад масштабах этого не произошло. Теперь обеспечить этот переток гораздо сложнее. И денег в стране мало, и долги на объектах экономики весят. Но делать это надо. Иначе мы отстанем во всём и навсегда. Станем полноправной «Верхней Вольтой с ракетами», как когда-то говорили о Советском Союзе злые языки. Но они это говорили, бившись, как говорится, в бессильной злобе. Теперь же данное высказывание может обрести реальность под дружное вальяжное одобрение и всяческое смакование этих господ. 

Мировую экономику ждет длительный переходный период. Значительная часть новых денег, вброшенных ФРС в посткризисный период, находится пока что вне реального сектора, а у банков – в виде избыточных триллионных резервов.

Перспектива повышения ставок, а это может произойти уже в декабре, заставит банкиров все-таки начать финансировать экономику. И как только деньги в неё реально, а не на бумаге, пойдут, можно сказать, стартует переходный период структурной перестройки экономик ведущих стран на новый технологический уклад. Этот процесс может растянуться на десятилетие.

Новая длинная волна экономического роста станет возможной лишь после завершения этого процесса. В это же время стартовать должны и мы. Ведь рафинированный либерализм и высокие цены на сырьевые товары могут в очередной раз погубить все ростки нового технологического уклада в нашей стране. Президент РФ Владимир Путин не зря всю первую половину ноября собирал представителей ВПК и что-то обсуждал с ними за закрытыми дверями. По всей видимости, речь шла именно об ускорении создания кластеров следующего технологического уклада. Поскольку, во-первых, бизнес за все 25 лет существования новой России ничего похожего не создал, и, во-вторых, если мы не будем создавать опережающие технологии и высокотехнологичные продукты, а будем закупать их за рубежом, то на присутствии в клубе ведущих мировых держав можно будет поставить крест.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"