Архив материалов
Геополитика
12.11.2015 09:00

Пять сценариев предвыборных боев за власть в США

Ровно через год – 8 ноября 2016 года – в США пройдут очередные, 58-е президентские выборы. По традиции к событию такого масштаба задолго до его проведения приковано внимание всего мира. Пытаться сейчас уверенно говорить об итогах будет делом неблагодарным, ведь временами ценой вопроса уже на финишной прямой становились всего несколько голосов выборщиков, которые перечеркивали все ожидания экспертов, избирателей и самих кандидатов.

Стартовавшая в декабре 2014 года предвыборная гонка рассматривается как отбор из множества (известных и не очень) кандидатов от каждой партии, которые и продолжат борьбу за пост президента. Пока претенденты в кандидаты продолжают упражняться в риторике и пополнять свои избирательные кошельки. С января по июнь 2016 года будет проведена серия ключевых внутрипартийных праймериз, в ходе которых к сентябрю определятся единые кандидаты в президенты от двух основных партий.

На этом этапе претендентами на главный в стране пост, как правило, интересуются чуть более вовлеченные в политику американцы, чем рядовые граждане. Большинство пока рассматривает теледебаты как один из вариантов проведения своего вечернего досуга, чем успешно пользуются некоторые кандидаты.

Скажу несколько слов о непосредственных кандидатах. Их семнадцать. Они не похожи, но часто встречаются. Не только в дни выборов. Будучи соперниками, они успешно решают общие задачи в коридорах власти, офисах транснациональных корпораций и в телеэфире.

Нынешняя предвыборная гонка в целом шаблонна, поскольку ее главный результат ясен. Ход американских внутрипартийных дебатов как у демократов, так и у республиканцев, показывает, что через год Москве в любом случае придется иметь дело с людьми, которые априори считают Россию не конкурентом, а врагом.

В теории избирательная кампания нужна для того, чтобы общество могло с должной серьезностью обсудить наболевшие проблемы, сравнить предложения разных политиков и выбрать тех, кто предлагает оптимальные способы решения. На практике в США раз за разом получается достойное романов Виктора Пелевина шоу, о котором «Колокол России» расскажет в первом (из пяти), самом фантастическом потенциальном сценарии будущей гонки за Белый дом.

Сценарий 1: нескучный выбор (Сандерс – Трамп)

В то время как среди республиканцев по-прежнему нет очевидного лидера, со стороны демократов Хиллари Клинтон уже утвердилась в качестве явного фаворита. Из тех, кто пока полон решимости противостоять бывшей первой леди на праймериз – независимый конгрессмен от Вермонта Берни Сандерс, которому демократы ближе, чем республиканцы.

Берни Сандерс со своими избирателями

Подобная отстраненность – предмет гордости Сандерса. Представителей обеих партий он неизменно называет Твидлди и Твидлдум – по аналогии с комическими персонажами Льюиса Кэрролла из «Алисы в Зазеркалье».

В 1981 году на выборах мэра крупнейшего города Вермонта – Берлингтона он победил отработавшего шесть двухлетних сроков известного демократа. За восемь лет работы мэром Сандерс приобрел репутацию решительного управленца, отстаивающего интересы простых жителей. В основе его политики – организация местного самоуправления, активное вовлечение в него общественников и правовая защита социально незащищенных слоев населения. Пользуясь должностным положением, Сандерс ослабил влияние крупного бизнеса на политику и много сделал для формирования комфортной городской среды в Берлингтоне.

Реальные дела много лет помогали ему сохранить позиции независимого политика и не просто попасть в Палату представителей, но и остаться членом нижней палаты в статусе независимого очень долго – с 1991 до 2007 года. Возможно, даже слишком долго: в следующем году Сандерсу исполнится 75 лет. И вряд ли ему удастся стать самым старым президентом США. Причем дело здесь не только в гендерных предубеждениях.

Знаковым для кампании Сандерса стало его интервью журналу Playboy, в котором он подверг критике формальных однопартийцев: «По сути, демократическая платформа представляет собой следующее утверждение: «Да, мы плохие, но они хуже, голосуйте за нас». По сути, этим выступлением сенатор повторил тезис, с которым выступал еще с января 1989 года – «этой стране нужна третья политическая сила».

