Архив материалов
Евразия
21.12.2015 09:17

Китай вытесняет из Евразии Россию

Длительная неопределенность Пекина по евразийской интеграции завершилась очередным триумфом китайской внешней политики и экономических амбиций. Во вторник в городе Чжэнчжоу состоялось очередное заседание Совета глав правительств стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где главным действующим лицом остались хозяева мероприятия.

Как подобает принимающей стороне, председатель Госсовета Китая Ли Кэцян сделал все, чтобы прибывшие в страну премьеры России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана и других членов ШОС почувствовали себя в несколько протокольной, но все же привычной для постсоветской реальности «теплой и дружеской обстановке».

Под одобрительные комментарии коллег Кэцян объявил о новой китайской инициативе – за следующую пятилетку существенно облегчить условия торговли и таможенных процедур в рамках объединения. Наиболее последовательным сторонником этой идеи выступил премьер Дмитрий Медведев, который увязал вопрос свободного перемещения товаров, услуг и технологий с нарастанием в мире геополитического кризиса.

В образе решительного политика-правдоруба Медведев, в частности, заявил, что с помощью ШОС страны должны построить «непроницаемые стены сотрудничества», чтобы противостоять идее «взломать существующие торговые режимы и вывести ряд стран на привилегированные позиции». Политик заявил, что Россия не считает себя противником таких соглашений, но призвал Штаты придерживаться единых правил поведения в экономической сфере».

Таким образом, в Чжэнчжоу глава российского правительства озвучил политическую позицию Кремля, который видит усиление интеграции в ШОС и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) противовесом американскому проекту Транстихоокеанского партнерства, претендующего на эксклюзивность в мире и ущемляющего наши и без того урезанные участием в ВТО торговые права. «Это плохо», – не без тени сожаления, но весьма уверенно констатировал премьер.

Однако поддерживая китайские инициативы на евразийском пространстве, Россия по преимуществу проигрывает и пытается заскочить в последний вагон, кажется, уходящего в историю поезда интеграции в рамках ШОС и ЕАЭС. Ведь китайское предложение о зоне свободной торговли выгодно только самой Поднебесной.

В очередной раз в Пекине точно выбрали момент навязать свое лидерство в интеграции. Во-первых, предложение по ЗСТ совпадает с громко анонсированным в прошлом году разворотом России на Восток, где мы вследствие пассивности всегда будем, в лучшем случае, на вторых ролях. Во-вторых, падение цен на энергоресурсы заставляет Китай несколько быстро искать рынки импорта углеводородов. В глобальный кризис, сопряженный с целым рядом внутрикитайских факторов (кризис перепроизводства китайских товаров, скорое попадание юаня в число резервных валют МВФ и т.д.), КНР хочет взаимодействовать с целым объединением потенциально полезных стран «оптом» (в первую очередь – с Казахстаном, Белоруссией и Киргизией), а не с каждой из них в отдельности.

Поэтому в китайском руководстве не скрывают, что их интерес к безбарьерной среде в Евразии – сугубо экономический. Недаром премьер КНР пообещал ШОС развивать, в первую очередь, транспортную инфраструктуру стран объединения и создавать совместные производства по переработке сырья (в этом отношении активность опять проявил Казахстан, который подписал с Китаем соглашения по 52 различным проектам). 

Вторая экономика мира уже предложила нарастить объемы поддержки экономик Казахстана и Киргизии, не преминув отметить, что уже вложила в местные проекты 27,1 миллиард долларов и ожидает отдачи. Напомню, что в свое время он относился к интеграции в рамках ЕАЭС с осторожностью, предпочитая на первых парах просто убедиться, что союз жизнеспособен. Теперь политика «ждать и наблюдать», видимо, начала работать на своих создателей.

***

Китай не в первый раз и не только партнерам России предлагает создание совместной зоны свободной торговли, поскольку ему выгодно иметь режим благоприятствования с максимальным количеством стран мира. Так последнюю инициативу Китая на евразийском пространстве «Колоколу России» прокомментировал политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

«О том, что они будут отстаивать идею открытости рынков и единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока, китайцы говорили неоднократно. Сейчас есть инициатива по открытому рынку в рамках ШОС, ранее были аналогичные предложения в рамках ЕАЭС, звучала также идея объединить выше названные рынки.

Цель Китая –  защита рынка сбыта для своих товаров, ассортимент которых очень длинный. Политика защиты отечественного производителя от китайского «дракона» не увенчалась успехом. К тому же с разворотом на Восток Россия успела стать еще более экономически зависимой от Китая. 

С созданием Евразийского экономического союза доступность китайских товаров на наших рынках уменьшилась, от чего рядовой потребитель не выиграл. Одежда отечественного производства выросла в цене, а альтернативы нет. В этих условиях КНР пытается сохранить традиционные рынки сбыта своей продукции у нас, в Казахстане, пока наши страны медлят и не «перезагружают» свою легкую промышленность.

Пока что имеющийся у нас в России рынок в сравнении с китайским крайне небольшой – около полумиллиарда, а, возможно, и меньше.  Говорить о том, что мы на этой основе можем сделать технологическую базу на зависть другим странам, пока не приходится. Любой рынок нуждается в определенном количестве потребителей своей продукции, так что нам все равно нужно договариваться с какими-то странами, чтобы увеличивать потребительский потенциал, так что предложение Китая может быть одним из наиболее рациональных»,  – полагает Солонников.

