Архив материалов
Европа
05.01.2018 08:00

Европейцы переоборудуют приюты для мигрантов в публичные дома

Два месяца назад немецкая общественная телекомпания ZDF («Второй канал Германии») выдала в эфир настоящую бомбу. Из очередного телесюжета простые бюргеры с удивлением узнали, что лагеря для беженцев фактически превратились… в публичные дома. Так, берлинец, работающий охранником в одном из таких столичных приютов для мигрантов, откровенно признался в том, что он и его коллеги по сути выполняют функции сутенеров.

Откат — 20 евро

 

«Мы выбираем для желающих поразвлечься, как правило, только здоровых и симпатичных молодых людей и девушек от 16 лет — чем они моложе, тем более охотно их покупают немцы, — заявил перед телекамерой охранник. — За свои услуги я, например, беру с каждого клиента по 20 евро».

Судя по цифрам, которые озвучил в телеэфире сводник, «сумма сделки» составляет примерно 50 евро. Причем, услуги молодых парней стоят подчас в два-три раза дороже, чем платят за встречу с юной девушкой. И Германия в этом плане — не исключение: заполонившие Европу и осевшие в миграционных лагерях выходцы с Ближнего Востока и Азии очень часто не имеют работы. А государственная помощь (в частности, в Германии) выплачивается подросткам лишь до достижения ими совершеннолетия. Так что после 18-ти молодой человек остается один на один со своими проблемами.

Почему же старая добрая Европа докатилась до такого странного гостеприимства? Да все очень просто: в каждом лагере для беженцев существует своя структура — табель о рангах. И внутри национальных диаспор как грибы после дождя формируются свои преступные кланы и банды. Их итог — постоянные кровавые разборки между криминальными группировками, так пугающие местных жителей и доставляющие головную боль полиции.

Афганцы, пакистанцы, сирийцы, иракцы, индусы, африканцы и прочие мигранты по всей Европе делят власть — как между собой, так и внутри своих национальных сообществ. Вот эти-то местные царьки, поддерживаемые членами своих банд, и заставляют соплеменников идти в криминал, вынуждая их торговать наркотиками, грабить, воровать… А многих земляков отправляют на панель, загребая при этом львиную долю «прибыли» от процветающей буйным цветом на просторах Европы этнической проституции.

Впрочем, охранники, работающие в лагерях для беженцев, всегда готовы предоставить этим криминальным группировкам свои услуги, становясь сутенерами. Да и полиция не особо беспокоится: бизнес есть бизнес. По крайней мере, за всю новейшую историю можно припомнить только один громкий судебный процесс над членами этнической банды. И тот состоялся лишь потому, что подсудимым инкриминировали издевательства и насилие над несовершеннолетними. В этом случае так же, как и в Берлине, «особенно большим спросом пользовались симпатичные и стройные подростки», — констатировала судья Сара Райт.

Полицейские-педофилы

 

Более десятка отморозков судили за преступления, совершенные в английском городе Ротереме, что в графстве Саут-Йоркшир. И здесь тоже расплачивались «девочками», правда, с одной разницей: этими малолетними невольницами становились белые британки — дети 10−16 лет. Скандал разразился в благородном английском обществе несколько лет назад. Выяснилось, что на протяжении длительного времени представители пакистанской диаспоры Ротерема насиловали и издевались над местными девочками-подростками.

За годы беззакония число униженных и поруганных малолетних жертв бандитов достигло невероятного количества — 1400! В тот раз тоже встал вопрос: знала ли о детской сексуальной эксплуатации полиция? Да не просто знала: многочисленные изнасилования происходили «под чутким руководством» полицейских и при их непосредственном участии. Так, на суде сразу несколько девочек изобличили констебля Кеннета Доса в том, что он заставлял их заниматься с ним сексом и при этом расплачивался с пакистанскими сутенерами наркотиками, которые бандитам должны были передавать сами жертвы. Надо ли после этого объяснять, почему полицейские, «крышевавшие» прибыльный «бизнес», палец о палец не ударили для того, чтобы дать ход многочисленным официальным заявлениям от родителей жертв.

А ведь таких бумаг (только зарегистрированных) скопилось в местных околотках более 50-ти! Тем не менее, часть из них умудрились… потерять! Но, скорей всего, обращений было в разы больше: все мы хорошо знаем, как «любит» полиция регистрировать подобные заявления граждан. Глава полиции округа Джейсон Харвин, в конечном итоге, даже извинился перед жертвами преступлений и их родителями. Правда, долгие годы и полицейские, и чиновники мэрии «стеснялись» заявлять об этнической принадлежности насильников — им было «неловко» обсуждать эту тему. Тем более, что начальство запрещало подчиненным поднимать тему «расизма».

Это потом все они дружно подали в отставку или были уволены. А до этого полисмены годами якобы «не верили» ужасающим фактам. Даже тогда, когда им трижды (!) предоставляли отчеты местных правозащитников о том, что насилуют и пытают их же детей. «Мы не знали», «мы не верили»… Детский сад — да и только… Да что там полиция! Одна из девочек опознала в дяденьке, который насиловал ее, уважаемого в городе человека — члена муниципального совета! Немудрено, что глава административного органа тут же подал в отставку. А за ним последовал и начальник полиции.

Реальные масштабы неизвестны

 

Высокотолерантное британское общество до сих пор пребывает в шоке от случившегося. Злые языки уже окрестили скандально прославившийся город Ротеремстаном. «Не превратимся ли мы вместе с остальной Европой в халифат?», — вопрошает «Дейли телеграф». «Если такое творится в Ротереме, где выходцы с востока не превышают десяти процентов населения, то что ждать жителям других городов, в которых их большинство?», — задаются справедливым вопросом местные газеты.

Однако возникает еще один вполне резонный вопрос: а так ли далеки от этих преступлений были сами полицейские чиновники, которые «не знали» и «не ведали»? Понятно, что европейцы до смерти запуганы, с одной стороны, бесчинствами самих мигрантов, с другой, — политиками, стоящими насмерть в своих «страусиных» позах: «никакого расизма!». Тем не менее, даже британцы понимают, что в этом деле все далеко не так чисто. По сей день многое остается неясным и не совсем понятным.

Вот что заявляет, например, автор того самого доклада из правозащитной организации профессор Алексис Джей: «До сих пор никто не знает реальных масштабов детской сексуальной эксплуатации в Ротереме». Что ж, если полицейские пошли на то, чтобы «потерять» официальные заявления от пострадавших, то кто же из них добровольно признается в явных преступлениях! И в связи с этим примечателен комментарий Френсис Кук, которая руководит авторитетнейшей британской благотворительной организацией «Лига Ховарда за тюремную реформу»: «Я не отношусь к конспирологам, но полиция должна была быть сопричастна к такой масштабной сексуальной эксплуатации детей».

Однако, многое из вышеперечисленного и сегодня остается на своих местах: европейцев насилуют, убивают, грабят… И когда это закончится — неизвестно.

Виталий Карюков

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"