Сандерса любят именно за подобную открытость, непосредственность, частые встречи с простыми американцами. Он ратует за увеличение госрасходов на здравоохранение, сокращение социального расслоения и поднятие налогов для богатых граждан.

Репутация человека со стороны, ратующего за политические изменения в США и не вовлеченного, в отличие от Дональда Трампа, в сомнительное сотрудничество с Уолл-стрит, прибавляла сенатору от Вермонта очков с момента его вступления в гонку 30 апреля вплоть до 12 октября. До осени это нравилось 45,8% избирателей-демократов.

Но причислять себя к левым демократам было не лучшей идеей Сандерса. «Социалист» в американском политическом дискурсе – почти ругательство. Клинтон уже уверенно обходит Берни по голосам на праймериз, несмотря на традиционно активное участие в голосовании наиболее радикально настроенного электората.

Сандерс может быть раздражителем для Клинтон, но вряд ли победит в гонке как раз из-за ярко выраженных социал-демократических взглядов. В этом вопросе на ее стороне и социологи, которые уверенно отдают экс-госсекретарю Штатов почти 30-процентный отрыв от ближайшего конкурента. Многие в США считают, что Америка еще не готова выбрать в лидеры левого социалиста. «Робот-андроид», как себя именует Хиллари, гораздо более предпочтителен.

А что? Чернокожий «президент мечты» уже был. Остается попробовать у руля страны только экзальтированную женщину или героя очередной войны. Лучше всего – инвалида, совершившего каминг-аут.

Похожей по феерии и пиару, но куда более скандальной выглядит марафон миллиардера Дональда Трампа, который потенциально мог быть неплохим спарринг-партнером Сандерса от республиканцев.

Кандидант-эксцентрик Дональд Трамп

Раньше 69-летний Трамп неоднократно заявлял о своих амбициях, но выдвинулся кандидатом впервые. Он стал популярным на волне людского недовольства нынешней экономической моделью США. Ему симпатизируют, поскольку он не системный политик, а бизнесмен, не связанный грязными политическими игрищами, а потому свободный «говорить правду» (читай – заниматься популизмом). Далеко не факт, что эта черта останется у него к тому этапу, когда нужно будет серьезно ездить по штатам, разговаривать с активистами на местах и обещать конкретные действия.

Волну публичной популярности эпатажный бизнесмен заработал с помощью своеобразных «черномырдинок». Первую программную речь Трампа СМИ моментально растащили на цитаты, а косноязычная фраза «сделать Америку великой снова» стала девизом его предвыборной программы. Кандидат пообещал раз и навсегда решить вопрос о нелегальной иммиграции, построив на границе с Мексикой огромную стену, вернуть рабочие места и не допустить попадания ядерного оружия к Ирану.

Поддерживающие Трампа знают, что не все его социально-политические концепции продуманы до конца. Основные вопросы к Трампу возникли в связи с его программой по налогообложению. Сейчас Трамп обещает полностью отменить налог на прибыль для людей, зарабатывающих менее 25 тысяч долларов в год и для семей с годовым доходом менее 50 тысяч долларов, правда о способах решить такую амбициозную задачу не раскрывает.

Ход предвыборной кампании действительно заставляет своенравного Трампа менять манеру поведения. В частности, если раньше он не стеснялся называть мешающих его выступлениям женщин-общественниц «тупыми жирными тварями», то теперь уверяет слабый пол в своем «невероятном уважении» и рассказывает о том, как в 1970-е годы первым пригласил женщин на работу в стройиндустрию.

Другой минус – как Сандерс, Трамп не принадлежит ни к демократам, ни к республиканцам, а в истории американских выборов не было случая, чтобы на них побеждал независимый кандидат-эксцентрик.

Наконец, как указал губернатор Огайо и очередной кандидат-республиканец Джон Касич, управленческого опыта Трампа не достаточно для того, чтобы руководить страной.

Время до старта основного этапа предвыборной гонки было «звездным часом» для кандидатов с экстравагантными и безответственными заявлениями. Поэтому летом 2015 года опросы фиксировали лидерство Трампа и Сандерса, теперь теряющих популярность.     

