Архив материалов
Европа
07.12.2016 09:00

Итальянское домино: Евросоюз толкнули к краху

Один за другим народы Европы отказывают в доверии своим политикам-технократам, делегировавшим, в ущерб национальным интересам, слишком много полномочий Брюсселю

5 декабря премьер-министр страны Апеннинского полуострова, входящей в так называемую «Большую европейскую четвёрку» (Германия, Франция, Великобритания, Италия), Маттео Ренци признал поражение на референдуме о парламентской реформе и объявил о своей предстоящей отставке. Суть вынесенных на обсуждение преобразований сводилась к «оптимизации» аппарата управления страной, что де-факто было бы на руку Брюсселю и «против шерсти» итальянцам, мечтающим о возврате времён национально-ориентированной «подлинной демократии», «социального рынка» и «государства благоденствия» шестидесятых-семидесятых годов.  После британского Брексита это второй серьёзнейший шаг в сторону размягчения Европейского Союза. Выход на политическую арену Европы новых представителей политического класса, ставящих своей целью возврат на платформы национально-ориентированного развития, будет способствовать и выстраиванию новых отношений с Россией.   

На сегодняшний день итальянская демократия базируется на парламентской системе. Поэтому главным объектом реформирования, а точнее – частичного демонтажа, должна была стать именно она. Но народ сказал своё решительное «нет», которое совершенно справедливо было воспринято Ренци как вотум недоверия всей политике и замыслам его кабинета. Президент Италии Серджо Маттарелла попросил премьер-министра отложить отставку до утверждения госбюджета на 2017 год, которое, как ожидается, состоится 9 декабря. Но это уже кардинально ничего изменить не сможет.

Явка на референдуме составила около 60% – это очень большой показатель для Италии. Главным триумфатором провального для Ренци народного волеизъявления стало движение «Пять звезд» под руководством бывшего комика и любимца итальянцев Беппе Грилло, выступающее против истеблишмента.

«Пять звезд» хочет провести в стране ещё один референдум, поставив на голосование вопрос о выходе Италии из еврозоны», – пишет в своём комментарии к событиям Би-Би-Си. И, скорее всего, итальянцы в большинстве своём поддержат такой ход. «С 2008 года Италия потеряла четверть промышленного производства, а безработица среди молодежи составляет почти 40%. Ничего удивительного, что всё больше итальянцев считают евро губительным для страны, да и многие экономисты склоняются к тому, что общая европейская валюта лишила Италию конкурентных преимуществ», – комментирует британская The Financial Times. И продолжает: «Сейчас в Евросоюзе царит невиданное напряжение, и выход Британии – самое яркое тому подтверждение. Но в конечном итоге набирающий темп кризис в Италии может создать серьезнейшую угрозу существованию ЕС». 

***

Экономическая ситуация в стране действительно крайне тяжелая. Перспективы при нахождении в Еврозоне и ЕС в его нынешнем виде, итальянцам видятся ещё более безрадостными.

Взять хотя-бы ситуацию с 10 крупнейшими банками страны, у которых накопились большие проблемы, а брюссельские чиновники хотят решить их так же, как несколько лет назад пытались на Кипре. Только там это сделали за счёт вкладчиков, а здесь хотят повторить номер за счёт владельцев акций и облигаций этих банков. А таковых среди обычных итальянцев – миллионы. Даже если еврочиновникам удастся проделать какие-то манипуляции в обход общеевропейского Закона о банках или в экстренном порядке внести в него изменения и спасти итальянскую финансовую систему, то кардинально это ничего не изменит. Общенациональные долги гигантские. Напрямую их не покрыть. Законодательство ЕС не позволяет. Да и средств таких нет. Если же Брюссель с одобрения Германии пойдёт на какие-либо беспрецедентные шаги в этом направлении, то это может, как пишет The Financial Times, «спровоцировать политический бунт в немецком парламенте». А там на кону стоят свои выборы.

Таким образом, Италия со своими проблемами рискует пойти ко дну вслед за Грецией (в настоящий момент греческие долги составляют 315 миллиардов евро, что соответствует 180% ВВП), предвещая катастрофу общеевропейского масштаба. Пузыри надуты, и достаточно лечь одному крупному банку в Европе (а итальянские близки к этому на 90%), чтобы напугать всех и сразу.

