Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Геополитика
05.07.2016 08:20

Недобитая ИГ превращается в глобальную гидру терроризма

Военный разгром бандформирований халифатчиков в Сирии не означает уничтожения организации – она уходит на другие континенты и геополитические регионы

Последние дни ознаменовались определенными военными успехами вооруженных формирований запрещенной в России террористической организации ИГ. Боевикам-исламистам удалось остановить наступление сирийской армии на Ракку, иракской – на Эль-Фалуджи, курдских отрядов – на Алеппо. Достичь этого удалось благодаря максимальной мобилизации усилий как самой организации, так и беспрецедентной помощи Турции и США.

Эсхатология от ДАИШ

Американцы для переброски ПТУРов и другого вооружения использовали обычную схему – через «умеренную оппозицию», у которой свежеполученное американское оружие «отбирают» террористы.  А турки вынуждены были чуть ли не в открытую перебрасывать отряды боевиков через свою границу. Что, разумеется, было зафиксировано, в том числе и космической разведкой.

Столь ожесточенное сопротивление террористов и рискованное поведение их хозяев связанно с двумя обстоятельствами. Первое – это важность для исламистов турецкой территории не только, как базового района, где боевики отдыхают, лечатся, проходят подготовку, откуда их снабжают, но и как место сбыта нефти с захваченных месторождений.

Вторая причина – эсхатологическое учение исламистов, на основе которого сформирована «легенда» ИГ. Которое ставит своей задачей обещанное пророчествами восстановление халифата с потомком пророка Мухаммеда во главе. (Тут надо пояснить, что главарь ИГ Абу Бакр аль-Багдади утверждает, что происходит из курейшитов, то есть является соплеменником, а возможно, и потомком Мухаммеда). Одним из ключевых моментов этих пророчеств считается битва сил «Халифата» с «римлянами» у Дабика (некоего аналога Армагеддона в исламской эсхатологии) – небольшого селения на севере Сирии, близ турецкой границы, в которой халифатчики должны победить. Ради захвата этого селения ИГ предприняло настоящую армейскую операцию, в которой понес тяжелые потери.

Тогда «богословы» исламистов не догадались объявить захват Дабика той самой сакральной битвой, без которой все «вероучение» ИГ теряет смысл. Дело в том, что противостоящие террористам в этом селении ополченцы не особенно тянули на «римлян». Впрочем, сегодня это досадное недоразумение исправлено, и «богословы» халифатчиков готовы «обосновано» объявить «римлянами» кого угодно. Турок (как живущих на территории Византии), американцев – как империалистов, русских – как граждан Третьего Рима, сирийцев – как их союзников и на основании того, что Сирия входила в состав Римской империи.

Чтобы не разочаровать своих фанатиков, которых в террористической организации большинство, ИГ, в соответствии с пророчествами, необходима битва у Дабика, и обязательно – победоносная. После нее, согласно предсказаниям, в мир явится Даджаль, который объединит все народы для борьбы с исламом и почти его уничтожит. Пока в Иерусалим не возвратится пророк Иса и не сразит нечестивца  копьем.

То есть после обещанной битвы, халифатчики могут терпеть поражения, отступать, уходить в подполье, но никак не до нее. Значит, пока не произойдет ничего, что можно было бы представить как победоносное апокалипсическое сражение у Дабика, ИГ будет ожесточенно сопротивляться.

Впрочем, сегодняшние  успехи ИГ вполне могут стать последними, поскольку потери террористов, ценой которых удалось остановить силы борцов с террором, очень значительны. Причем не только в живой силе. Даже Эрдоган с его безнадежно испорченной репутацией не сможет бесконечно повторять подобные «спасательные операции» для ИГ, поскольку даже западным покровителям Анкары и ИГ придется как-то реагировать на столь очевидную беспардонность.

Кроме того, нетрудно предположить, что последует после ситуативного успеха исламистов. ВКС РФ значительно увеличит интенсивность ударов по позициям террористов и усилит бронетехникой и новейшими артиллеристскими системами штурмовые отряды сирийской армии. Иран и Хезболла увеличат свои контингенты. Собственно, руководство ливанского движения Сопротивления уже объявило о переброске новых сил на север Сирии.

Запасные «аэродромы» ИГ

Сами халифатчики прекрасно понимают, что в Сирии их песенка спета. Об этом говорит и то, что ИГ последние пару месяцев несколько изменило приоритеты своей пропаганды. В частности, своих сторонников террористы призывают ехать ни в Сирию и Ирак, а в другие страны и создавать там сетевые структуры и укрепляться.

Чаще всего упоминаются Ливия и Нигерия. Обе эти страны богаты своими природными ресурсами, что в определенной степени поможет исламистам, в случае их успеха на этих направлениях, компенсировать потери от утраты ими нефтяного бизнеса на Ближнем Востоке.