Сценарий 2: очевидное - невероятное (О’Мелли – Рубио)

Другой революционной парой в случае отсутствия иных кандидатов можно считать экспериментальный вариант президентского марафона – бывшего губернатора Мэриленда Мартина О’Мэлли и сенатора от Флориды Марко Рубио

Мартин О’Мэлли играет на гитаре

Демократ O'Мэлли в целом занимает либеральные позиции. Он – противник смертной казни, сторонник жесткого контроля над банками, призывающий не депортировать нелегальных мигрантов из страны, а решать их проблемы на месте. На посту мэра Балтимора и губернатора Мэриленда одним из его приоритетов была борьба с преступностью.

Уже на этом этапе О’Мэлли можно считать техническим кандидатом, поскольку, не будь он столь слабым соперником Клинтон, ему давно бы припомнили апрельские волнения в Балтиморе, начавшиеся после гибели афроамериканца Фредди Грея от полицейского беспредела. Как бывшего мэра города и губернатора штата, избиратели могут приписать O'Мэлли ответственность за нерешенные социальные проблемы Балтимора, усугубившиеся внутренней нестабильностью.  

O'Мэлли, в отличие от своего главного конкурента, не имеет опыта в мировой политике и не предлагает четких позиций по крупным международным проблемам, ограничиваясь размышлениями об укреплении нацбезопасности США на внешних рубежах. 

По большому счету, это – статист госпожи Клинтон, призванный обеспечить ей альтернативу на праймериз.

Несколько другое дело – молодой 44-летний республиканский сенатор из Флориды Марко Рубио. Он – живое воплощение «американской мечты»: сын кубинских эмигрантов, бежавших от коммунистического режима и прекрасный оратор с определенным взглядом на любую мелочь. Его нередко сравнивают с уходящим главой Белого дома, что по понятным причинам не приносит Рубио популярности в республиканской среде.

Сенатор из Флориды Марк Рубио

Претендент считается умеренным консерватором и имеет поддержку от либертарианского крыла Республиканской партии, более известной как «Движение чаепития». Потенциальный электорат Рубио – разочарованные сторонники демократов в лице испаноязычного населения и несостоявшейся в профессии молодежи. Свою платформу латиноамериканец строит, исходя из постулатов движения – сокращение уровня налогов, поэтапное уменьшение госдолга, реформирование раздутого госаппарата, критика программы образовательных и социально-медицинских реформ Обамы.

Во внешней политике Рубио входит в число «ястребов», обвиняя нынешние власти в неспособности утихомирить врагов Америки. Он известен как противник соглашения по иранскому мирному атому и нормализации отношений с Кубой. Как и другие республиканцы, в марте 2014 года он одним из первых настоял на скорейшем принятии резолюции Конгресса, осуждающей присоединение Крыма и вводящей санкции.

В роли нового главы государства его видят 42% американцев-республиканцев. На протяжении кампании Рубио неплохо стоит в рейтингах в сравнении с Клинтон и тем более с О’Мелли.

Его политтехнологи, часть которых в 2012 году обслуживала кандидата в президенты от Республиканской партии Митта Ромни, опасались, что выдвижение Рубио одновременно с Хиллари вызовет смазанный медийный эффект. Но им даже повезло, поскольку это была возможность противопоставить молодость и энергичность их работодателя солидному возрасту и ошибкам Клинтон, которая сейчас в каком-то смысле столкнулась со вторым Обамой.

Но в родной Флориде Рубио неизменно уступает по популярности своему политическому наставнику и экс-губернатору штата Джебу Бушу. Кроме того, набожные пуритане вряд ли простят потомку иммигрантов религиозные скитания по маршруту «католики – мормоны – католики – баптисты». Вдобавок восходящая звезда республиканцев на минувшей неделе был уличен в растрате партийной кассы в личных целях, а также в связях с коррумпированными членами Палаты представителей.

Приведенная пара кандидатов – настоящий образец неформальной американской системы возможностей и недостатков, справедливых в отношении политиков.

Очевидно, что губернаторы в США исторически имеют хорошие шансы на победу. Но, невероятно, что соперничество с маститой Клинтон обернется успехом для О’Мелли, несмотря на то, что он возглавляет штат, дающий иногда принципиальные 10 голосов выборщиков.