В беседе с «КР» эксперт также не высказал опасений, что с приходом Китая на евразийское пространство Россия со временем окажется вытесненным из него.

 «Я думаю, планов стать противовесом России у Пекина нет. Китай и сейчас может спокойно решать свои задачи в Центральной Азии. Все, что ни делается, как та же евразийская интеграция, в конце концов, идет на пользу КНР. Более того, у наших соседей нет отдельного проекта «Шелкового пути» в обход России. Это наше слишком надуманное представление о себе, что все в мире делается или во благо России, либо ей во вред. Азиаты любыми путями налаживают свои связи с Европой, ведь до сих пор весь их товарооборот  проходит через Суэцкий канал и другие транспортные артерии, которые трудно назвать альтернативами России.

Китай решает свои проблемы, и Россия в этом отношении находится в третьем десятке стран, которые он для этого использует. Для Китая сопряжение свободной торговли в ЕАЭС и проекта экономического «Шелкового пути» – это северный и южный транспортные коридоры попадания в Европу: первый – через РФ, а второй – в обход нас.  

Таких вариантов может быть множество. Вспомните, как в 2013 году в этой связи рассматривался вариант появления китайского глубоководного порта тогда еще в украинском  Крыму. Стоимость проекта вместе с реконструкцией Севастопольского морского рыбного порта должна была составить порядка 13 миллиардов долларов, и если бы не события 2014 года у соседей, это тоже был бы альтернативный путь в обход России.

К слову сказать, нашумевшая торговая переправа через Каспий обладает далеко не самой лучшей пропускной способностью, но в рамках своей торговой политики Китай может построить много таких коридоров, которые впоследствии могут соединиться в рамках других, пока еще разрабатываемых на бумаге проектов», – рассказал «Колоколу России» Солонников.

«Своими идеями Китай непременно будет выстраивать свою торговую конфигурацию в Азии, выгодно создавая альтернативу Трантихоокеанскому партнерству  под эгидой США. Роль России в этом проекте второстепенная.

Вопрос лишь в том, насколько конкурентоспособным среди множества альтернатив в глазах Китая будет именно  российское предложение по Транссибу. Пока работа РЖД по этому направлению идет из рук вон плохо: время попадания китайских товаров по российскому пути в Европу неоправданно большое. Вдобавок дорогие тарифы, недостаточная пропускная способность и плохая логистика», – заключил эксперт.

***

После прихода Китая в зону ШОС ожидать чрезмерного усиления российской экономической доли в мире нельзя. Во-первых, потому, что Шанхайская организация сотрудничества до настоящего времени остается военно-политическим альянсом, призванным обозначать соответствующие позиции России и ее партнеров в мире. Во-вторых, потому что КНР нацелена к долгосрочному присутствию в странах ЕАЭС, которые, видя системные трудности в экономике России (которая составляет 80% ВВП союза в его нынешнем виде), стремятся укрыться от кризиса под большим китайским зонтиком.   

Словом, азиатские партнеры России очень технично, с присущей им осторожностью и последовательностью, продолжают политику протекционизма на постсоветском пространстве, что неминуемо заставит Россию «подвинуться» не только политически, с Запада, но и с Востока – но уже экономически.

Что мы с большой долей вероятности и сделаем, успокаивая общественность разговорами о боязни европейцев усилившейся дружбы Москвы и Пекина, в которой все отчетливее проступают элементы игры в одни ворота. И в этом суровом, прагматичном контексте некого упрекать, кроме нас самих.

Признаюсь честно: изначально в разговоре с Дмитрием Солонниковым у меня было желание поспорить с экспертом о наличии у Китая «экспансионных замашек», но в конце беседы я пришел к выводу о справедливости его мнения.

Действительно, Китай реализует свои национальные интересы. Что ж, имеет полное право. Как и наши казахские или киргизские партнеры из ШОС, которые выбирают лучшее из возможных предложений. И то, что этот выбор не в пользу России, виновата она сама. Ведь Москва приучила союзников к неслыханным льготным условиям, а значит, и к громкому возмущению и шантажу, если что-то идет не так.

Создание зон свободной торговли по аналогии с ЕАЭС является одной из характерных черт политики Пекина. Ведь Китай уже формирует подобную зону со странами АСЕАН. На прошлогоднем саммите АТЭС была выдвинута идея о появлении поистине безграничной торговли во всем Азиатско-Тихоокеан­ском регионе. Также в начале текущего года Компартия Китая постановила возобновить переговоры по общей торговой зоне с Южной Кореей и Японией. Параллельно Китай ведет переговоры о ЗСТ со странами и межгосударственными объединениями Европы, Африки и Южной Америки.

Это и есть «реал политик». Китай продвигает собственные экономические инициативы, надеясь в будущем решить крупную геополитическую задачу – создать крупнейшую в мире зону свободной торговли в Азии в виде так называемого Всеобъемлющего регионального экономического партнерства, куда войдут все названные рынки.

В этом и будет реальный противовес американскому доминированию в регионе. Со стороны китайцев – умно и продумано. Можно даже их похвалить. Что будем делать с нашей стороны? Наверное, руководствоваться авторитетным мнением руководителей страны. Иными словами, завидовать будем.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"