Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Евразия
25.05.2017 09:00

Таджикистан отворачивается от Ирана в сторону Саудовской Аравии

Саудиты втягивают таджикскую элиту в свою сферу геополитического влияния

Завершившийся в Эр-Рияде саммит арабо-мусульманских стран и США, организованный саудовской королевской династией, помимо всего прочего, имел подчеркнутый антииранский характер и вызвал соответствующую реакцию в Тегеране. Новоизбранный президент Ирана Хасан Рухани назвал прошедший форум спектаклем, который не решит проблему терроризма.

«Это совещание стало в большей степени спектаклем, который не будет иметь никакого ни практического, ни политического значения. Подобные совещания проводились Саудовской Аравией и раньше. Они не решат проблему терроризма. Эту проблему не решит и перечисление сверхдержаве народных денег», – подчеркнул иранский президент, имея в виду достигнутые в Эр-Рияде договоренности о закупке американского оружия.

Очевидно, и то, что немалое разочарование Ирана вызвало участие в саммите среднеазиатских стран, и особенно Таджикистана – страны, с которой его связывают особые отношения.

Напомним, что персов и таджиков объединяет языковое, кровное и культурное родство. Иран стал первой страной, которая открыла дипломатическое представительство в Душанбе после обретения Таджикистаном независимости. Иран сыграл немалую роль в прекращении в Таджикистане гражданской войны и выступил одним из гарантов национального примирения.

Товарооборот двух стран в 2013 году составил 292,3 млн долларов. При поддержке Тегерана была построена в 2011 году Сангтудинская ГЭС-2, в создание которой Иран вложил 180 млн долларов, а Таджикистан – 40 млн долларов. В Таджикистане частный бизнес Ирана создал немало рабочих мест, открыв  ряд швейных цехов, оборудовав их швейными и вязальными машинами. В Таджикистане действует довольно много иранских предприятий в энергетике, строительстве, сельском хозяйстве, транспорте.

Впрочем, в последние годы отношения Тегерана и Душанбе серьезно осложнились. Настолько, что в минувшем апреле Таджикистан даже выступил против присоединения Ирана к ШОС.

Как сообщила газета «Известия», ссылаясь на свои источники в делегации РФ, на заседании Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества, состоявшейся 21 апреля в Астане, «все члены этой организации, кроме Таджикистана, поддержали привлечение Тегерана к более глубокой работе в рамках организации».

Главной причиной «похолодания» в Душанбе называют участие лидера Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири в ежегодной конференции «Исламское единство», прошедшей в декабре 2015 года в Тегеране, когда ПИВТ была признана таджикским судом террористической, а ее глава объявлен в розыск.

Впрочем, сами иранцы полагают, что к этому их обязывает статус гаранта таджикского национального примирения и арбитра в конфликте.

Другой причиной недовольства Душанбе, правда, неофициально, указывают экспансию шиизма, якобы осуществляемую Ираном в республике.

Со стороны Тегерана крайнее раздражение вызвала история с таджикскими активами иранского коррупционера Бабака Занджани – миллиардера, приговоренного у себя на родине к смертной казни за хищение государственных средств на сумму 2 млрд 60 млн евро. Иранская сторона считает, что эти средства, вырученные за продажу нефти, остались в Таджикистане. А у Занджани имеются лишь фальшивые документы о переводе данной суммы, которую ему выдал Нацбанк Таджикистана (НБТ). НБТ, в свою очередь, опроверг данные обвинения, заявив, что никакого отношения к этим средствам не имеет.

Несмотря на то, что Занджани имел в Таджикистане немало активов в виде авиакомпании, таксопарков, строительной компании и банков, а также был приближен к президенту Эмомали Рахмону, власти не признали факт нахождения его миллиардов в таджикских банках. Это самый значимый инцидент.

Кроме того, иранские предприниматели, работающие в «братской» республике, постоянно сталкиваются с лютой коррупцией и вымогательством местных чиновников и правоохранителей, что вызывало обоснованное раздражение иранской стороны и не способствовало укреплению дружбы и увеличению инвестиций.

Впрочем, до недавнего времени оставалась надежда, что руководство родственных народов помирится. Однако саммит в Саудовской Аравии показал, что Рахмон сделал выбор, и его разворот в сторону врагов Ирана окончательный.

В этой мысли укрепляет и то обстоятельство, что президент Таджикистана в ходе официальных переговоров с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдулазизом Оли Саудом получил обещания о выделении миллионов долларов.

По итогам переговоров между двумя странами было подписано пять новых документов:

– Соглашение между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Королевства Саудовской Аравии о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью;

– Меморандум между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Королевства Саудовской Аравии о сотрудничестве в сфере науки и технологий;

– Соглашение между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Королевства Саудовской Аравии о сотрудничестве в сфере молодежи и спорта;

– Меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки Республики Таджикистан и Министерством высшего образования Королевства Саудовской Аравии;

– Соглашение между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Королевства Саудовской Аравии об авиасообщении.

На встрече с министром финансов КСА была достигнута договоренность о выделении через Исламский банк развития $108 млн на реконструкцию участков Куляб – Шураабад и Шкев – Калаи Хумб автодороги Куляб – Дарваз. А Саудовский фонд развития, действующий в Таджикистане с 2002 года, на сегодняшний день заключил кредитные соглашения с правительством Эмомали Рахмона на сумму $84 млн.

Это укладывается в рамки мнения, высказанного некоторыми экспертами: если саудиты сегодня предлагают больше денег, чем иранцы, власти Таджикистана будут дружить с суннитской Саудовской Аравией, если Иран завтра предложит больше, то Душанбе будет «верным» союзником Ирана.

Впрочем, то, что Иран сумеет переплюнуть Эр-Рияд, кредитующий Штаты, маловероятно. Тем более саудиты имеют в глазах таджикской элиты невероятно прекрасную черту. Они не слишком дотошно выясняют, на что потрачены их деньги.

В связи с приоритетами внешней политики Душанбе нельзя не упомянуть потрясающую речь Эмомали Рахмона на саммите, в которой он заявил о недопустимости политики двойных стандартов, когда речь идет об общем деле – борьбе с терроризмом. Самое интересное, что в этих словах каждый услышал, что хотел. Так, саудиты услышали в них обвинения Ирана, американцы – России, якобы поддерживающей талибов, а судя по публикациям в российских СМИ, у нас в этом увидели критику Турции. Ну чем не триумф многовекторной политики? 

В связи с этим возникает вопрос, насколько затрагивает интересы России этот разворот Рахмона? Конечно, с одной стороны укрепление позиций, стремящегося к региональному доминированию Ирана в Средней Азии не может нас не волновать. Но, его замена Саудовской Аравией, в действительности поддерживающей терроризм и религиозный экстремизм, для нас гораздо хуже и опаснее. Тем более что денежные вливания КСА всегда сопровождаются экспансией ваххабизма.

Борис Джерелиевский

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика