Архив материалов
Экономика
03.02.2015 17:27

Суверенная денежная система или гнет МВФ?

Россию спасёт тесная интеграция социалистической и капиталистической моделей экономики

Спасти российскую экономику сможет только частичный возврат к социалистической модели, уверен советник президента Сергей Глазьев. Стране необходимо перейти к суверенной денежной системе, которая будет опираться на внутренние кредиты, как это сделано в Китае уже более тридцати лет. Об этом советник президента заявил в ходе второго заседания диалоговой площадки «Тверская XXI» (новый проект Музея современной истории России).

Темой минувшей встречи, традиционно прошедшей в здании музея, стала экономическая ситуация, сложившаяся в России за прошедший год – внешние вызовы, санкции, внутренние ошибки и сложившийся кризис. Основная дискуссия завязались между спикерами мероприятия – советником президента Российской федерации Сергеем Глазьевым и ректором Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимиром Мау. Последний придерживался традиционного либерального взгляда, включающего в себя минимизацию рисков и устоявшуюся позицию «веселых» 90-х – «рынок всё устаканит». А вот позиция Глазьева, на взгляд большинства участников площадки, оказалась куда более интересной и конструктивной.

Два других спикера: директор института российской истории РАН доктор исторических наук Юрий Петров и его помощник – старший научный сотрудник того же института Роман Кирсанов рассказали о санкциях и экономических проблемах России в историческом ключе – от первых антироссийских санкций, наложенных Британией в 1783 году за присоединение графом Потёмкиным полуострова Крым и до сегодняшней истерии по тому же поводу.

 

Часть I Социалистическо-капиталистическая модель Глазьева

Советник президента констатировал тяжёлую кризисную ситуацию, сложившуюся сегодня в российской экономике и предложил ряд кардинальных масштабных мер, с помощью которых можно достигнуть стабилизации и вернуться на путь развития и процветания.

«То, что сегодня происходит в нашей стране – уже не раз было в её истории. Всю историю мы проходили через полосы санкций и через войны – и горячие, и холодные. Сегодня Запад пытается снизить цену на нефть и одновременно ввести в отношении нас эмбарго на поставки продуктов – аналогичные меры он уже предпринимал против Москвы после ввода советских войск в Афганистан, – в качестве введения вспомнил Сергей Глазьев. – Помните, как СССР отреагировал тогда на такие санкции? В стране началось массовое строительство новых отраслей – в нефтегазовом секторе появилась принципиально новая отрасль машиностроения, были развернуты новые возможности для производства оборудования, в замен того, которое в соответствии с санкциями мы перестали импортировать из западных стран. И всё это принесло свои плоды».

Однако сегодняшний внешнеполитический и экономический кризис, имеет собственные уникальные черты, которые были не свойственны для кризисов прошлых лет, напомнил советник президента.  

«Сегодня Россия гораздо более уязвима для внешнего давления, чем в эпоху СССР и даже раньше – в эпоху Российской империи. Причём это проявляется во всех показателях – от внешней торговли до экспорта газа и нефти. Но самое главное – это беспрецедентная для многих стран степень офшоризации нашей экономики. Напомню, что процесс воспроизводства основного капитала у нас проходит через офшоры. Заграницу вывезено более триллиона долларов и примерно полтриллиона находится в постоянном кругообороте с нашим внутренним рынком. Иными словами, мы ежегодно из офшоров получаем 50-60 млрд долларов инвестиций, которые называем «иностранными», в то время, как это наши деньги, вывезенные ранее из страны и возвращаемые под видом инвестиций», – диагностировал Сергей Глазьев.

Советник президента напомнил и об огромном внешнем долге российских корпораций и банков, который в настоящее время уже существенно превышает объём валютных резервов страны. Именно по этим, самым уязвимым и больным точкам и пришёлся удар западных санкций. Американцы направили основной удар на валютно-финансовый сектор, который тут же ощутила вся страна. В настоящее время фактически прекращены все кредиты, получаемые от банков из стран натовского блока, а это 85% всех внешних кредитов и источников российских инвестиций. Как следствие больше половины денежной базы в России сформированы сегодня на эти иностранные источники, соответственно, когда они стали иссякать, в совокупности с и без того большой утечкой капитала заграницу, мы потеряли в прошлом году порядка 130-150 млрд долларов, констатировал Глазьев.