Очевидно, что Рубио – представитель новой волны, умеющий комбинировать традиционные веяния американской политики с реалиями изменившегося мира. Но невероятно, что, во-первых, такой молодой кандидат сможет добиться номинации, а во-вторых, в условиях нынешней политики по борьбе с нелегальной миграцией в США и общемировой модой на появление заградительных стен от «надоевших беженцев» потомок латинских иммигрантов доверят Белый дом.

Сценарий 3: династическое правило (Клинтон – Буш)

После отказа заместителя Обамы Джо Байдена от президентских амбиций у Хиллари Клинтон фактически не осталось серьезных соперников внутри партии. После дебатов 6 ноября газета The Washington Post выпустила разгромную статью о баталиях Хиллари и «четырех гномов», трое из которых сразу выбыли из праймериз. Все началось с не преуспевшего в риторике экс-губернатора Род-Айленда Линкольна Чэйфи. Следом за ним бывший сенатор от Виргинии Джимм Уэбб признался, что ощущает давление истеблишмента Демпартии – сторонников главной конкурентки – из-за чего его мнение однопартийцы игнорируют. А борец за свободный интернет Лоуренс Лессинг программу вообще не предлагал, заявляя, что выдвижением лишь привлекал внимание к волнующей общество проблеме доступа к информации и со 2 ноября отдыхает от политики. Весьма критично настроенный к Белому дому Сандерс тоже вряд ли сможет составить конкуренцию жене экс-президента США. В тот же день опрос избирателей-демократов в Айове, где 1 февраля 2016 года состоится первый «супервторник» демократов, дал ей 51%. Сандерс получил 40%, а их общий соперник Мартин О’Мэлли, любящий сниматься по пояс голым – всего 4%, и, видимо, он тоже политический труп.

Впрочем, Хиллари имеет все данные, чтобы победить, не только из-за слабости конкурентов. У нее есть узнаваемость, опыт на госслужбе, финансовая поддержка (на кампанию этого кандидата, по слухам, соберут рекордные 2,5 миллиарда долларов), мощное окружение делегатов. Например, Хиллари может похвастаться обещанной поддержкой Кэролайн Кеннеди – дочери убитого 35-го президента Джона Кеннеди и нынешнего посла Вашингтона в Токио. Она обязана ей еще с 2008 года, когда не смогла противостоять влиянию ныне покойного дяди, сенатора Теда Кеннеди и поддержала Обаму, внеся сумятицу в предвыборный штаб подруги. 

Главным недостатком Клинтон является то, что по убеждениям она – яркий представитель ницшеанской философии. Слишком уж мало в ней человеческого.

Хиллари Клинтон приветствует своих избирателей

Это понимает и сама главный кандидат Демпартии: неслучайно 12 октября в ходе очередных дебатов она призналась, что она не человек, а робот, собранный в обстановке секретности в одном из неномерных гаражей в Пало-Альто, что в Силиконовой долине. Шутка, надо сказать, неудачная, поскольку откровенно фрейдистская и очень похожа на правду.

По данным опроса Pew Research Center, Клинтон популярна у тех, кто ностальгирует по временам Билла Клинтона. Она – немногий из политиков-демократов, кто может получить поддержку большинства выходцев из Латинской Америки, уже поддержавших ее на праймериз 2008 года. Многие женщины из рабочего класса придут на избирательные участки, чтобы проголосовать за «вдовий образ» обиженной, но сильной женщины, а также матери и бабушки, выступающей за семейные ценности и одинаковую оплату труда мужчин и женщин в стране равных возможностей. 

Чтобы закрепить успех, экс-первая леди тем не менее решила сыграть на поле Берни Сандерса и внезапно «обнаружила», что у американской экономики нет стратегии, а действия акул бизнеса диктуются только краткосрочной выгодой. Конечно, эти откровения можно смело вписать в серию таких великих открытий как «трава зеленая, а вода мокрая», однако смелое признание из уст влиятельного американского политика дорогого стоит.

От Клинтон также ждут более агрессивной внешней политики, нежели у Обамы. Она всегда была резко негативно настроена по отношению к России и личности ее президента Владимира Путина, особенно после событий в Крыму и операции российских ВКС в Сирии.