Судя по результатам воскресного референдума, итальянцы уже напуганы дальше некуда, и общий европейский дом их в перспективе больше страшит, нежели прельщает. Поэтому «Брексит по-итальянски» вполне вероятен. А это будет означать, во-первых, фактический сигнал к ликвидации Еврозоны и как минимум видоизменение до неузнаваемости Евросоюза американо-германского варианта образования. И во-вторых, запустит процесс прихода к власти новых политических сил в ключевых странах Европы. Прежде всего, в Германии, выборы в которой уже на носу.

***
Есть такие, правда, ещё слабые, но всё же посылы, и в Польше. Жители польского города Гливице 5 декабря не дали убрать с центральной площади советский танк Т-34, выйдя на пикет чуть ли не всем городом. И власти страны пошли на попятную. Это первый случай за последние годы, когда власть вынуждена была отступить перед народом в своей «евроценностной» русофобии, что является косвенным признаком возвращению народа к трезвым оценкам истории и современности.

На самом деле, в том, что сегодня происходит в Италии, и в Европе в целом, ничего неожиданного нет. На заре своей юности Еврозона и ЕС виделись абсолютному большинству граждан стран континента в качестве высшей стадии претворения в жизнь концепции «европейской мечты», справедливой, высококультурной, высокодуховной и экономически благоденствующей евросферы, лишенной внутренних конфликтов и противоречий. Сильной, самостоятельной и гуманной на внешнеполитической арене. Однако суровая проза жизни оказалась совсем иной.

ЕС создавался, прежде всего, как политический и военный проект США при поддержке некоторых кругов в Европе (в первую очередь немецких, поскольку Германия на протяжении веков пыталась любыми средствами обеспечить себе доминирование на континенте), для подрыва мощи и влияния России, её сдерживания, нейтрализации её интеграционного потенциала и дальнейшего продвижения на восток Западного проекта. А совсем не в интересах отдельно взятого европейца.

В некогда благоденствовавших европейских странах началось переписывание социального контракта, на основе которого государства Западной и Центральной Европы развивались всё послевоенное время. Стало стремительно расти неравенство как внутри этих стран, так и в рамках новообразовавшегося союза. Пустой декларацией оказалась последняя надежда граждан стран-участников общеевропейского объединения – программа экономического развития до 2010 года (так называемая Лиссабонская стратегия, принятая в 2000 году).

Международный экономический кризис оголил и обострил все грани этого невиданного доселе политико-экономического шулерства. Вначале робко, а затем стремительно и лавинообразно у европейцев пошел процесс осознания того, что их просто использовали.

В апреле 2014 года итальянское издание Il Giornale, ссылаясь на социологический опрос, проведённый одним из самых крупных мировых аналитических центров – Ipsos Mori, тесно сотрудничающий с европейскими правительствами, опубликовало следующие показатели настроений граждан десяти стран-членов ЕС: «Около 68% европейцев считают, что ЕС движется в совершенно неверном направлении. Более всех недовольны итальянцы (77%), за ними следуют французы и испанцы (76%). Евроскептицизм распространяется и в странах, которые недавно присоединились к ЕС, например, в Венгрии и Польше. В Германии Евросоюзом недоволен 61% граждан». «Всё это ведёт к возникновению сомнений о наличии выгод в совместном существовании в ЕС. 65% опрошенных считает, что их собственные жизненные стандарты ухудшились с тех пор, как их страна вошла в объединенную Европу», – пишет Il Giornale. При этом, «самая горячая тема – это потеря суверенитета».

***

Таким образом, происходящее ныне было вполне ожидаемым. И следующий вполне ожидаемый этап разочарований европейцев – это коренная перелицовка союза или полная его ликвидация.

Мало кто знает, но от построения общей социалистической наднациональной Европы в своё время отказались в Советском Союзе. И не из-за страха перед кем-то, а поскольку сочли, что законодательство и сложившаяся исходя из менталитета каждой страны правоприменительная практика, а также специфика социально-экономических и культурных взаимоотношений внутри государств социалистического содружества, слишком различны для их немедленной унификации.