«Всё это повлекло сжатие и сокращение денежной массы. А если сокращается денежная масса – всегда происходит падение инвестиций и падение деловой активности. При этом я бы хотел обратить внимание и на то, что сам механизм сжатия денег в нашей экономике был развернут через внешние технологии. Что я имею в виду: наши денежные власти (Глазьев говорит о руководстве Центробанка, – прим. «КР») не смогли в условиях угрозы санкций вовремя развернуть механизмы по обеспечению защиты финансовой системы от внешнего давления. Более того, они своими действиями усилили уязвимость нашей финансовой системы. Эти действия происходили по рекомендации МВФ. Это их традиционный рецепт привёл к катастрофе: переход к плавающему курсу рубля – абсолютно бессмысленная акция, которая лишь усилила зависимость нашей экономики от внешних угроз. При этом она была предпринята, когда уже были объявлены санкции. Следствием перехода к плавающему курсу рубля стала волна спекуляций, которая была развернута не без участия иностранного спекулятивного капитала и которая легла в очень благоприятную почву дополнительного оттока капитала, случившуюся из-за внешних санкций», – рассказал участникам площадки советник президента.

По его словам, Центробанк необъяснимым образом отказался от мер по контролю за курсом рубля, после чего вообще отстранился от рынка. В результате биржа, которая во многом мониторится из-за границы, перевела рубль сразу в состояние свободного падения. Наконец, последний удар, нанесённый по экономике, – это резкое повышение процентной ставки – до 17%. Это, кстати, тоже является традиционным рецептом МВФ. Выходит, самодействия денежных властей России было фактически запущено по иностранной технологии. Иными словами, вместо того, чтобы создавать технологии защиты своей финансовой системы от внешних атак, денежные власти, наоборот, уступили поле боя внешним атакам. Соответствующим образом мы и получили прекращение кредитования нашей экономики и вытекающий кризис.

«Уникальность сегодняшней ситуации  в том, что экономика оказывается в состоянии спада в той ситуации, когда она должна была бы расти. Например, у нас в прошлом году шёл стабильный рост промышленного производства и не было причин его останавливать. Однако остановили. А дело в том, что загрузка производственных мощностей на наших предприятиях сегодня составляет порядка 65-68%, а по некоторым отраслям и того 20-30%. То есть мы могли бы сегодня иметь на 20-25% объёма производства больше, чем мы имеем по факту. Поэтому надо иметь в виду, что падение экономической активности и инвестиций происходит на фоне незагруженных производственных мощностей и больших возможностей для роста. Расчёты по объективным факторам производства показывают, что мы могли бы в этом году иметь +5% роста, а не -5%, – констатирует Глазьев и, наконец, предлагает собственное лекарство от кризиса. – Чтобы выбраться из этой ловушки – нам нужен переход к суверенной денежной системе, которая опиралась бы на внутренние источники кредита, а не на внешние. Степень демонитизации нашей экономики такова, что при правильной организации кредита можно было бы полностью заместить выпадающие внешние источники кредита, которые уходят из страны, внутренними источниками кредита и даже расширить их. Мы оцениваем потенциал нетрадиционной самомонетизации в 5-6 трлн рублей на текущий год. А чтобы работа по внутреннему кредитованию не повлекла новой волны спекуляций, нам потребуются такие вещи, как валютный контроль, ограничение и другие способы, контролирующие движение денежного потока. Снижение процентной ставки должно обеспечивать рост денег не в пользу валютных спекуляций, а в пользу реального сектора экономики».

В качестве заключения, советник президента привёл пример Китайской народной республики, экономика которой давно и успешно работает по подобной модели.