Именно такой (в целом скучный, но уверенный в себе и агрессивный кандидат) сегодня нужен Демпартии, лично Бараку Обаме и обществу, с которым Клинтон уже нашла общий язык. Как уже отмечал «Колокол России», она выбрала удачный момент, чтобы свои минусы превратить в плюсы, покаявшись за гибель американских дипломатов в Бенгази и жестко отметя все претензии по поводу беспечности в электронной переписке.

Такой сильный и наиболее вероятный единый кандидат заслуживает не менее уважаемого соперника-профессионала. Судя по тому, что американцы по привычке выбирают кого-то из клана Кеннеди, а раньше – Рузвельтов, они в принципе не против династий у власти. На этот раз мы можем стать свидетелями президентского дерби в стиле начала 1990-х под красивой вывеской «Буш против Клинтон», которая сейчас обгоняет бывшего губернатора Флориды Джеба Буша на 7%, имея в активе 54,9% поддержки.

Небезызвестный Джеб Буш

Часть политологов считают, что, в отличие от Клинтон, узнаваемость третьего Буша ему вредит, и он всеми силами пытается дистанцироваться от династии. Неслучайно в его предвыборном логотипе фигурирует лишь имя «Джеб» с восклицательным знаком, но не его фамилия.

Неудобным для политика считается вопрос о войне в Ираке, начатой Джорджем Бушем-младшим. За все годы в политике «самый умный из семейства Буш» своей позиции по войне так и не озвучил. В ходе кампании он успел выступить с критикой мягкой внешней политики Обамы в отношении Ирана и России. Кроме того, Буш считает, что хозяин Белого дома зря портит отношения с Израилем и не расширяет экономические связи США с соседями, особенно в энергетической сфере.

В целом программа Джеба традиционна для республиканцев и предлагает наращивание темпов восстановления экономики, сокращение внутреннего долга, снижение налоговой нагрузки на средний класс и увеличение ассигнований на оборону. Отличительной же в предвыборной повестке Джеба является позиция в отношении иммиграции и образования. Он выступает за большее участие государства в финансировании образования, а также всемерно поддерживает нелегальных мигрантов. Это удовлетворяет запросу 47,3% американцев-«слонов» на компетентность и стабильность (по контрасту с запросом на «эпоху перемен» времен первой избирательной кампании Обамы в 2008 году).

Как отмечает BBC, если Хиллари Клинтон является безусловным фаворитом среди демократов, то назвать таковым Джеба Буша среди кандидатов своей партии преждевременно.

В последнее время на него обрушился ряд незадач. Буш, например, оконфузился, когда попытался козырнуть умением проводить онлайн конференции со сторонниками и по ошибке выдал в сеть данные кредитных карт, телефонов и адресов единомышленников. Или когда не смог отговорить от праймериз других кандидатов, которые могут создать ему сложности, например, своего протеже Марко Рубио.

С другой стороны, сиюминутные неудачи часто сменяются долгосрочной перспективой успеха. Во время выборов 1980 года Рейган не раз становился объектом насмешек, а в 1992 году тогда еще губернатора Клинтона преследовали скандалы, но тем не менее оба выиграли.

Учитывая элементы определенной закономерности победы партий на выборах, а также недавний успех республиканцев на промежуточных выборах в законодательные органы власти и на выборах губернаторов штатов, можно предположить, что вероятность победы республиканского кандидата несколько выше, чем демократа. Население Америки за восемь лет Обамы устало от демократов, поэтому вновь может быть совершен разворот к республиканцам. Тогда присягу 45-го президента США с большой долей вероятности принесет именно Джон Эллис «Джеб» Буш.

Сценарий 4: ищите женщину (Клинтон – Фиорина)

Не исключено, что после первого чернокожего президента в США в скором будущем появится и первый президент-женщина. Вполне в духе американской мультивекторной традиции: в политике, как и в жизни, жителям Штатов надо попробовать абсолютно все, даже если это заведомо проигрышный или опасный для здоровья вариант.

О кандидате от демократов по фамилии «сами-знаете-кто» сказано достаточно. Если о ее внутренних мотивах занять Овальный кабинет в Белом доме я могу только гадать, то дедушка Фрейд наверняка сказал бы, что Хиллари давно мечтает лично стереть все позорные пятна, оставленные там ее мужем Биллом Клинтоном.