Что касается самого проекта, то во второй половине 60-ых годов, по инициативе МИД СССР, рассматривалось применение принципа наднациональности в деятельности СЭВ и превращение его в конфедерацию социалистических стран Европы с «гармонизацией законодательства». Но у советского руководства, опиравшегося на мнение в высшей степени квалифицированного экспертного сообщества, хватило ума просчитать все риски, затраты и отказаться от, казалось бы, крайне заманчивой и вполне сочетающейся с коммунистической доктриной идеи. Западным же доктринёрам такого ума и мудрости не хватило. Результат, как говорится, налицо.

Потерпела крах и евроатлантическая политика продвижения на Восток. Западный проект, изначально ставивший своей целью создание общеевропейской наднациональной общности, построенной на фундаменте евроатлантических принципов и ценностей, в последующем должен был распространиться и на бывшие республики СССР, и на саму Россию. Это была долгосрочная концепция мягкого поглощения России Евросоюзом, через Германию и Брюссель, руководимого Соединёнными Штатами.

Эволюция этого процесса была такова. Начиная с момента ликвидации Советского Союза, ельцинское окружение один за другим принимало законы и подгоняло российскую жизнь под западные требования и частичные стандарты. Всё шло хорошо и после ухода Бориса Ельцина. И вдруг в 2003 году на Запад пролился холодный душ. Россия неожиданно отказалась от участия в программе «нового соседства», разработанной на базе документа ЕС «Большая Европа – соседство: новые рамки для отношений с нашими восточными и южными соседями». Помощь в обмен на реформы в Москве сочли слишком далеко идущими и затрагивающими зоны жизненно важных интересов России. Это было первое объявление с практическими последствиями о наличии у России таких интересов.

На Западе посчитали это прямым вызовом. Великобритания из группы «друзей России» в 2000-2002 годах немедленно перешла в группу её наиболее жестких оппонентов, где пребывает и по сей день.

ЕС начал экстренно расширяться, невзирая ни на какие расхождения и несоответствия между странами. Два мегаэтапа расширения, прошедшие в 2004-ом и 2007-ом годах, довели число членов ЕС до 27 и надули общеевропейский социально-экономический пузырь невыполнимых ожиданий граждан, фактически обманом согнанных в союз государств.

Чтобы никаких «друзей России» в Европе больше не было, всех «кошек», посредством общеевропейского (Брюссельского) политического консенсуса, решили сделать чёрными. Работу этого механизма мы также видим сегодня. Кто-то бы и рад дружить и работать с нами на взаимовыгодной равноправной основе, да нельзя. Собственно так и было задумано проектом.

Параллельно с экстренным расширением, начал меняться и тон в отношении нашей страны. В том же в 2004 году Запад в корне разошелся с нами в трактовке президентских выборов на Украине и других «цветных революций» на постсоветском пространстве. Опять же в 2004 году в НАТО резко были приняты сразу 7, в основном приграничных с нами, государств: Эстония, Литва, Латвия, Болгария, Румыния, Словакия и Словения.

Политика ЕС становилась всё более агрессивной и ультимативной.

В качестве нового раздражителя Запад воспринял создание в 2009 году Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. В Европе поднялся невероятный «галдёж и лай» - караул, всё пропало, Россия возрождает СССР!

Далее нападки на нашу страну только нарастали. В феврале 2012-ого высокий представитель ЕС по вопросам политики Кэтрин Эштон выступила в Европарламенте с жесткой критикой недостаточной, по её мнению, демократичности предвыборной кампании в Государственную Думу и результатов выборов. Европарламент принял резолюцию, призывающую Россию изменить свои избирательные законы и осуждающую нашу страну за ветирование в Совбезе ООН проекта резолюции по Сирии.

Ну а дальше – кровавый майдан на Украине, Крым, Донбасс, санкции и нынешнее положение дел.

В то же время и в той же Италии наиболее экономически развитые области – Венеция, Лигурия и Ломбардия – в лице своих региональных советов утвердили резолюции о признании Крыма российским и высказались за отмену антироссийских санкций. Но власти страны не услышали своих граждан не только в этом, но и касательно Европейского союза. И Ренци получил отвод. Остальным, как говорится, приготовиться…

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"