Архив материалов
Экономика
21.03.2016 10:35

На кого работает Минсельхоз?

Еще не утих по всей России резонанс от того, что после 8 марта из-за мудрых чиновников сельхоза мы едва не остались без отечественного молока, как скандал получил продолжение – в виде новой редакции закона о молоке и еще более увесистой оплеухи обществу. 

Но напомню предысторию: 9 марта, когда наши труженики молочного производства в очередной раз вышли на работу – дать народу свежего молока и так далее – они с удивлением обнаружили, что больше этого делать не могут. Причем вовсе не потому, что начался небывалый забой скота или люди массово отказались от молочки. Производителей всего-навсего познакомили с новым строгим приказом номер 648 за подписью главы Минсельхоза Александра Ткачева. Суть документа в двух словах – ни шагу без соблюдения новых фитосанитарных норм!

Казалось, очередная благое начинание: ежедневная забота о качестве продукции, защита интересов потребителей и тому подобное. Никто не хочет получить страшное отравление, подобно тому, что пару лет назад получила половина южной Италии, попробовавшей местную «экспериментальную» продукцию компании Tetrapak.  Но суть в том, что приказ вступал в силу... немедленно, то есть с утра 9 марта,  заставив молочников оцепенеть от ужаса.

То есть, девятого числа, действуя в логике Минсельхоза, крупные ритейлеры могли бы с чистой душой закрыть молочные отделы на недельку-другую, распродав остатки вчерашнего (праздничного восьмимартовского) молока. Почему так надолго, объяснять не нужно. Во-первых, бюрократия, а во-вторых – наличие в России вместе прежних (с десятка) крупных молочных ферм множества мелких хозяйств, по 5-10 коров в каждом. Эта практика «почкования» молочников оформилась во время командования Минсельхозом Елены Скрынник, которая была крайне заинтересована в лизинге техники с подконтрольных ее команде фирм не десятку крупных, а нескольким тысячам разных хозяйств. И всем от мала до велика нужно оформлять новые документы. Поэтому очередь на оформление получилась бы далеко не на один день.

Однако ничего не подозревающий о молочном кризисе покупатель в лучших традициях демократии все равно имел выбор – посидеть на безмолочной диете, ожидая быстрого переоформления российских фирм, или... купить импортный продукт. Да, именно импортный продукт, в условиях модного нынче курса «покупай отечественное».

После волны возмущения наших производителей Минсельхоз обещал исправить положение и приказ № 648 отредактировать. На прошлой неделе свое обещание власти выполнили. Отныне новая редакция закона гласит, что российские производители молока по-прежнему должны были оформить ветеринарные документы немедленно, а чтобы страна не умерла без свежего молока, его импортеры с Запада и Востока – получают фору и могут оформить новые документы только в 2018 году!

Такое вот патриотичное импортозамещение получается. Российский аграрий вынужден познать издержки отечественной суровой и «справедливой» правовой машины и вдобавок потратиться на переоформление документов (что скажется на конечной цене для нас, потребителей), а импортеры получат возможность еще два года разбавлять бензин ослиной мочой, то есть молоко пальмовым маслом и прочими концентратами.

Немного смахивает на диверсию, не правда ли? Хотя не удивлюсь, если подобное расхождение в цифрах – это не действия пятой колонны в сельском хозяйстве, а результат чьей-то глупости и невнимательности. История в любом случае получит продолжение, поскольку рассерженные и от того очень невеселые молочники потребовали встречи с профильным министром Ткачевым.

На мой взгляд, этот отдельно взятый эпизод – показательная история о том, как в нашем Минсельхозе и в правительстве вообще подходят к выполнению государственных задач и продовольственной безопасности страны. Очень напоминает поздние восьмидесятые, когда в Советском Союзе искусственно создавался дефицит продуктов питания, в частности, того же молока, а власти принуждали хозяев крупнейших молокозаводов страны в буквальном смысле сливать продукцию в канализацию.

Документы об этом до сих пор хранятся в архиве специально образованной тогда Верховным Советом СССР комиссии по расследованию причин продовольственного дефицита в крупнейшей аграрной стране мира.

Уроки из недавней истории может извлечь министр Ткачев. Он как грамотный управленец и толковый человек наверняка прояснит молочникам нюансы возникшей ситуации и не допустит срыва импортозамещения в отрасли. Например, разумным было бы объявить, что в текущем году  господдержка производителей молока по сравнению с прошлым годом будет удвоена.

Но известно, что рядовые молочники (включая всем известного по традиционному общению с президентом фермера Джона) постоянно жалуются, что субсидии и льготы, которые государство выделяет на сельскохозяйственную отрасль, для них оказываются недоступны. Для получения денег необходимо создание инвестпроектов и работающих бизнес-планов, которые наши аграрии не могут дельно просчитать и представить. В банках они также встречают волокиту, да и банковский процент не дает возможности рентабельно работать.

Важно, чтобы на фоне молочного скандала и кризиса, когда от перечисленных проблем начнут «загибаться» мелкие хозяйства, львиную долю этой господдержки не получило бы одно-единственное предприятие «Агрокомплекс», которым сегодня владеет зять Ткачева Роман Баталов, а до губернаторства владел сам нынешний министр. Основания для подобных умозаключений имеются: задолго до нынешнего скандала, еще по итогам 2014 года «Агрокомплекс» стал примерять роль крупнейшего производителя  сырого молока в России и уже тогда выпустил на рынок 178,2 тысяч тонн этой продукции.

Не менее «впечатляющая» ситуация сложилась и в сфере зернообеспечения. На носу посевная, а в стране по-прежнему нет семян собственного производства.

Сегодня звучит примечательная цифра – запасы зерна в России составляют 25 миллионов тонн (по подсчетам экспертов, примерно 25% всего российского урожая). Считается, что для обеспечения продовольственной безопасности достаточно 10-20%. Например, в период засухи 2010 года мы имели всего 18 миллионов тонн запаса. Специальная зерновая госкомпания скупила излишки, чтобы не оставлять на рынке не вошедшее в оборот сырье.

Экономика учит нас, что излишки давят на закупочные цены, и трейдеры по цепочке начинают атаку на производителей. Примерно по этой схеме в 2008 году Запад уронил цены на нефть, создав чрезмерные запасы сырья и устроив демпинг. Не ответив тогда на вызов, мы по сей день пожинаем плоды этой политики против России, формально прикрытой санкциями.

Возвращаясь к зерну, не стоит думать, что такая политика позволяет снизить цены на хлеб. Стоимость зерна в розничной цене хлеба составляет едва ли четверть, поэтому прибыль получают трейдеры и переработчики, а производители оказываются в убытке. Ситуация с зерном – другой пример беспредельно «дальновидной» госполитики по поддержке отечественного аграросектора. Словом, семь бед – один ответ. Жаль только, что неправильный.

Как и в других сферах, избранный в сельском хозяйстве курс на импортозамещение важный и своевременный. Однако, как и везде, властям в агросекторе следует помнить, что наука замещать означает, что все ближайшие годы необходимо только инвестировать, причем грамотно инвестировать. А реальная отдача от этого будет ой как не скоро. Следовательно, государству надо определиться: или оно начинает поддерживать своих производителей, или продолжает поддерживать штаны чинушам-коррупционерам.

 

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"