Опросы показывают, что все более реальным претендентом от Республиканской партии становится бизнес-леди Карли Фиорина, бывший генеральный управляющий компании Hewlett-Packard (HP) и советник Джона Маккейна.

Бизнес-леди Карли Фиорина

Представленная этой женщиной история успеха напоминает сказку про Золушку. Простая труженица, прошедшая путь от помощницы на ресепшене до акулы большого бизнеса, стремящейся мотивировать на успех сомневающихся в себе дам. Десятилетие назад Фиорина получила известность тем, что сумела без всякого финансового образования заставить умирающего гиганта из Кремниевой долины с долгом в 47 миллиардов долларов обрести второе дыхание. Прибыль HP за первую пятилетку ее менеджмента подскочила на 23% и достигла 1,05 триллиона долларов, а доход вырос на 15%, составив 118 миллиардов.

По оценкам критиков моды, Фиорина прекрасно одевается. Подобно любимому в Америке Джобсу, всегда говорит целеустремленно, медленно охватывая взглядом всю аудиторию и часто отвлекаясь от заготовленного текста. По первому образованию – специалист в области средневековой философии. О глубине познаний Фиорины в метафизике могу только догадываться, но вот русофобия потенциального кандидата уж точно средневековая: она – сторонница максимального расширения политики ограничительных мер в отношении России. Суть воззрений Фиорины формировалась под влиянием негласного кодекса делового человека: всегда ставить предельно амбициозные и агрессивные цели, не задумываясь, сможете ли вы их достичь и знаете ли как это сделать. Вкупе с безошибочным природным чутьем этот принцип может помочь на редкость харизматичному кандидату-республиканцу.

Придающая немалое значение феминизации своей кампании Фиорина не раз открыто подчеркивала, что брутально-замкнутый образ Хиллари Клинтон обречен на провал в случае, если экс-глава HP получит номинацию в Белый дом.

Закономерно, что определяющим мотивом кампании Фиорины является именно полемика с Клинтон, которая, по мнению республиканки, не заслуживает доверия из-за отсутствия реальных достижений на госслужбе. Такая риторика помогает предпринимателю компенсировать отсутствие собственного политического опыта. Впрочем, Фиорина не считает это серьезным препятствием на пути к Белому дому и в целом не лукавит. В бытность руководителем большого бизнеса «чудо-женщина», как назвала ее экс-глава отдела корпоративного бизнеса HP Энн Ливермор, успела познакомиться с лидерами многих государств, показав себя человеком, который умеет убеждать. После подобных встреч на высшем уровне зарубежные отделения Hewlett-Packard открывались с фантастической быстротой. Наконец, подчеркивая свою интроверсию в пику скрытности Клинтон, в начале июня Фиорина была первой из списка номинантов двух партий, кто обнародовал подробный отчет о своем финансовом состоянии.

Острословы, припоминая кризис в HP, предрекают, что через четыре года президентства Фиорины друзья Путина из числа крупных финансовых воротил смогут спокойно купить себе в пользование ряд штатов на первой же распродаже.

В ответ Фиорина неизменно апеллирует к англо-саксонскому принципу: нельзя пожарить яичницу, не разбив яиц. Проведенные ей в компании сокращения не только оздоровили предприятие, но и стали благом для уволенных: сокращенные сотрудники получили большие компенсации, которые были хорошим подспорьем до тех пор, пока они не найдут другую работу. Конечно, любовь к оптимизации в виде разных сокращений будет слабым местом ее предвыборной кампании и поводом для бесконечных вопросов, как она использует свой опыт по увольнениям в государственном аппарате для уменьшения числа бюджетников.

С другой стороны, не любо – не слушай, ведь сокращение госпособий – краеугольный камень программы любого республиканца. Во внутренней политике Фиорина – близкий к типичному консервативный кандидат, выступающий против абортов, повышения минимальной зарплаты бюджетникам и за понижение некоторых налогов, хотя толерантно прислушивается к требованиям однополых союзов и сторонникам глобального потепления. От Маккейна она унаследовала неприятие амнистии для нелегальных иммигрантов, однако уравновесила его готовность предоставить детям нелегалов возможность легализовать статус после натурализации.