Задачи освоения этих стран тем легче, что в Нигерии мусульмане, к которым и обращена «проповедь» ИГ, являются беднейшей частью населения страны, а в Ливии объектом воздействия исламистов являются племена, потерявшие в результате революции свое влияние и оставшиеся не у дел.

В том случае, если террористы смогут установить контроль над частью территорий этих стран, им в известной мере удастся заделать «дыру в бюджете», которая образовалась в следствие действий ВКС России по нефтяной инфраструктуре «халифата» и которая станет еще большей в случае окончательного разгрома ИГ на Ближнем Востоке.

Другим источником финансирования международной террористической структуры может стать производство героина в Афганистане, за контроль над которым сегодня развернулась борьба ИГ с «Талибаном» и занятыми в этом бизнесе племенными вождями, лояльными Кабулу.

Против России и Китая

Полученные таким образом средства пойдут не только на обогащение амиров ИГ и расширение бизнес-проектов. С их помощью будет финансироваться джихад в странах с меньшей экономической отдачей. В качестве таковых рассматриваются страны Центральной Азии и Казахстан, Кавказский регион и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Причем для этих регионов в пропаганде джихадистов на первое место выступают не эсхатологические мотивы, а спекуляции на тему социальной справедливости для республик Центральной Азии и национально-освободительные мотивы для уйгуров Синьцзяня.

На российском Кавказе наиболее тревожным местом остается Дагестан, где в результате безработицы, сложной системы межэтнических отношений, достаточно высокого на общероссийском фоне уровня коррупции нерешаемые социальные проблемы служат питательной средой для вербовщиков террористов. Между прочим, главари ИГ еще в 2015 году обратились к братьям с Кавказа с призывом не ехать на Ближний Восток, а начать работать дома. По данным спецслужб, началось финансирование ИГ остатков бандподполья на Северном Кавказе. О чем, в частности, свидетельствует его возросшая в последнее время активность.

Во всех этих местах следует ожидать заметной активизации подпольных групп, принадлежащих ИГ или аффилированных с ним.

В  любом случае, можно не сомневаться в том, что основные удары будут наноситься по территориям и зонам интересов главных геополитических противников США – России и Китаю. В этой связи, напомним, что в последние годы КНР стремительно наращивает свое влияние в странах Африки, в том числе и энергично используя «мягкую силу».

Таким образом, действия ИГ на африканском континенте могут быть направлены не только на развитие финансовой базы организации, но и на противодействие Китаю.

Самодеятельные халифатчики

Следует отметить, что ИГ создает по всему миру сетевые структуры не только для проведения актов террора, сколько для создания пропагандистских, вербовочных ячеек, подразделений, занятых сбором «закята» и решением логистических вопросов.

Что же касается террора, то прослеживается очень опасная тенденция. Для совершения террористических актов халифатчики начинают использовать не свои структурные подразделения или ячейки, а автономные группы (или даже одиночек), не входящие в организацию и не имеющие с нею связи. Их даже не вербуют, а воздействуют на них с помощью пропаганды в интернете, побуждая к совершению террористических атак, в том числе и самоубийственных.

Недавним примером можно назвать расстрел содомитов в клубе Орландо 12 июня. Убийца – Омар Матин никогда не входил в ИГ, но зато выступал от имени этой организации. И он не единственный. Причем халифатчики берут на себя ответственность практически за любую террористическую атаку.

Подобная тактика позволяет достичь максимального эффекта при минимальных затратах. Сложность противодействия ей заключается в том, что на будущих террористов можно выйти только в случае их специфической активности в социальных сетях или в религиозных общинах.

При этом оперативные мероприятия по выявлению таких потенциальных террористов могут быть легко интерпретированы, как репрессии против мусульман. Что в свою очередь будет использовано пропагандистами исламистов.

Все это говорит о том, что военный разгром ИГ в Сирии, скорее всего, не приведет к окончательному уничтожению этой чудовищной организации. Помимо того, что халифатчики постараются создать свои вилайяты в странах Африки и Центральной Азии, они интенсифицируют свою незримую, подпольную деятельность во многих странах. Уже сейчас ИГ превращается в по-настоящему глобальную структуру. С большими возможностями, чем у его предшественницы – Аль-Каиды. Достаточно сказать, что сторонники «халифата» по всему миру, в том числе получившие боевой опыт, исчисляются сотнями тысяч. Инструмент, созданный западными спецслужбами для перекраивания Ближнего Востока, они постараются использовать для глобального противодействия своим главным геополитическим соперникам – России и Китаю.

Борис Джерелиевский

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика