Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Евразия
19.11.2015 16:33

«Противовоздушка» в ЕАЭС: одно небо на троих

На уходящей неделе российское правительство одобрило предварительный проект соглашения с Арменией о создании Объединенной региональной системы ПВО в регионе.

В проекте документа говорится, что стороны, прининая во внимание территориальную разобщенность между Россией и Арменией, согласились с появлением в закавказской системе ПВО элементов отдельной системы «воздушного купола» на евразийском пространстве.  

Часть либерально настроенной общественности в Армении, месяц назад активно протестовавшей против политических трансформаций в стране, теперь, очевидно, не удовлетворилась и этим разъяснением от замминистра обороны республики Давида Тонояна насчет новой ПВО. Активисты Армянского общенационального движения (АОД) опасаются, что с передачей оборонительных функций противовоздушной защиты под контроль авиации 102-й российской военной базы и сил ПВО всего Южного военного округа России встает вопрос о потере части военного суверенитета республики.

Однако на вопрос агентства «Медиамакс», одобрит ли Москва в обмен на подобный контроль применение совместной системы ПВО в случае возобновления Азербайджаном военных действий в зоне конфликта в Нагорном Карабахе, в армянской столице уклончиво заверили в своей уверенности в возможностях местных военных.

Эти слова аналитики журнала Lragir интерпретировали следующим образом. Мол, армянская армия в настоящее время готова самостоятельно отстаивать занятую 20 лет назад буферную зону вокруг Карабаха (семь бывших азербайджанских районов, включая огромный по площади Физулинский район), но будет признательна, если российская ПВО загодя предупредит их о появлении неприятельской военной техники на пути к столице НКР Степанакерту.

Помимо сдерживания Азербайджана, существуют и другие причины, не связанные с болезненными проблемами Карабаха и суверенитета, в том числе в воздушном пространстве.

Конечно, объединенная ПВО России и Армении самостоятельно может справиться с задачей обеспечения воздушного спокойствия в Кавказском регионе, но их слияние сделает систему более равновесной, устойчивой и скоординированной. Это тем более актуально в условиях повышенных террористических угроз международного масштаба, одной из мишеней которых является именно традиционно неспокойное Закавказье.

Отмечу, что проект создания совместной российско-армянской системы ПВО вынашивался с мая 2010 года, то есть еще до начала серии «цветных революций» и последовавшей за этим нестабильности на Ближнем Востоке. И ориентирован он на отслеживание и защиту воздушного пространства вне ареала южных границ России и собственно Армении, захватывая Ближний Восток.

Найти возражения на столь убойный аргумент, согласитесь, сложно. Развивая успех, власти Армении со своей стороны указывают оппозиции на необходимость отстаивания национальных интересов республики, что также не лишено для армян смысла в их недружественном географическом окружении. Ереван вынужден ежегодно наращивать свой военный бюджет, опасаясь традиционно крепкого военно-политического союза Азербайджана с Турцией, который, однако, с возникновением сирийского кризиса не выглядит однозначным. Но на почве Армении Турция и Азербайджан вполне могут найти общий язык, чего очень опасаются в Ереване, памятуя о мощи азербайджанского вооружения, не говоря уже о турецком.

Отсюда форсированный военный альянс Москвы с Ереваном – сигнал развившей активность в свете ближневосточной нестабильности Турции, говорит военный эксперт Гурген Хажакян. «Наихудший для нас сценарий – упредить возможное желание Баку развязать войну турецкими руками», – говорит Хажакян.

По мнению специалиста, если репрессивная политика турецкого президента Реджепа Эрдогана вскоре вновь коснется столь нелюбимых им военных, то не исключено, что последние в стремлении доказать свою преданность республике будут готовы сесть за штурвалы азербайджанских самолетов.

Наконец, с формированием единой ПВО с Россией Армения становится единственным в Закавказье актором объединенной системы противовоздушной обороны, что повышает ее возможности в регионе. При этом армянская сторона получает не просто психологические, но по-настоящему союзнические гарантии непременной защиты от партнеров по ОДКБ. Теперь официальный Баку, прошлой зимой демонстративно грозивший сбивать любые гражданские самолеты, направляющиеся в Степанакерт, по крайней мере на психологическом уровне, задумается над подобающим в таких случаях дипломатическим инструментарием решения «замороженных» конфликтов.

Однако прагматичный классический подход к геополитике заставляет думать, что совместная ПВО России и Армении должна удовлетворить и Азербайджан.

Среди основных причин – непосредственная близость республики (всего несколько сотен километров) к эпицентру ближневосточного хаоса и возможная активизации северокавказского фронта радикального бандподполья против России. Оба обстоятельства необходимо делают из Азербайджана перевалочную базу со всеми вытекающими последствиями как для внутренней дестабилизации, так и для раскачивания ситуации в приграничных иранских провинциях. 

Ожидается, что в ближайшее время аналогичная система общей ПВО будет создана с Белоруссией, несмотря на политические препятствия. По сути, это будет означать создание глобальной сети ПВО на постсоветском пространстве. Объяснение этому лежит на поверхности: новейшая мировая история показала, что современные войны ведутся преимущественно посредством военной авиации.

Но против кого будет обращена глобальная сеть ПВО? Возможно, против НАТО или локально Турции, которая является членом этого военного блока и постепенно все дальше отстраняется от Москвы и евразийской интеграции на почве Сирии? Или речь идет всего лишь о формальном противовесе НАТО, не скрывающей расширения своего присутствия до границ России?

Есть другая очевидная причина, по которой в Закавказье появляется евразийская ПВО. Защищаться от потенциальных атлантистских ракет мы можем не только в Калининграде и на остальной части своей территории, но и на не очень дальних рубежах.

Подобные превентивные меры представляются особо актуальными в свете недавних заявлений генсека НАТО Йенса Столтенберга о пятикратном увеличении военно-воздушной активности альянса по периметру стран СНГ. У России все же есть (пусть и ситуативные) союзники в регионе, благодаря которым Москва способна показать НАТО свое влияние на постсоветском пространстве. Расширение отечественной ПВО на восток при этом вовсе не означает угрозы Североатлантическому альянсу. В данном вопросе Москва может совершенно спокойно исходить из логики самих натовцев: помните стародавнюю байку про то, как расширение на восток не угрожает интересам России.  

Ожидаемо, что Западу вряд ли понравится развертывание военной инфраструктуры России в непосредственной близости от своих баз, и не исключено, что ответом альянса будет расширение своих оборонных возможностей на территории Турции. Тем более, если на территории постсоветского пространства система общего ПВО будет шириться – с большой долей вероятности, так оно и случится в недалеком будущем на примере Киргизии, учитывая перманентную опасность, грозящую Средней Азии со стороны радикальных исламистов.

Последовавшее в последнее десятилетие вслед за политическим присутствием военное усиление США и НАТО в Евразии не может не вызвать симметричных шагов со стороны России, равно как и усиление террористической активности на Ближнем Востоке.

Отметим, что с минувшей весны Казахстан уже присоединился к России в вопросе формирования системы ПВО. Теперь, присовокупив к ней армянскую компоненту, можно считать, что небо над стратегическим союзом евразийских партнеров почти полностью оказалось под надежной броней, усиленной прицелом дальнего видения нашей космической обороны, стоящей на страже безопасности Евразии.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"