«Наши реформаторы представляли себе процесс реформ, как некую линейную тенденцию – «всё меньше и меньше государства, всё больше и больше рынка – навстречу глобальной либерализации и самоустранению государства от регулирования экономики». Однако примеры Китая, примеры новых индустриальных стран азиатского региона наглядно продемонстрировали, что такой прямой зависимости нет, как нет и такой линейной тенденции – мир переходит к новому обратному циклу – длинному циклу накоплений на основе новой системы производственных отношений, таких на которых сегодня работает вся китайская экономика. Эта система более эффективна, чем американская модель глобализации. А ведь у нас уже есть похожий опыт и мы просто обязаны им воспользоваться. Мы должны суметь интегрировать две экономических модели – социалистическую и капиталистическую – в одной, то есть сделать тоже, что сегодня с большим успехом реализует Китай. Если бы мы это сделали раньше, уже сегодня мы, а не Китай, могли бы быть центром нового мирового порядка. Сегодня же у нас ещё осталась возможность примкнуть к этой гибридной модели и стать частью ядра новой глобальной экономической системы. В то же время, продолжать идти на поводу у либеральных идей о линейном демонтаже государственных механизмов регулирования – это значит оставаться на периферии американской финансовой системы, то есть сознательно продолжать усугублять своё положение», – заключил Сергей Глазьев.

 

Часть II Мау: кризис – это нормальное состояние роста

А вот ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимир Мау предлагает вообще не бороться с кризисом, так как, по его словам, это нормальное состояние экономики.

«Кризисы – это нормально состояние современного общества. Кризис – это элемент роста. Именно поэтому кризисов, которые можно предсказать, никогда не случается.  Единственный способ избежать всех кризисов – отказаться от роста экономики, от роста ВВП. То, что предлагает Сергей Юрьевич – китайская модель – это мы уже проходили. Экономика Китая, по структуре ВВП, по структуре занятости и по ряду других показателей – это экономическая модель СССР времён НЭПа, конца 20-х годов. Поэтому то, что предложил Глазьев необходимо рассматривать в историческом контексте. Не стоит забывать, что сегодняшний Китай – это не социальное государство. Поэтому путь Китая – это путь без социального статуса. Мы хотим этого?», – критично вопрошает Мау.

По мнению экономиста, сегодня Россия обладает рядом очевидных преимуществ, но вместе с тем имеет такой же ряд очевидных проблем. Среди преимуществ – сбалансированный бюджет, беспрецедентно низкий госдолг, чего нет ни в одной развитой стране, низкий уровень безработицы и главное, очень сильная консолидация общества вокруг власти, что в нынешних реалиях очень важно. 

Среди недостатков – высокий уровень инфляции. На Западе сегодня борются с дефляцией, там инфляция стремится к нулю и с её помощью, наоборот, пытаются разогреть экономику. Россия же не может себе этого позволить, уверен экономист.

«Кроме того, нам необходимо обратить внимание на уроки середины 80-х годов. Тогда ситуация была абсолютно аналогичная: цены на нефть упали ровно также, как и сейчас – в 2,5 раза. Вторым источником дохода после нефти в то время был алкоголь. Наше преимущество перед СССР того времени в том, что у нас действует гораздо более мягкая денежная политика – плавающий курс рубля. Это означает, что мы не потратим национальных резервов. Поэтому основной риск сегодня – это возможность повторения политики Советов. СССР пошёл тогда по пути резких мер – он действительно восстановил экономику за два года, но потом начался крах, закончившийся развалом страны. Советский опыт 86-90-х годов говорит о том, что между экономической стабильностью и катастрофой иногда следует пойти по пути наименьшего сопротивления. Для реального роста экономики нам нужны не реформы, а доверие общества и предпринимателей. Что касается процентной ставки – она должна снижаться, но лишь по мере снижения инфляции и роста доверия в обществе», – уверен Владимир Мау.

Экономист считает, что основная задача для нынешнего руководства России – это избежать всевозможных рисков, на которые их может толкнуть внешнее давление и сохранить стабильную экономическую систему, достойно пережив кризис. А главное для этого – сохранить частную собственность и права человека.

«Очень важно обеспечить уверенность в том, что собственность и жизнь граждан будут сохранены», – резюмировал Владимир Мау.

В ходе завязавшейся дискуссии между Глазьевым и Мау, поочередно отстаивавшим свои позиции, модераторы площадки провели голосование среди участников – кого из спикеров они поддерживают. С большим отрывом, набрал вдвое больше голосов, победила социалистическо-капиталистическая модель, предложенная советником президента.

Иван Чимбулатов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"