Американцы, уставшие от восьмилетки демократов, сопровождающейся мировой нестабильностью и усилением глобального экономического кризиса, протестуя против Клинтон, могут проверить нервы и возможности ее команды и высказаться за номинацию для Фиорины в гонке за Белый дом-2016. Этим граждане США, с одной стороны, не изменят себе и продолжат эксперимент с демократией в виде женщины-республиканца. С другой стороны, бизнесмен, не склонный к компромиссу с оппонентами – не очень хороший кандидат. Умение убедительно и хорошо говорить, демонстрируя некоторые прошлые успехи, еще не означает, что за тебя в итоге проголосуют. 

Сценарий 5: без Гитлера не обойтись (Клинтон – Карсон)

Кандидатом-республиканцем, которому первым удалось обойти, казалось, «непотопляемого» Трампа, стал 63-летний темнокожий нейрохирург Бен Карсон. Событие произошло 21 октября, когда Трамп в ходе очередных теледебатов среди желающих попасть в Белый дом республиканцев впервые сдал лидирующие позиции. Эксцентричный миллиардер, получив 22% поддержки, оказался на втором месте в связи с вопросами к его «инновационной» программе налогообложения, в которой он сам толком не разобрался.  Совместный соцопрос, проведенный каналом CBS News и газетой New York Times по итогам очередного раунда внутрипартийной борьбы, зафиксировал стремительный рывок Карсона, опередившего Трампа на 4%.

Известность к нейрохирургу из больницы Джона Хопкинса пришла в конце 1980-х годов, когда он стал первым врачом, успешно разделившим сросшихся затылками сиамских близнецов из Германии. Теперь бывший медик, прославившийся своим кротким нравом, но достаточной настойчивостью и бескомпромиссностью, попытается выполнить для себя еще одну невероятно сложную задачу – стать следующим президентом Соединенных Штатов Америки. По оценке социологов компании RealClearPolitics, его желание на сегодня поддерживают 46,6% традиционного электората республиканцев.

Бен Карсон – это попытка оппонентов действующей власти привлечь на свою сторону нацменьшинства, которые определяют итоговый результат голосования на последних трех президентских кампаниях. Оснований для этого более чем достаточно.

Нейрохирург Бен Карсон во время праймериз

Во-первых, республиканский «чернокожий ответ» демократам вполне может стать воплощением реальной «американской мечты», которая так и осталась иллюзией избирателей, восторженно голосовавших восемь лет назад за Барака Обаму. Во-вторых, Карсон имеет голоса влиятельных представителей руководства партии, чего лишены другие похожие претенденты: два латиноамериканца, итало-американец и индус. Главным образом это обусловлено тем, что появление известной неполитической фигуры в стане республиканцев рассматривается как готовность партии к обновлению себя, а значит, и американской политики в целом.

Наличие у «слонов» лидера с репутацией человека новой формации, сохранившего традиционные установки крайне правого республиканца и общечеловеческие качества а-ля Мартин Лютер Кинг, могут стать козырем Карсона в его потенциальной дуэли с Хиллари Клинтон.

Истосковавшиеся по традиционной «чистой» консервативной риторике и подкупающей брутальностью лидера, средний класс американцев готов предпочесть Карсона любым другим кандидатам. Его консультанты очень своевременно начали формировать клиенту имидж народного кандидата, заимствуя полезное как у Трампа, так и у Клинтон.

Например, у главного демократа Америки Карсон заимствовал привычку резко и часто сравнивать своих оппонентов с Адольфом Гитлером, а ситуацию в США – с положением дел в Третьем рейхе. Так, он говорил, что Холокост был частично спровоцирован запретом властей на ношение оружия. Как российский президент у Клинтон, сравнение с фюрером у Карсона получила глава организации Planned Parenthood Маргарет Сэнджер за свою работу по оказанию бесплатной абортивной помощи беременным и распространению средств контрацепции в районах с чернокожим населением. Глубоко религиозный человек, Карсон не верит в теорию эволюции, решительно выступает против абортов и считает гомосексуализм приобретенной девиацией. По совету имиджмейкеров врач терпимо отнесся к решению Верховного суда о равенстве гражданских союзов и традиционных браков, хотя до вступления в гонку называл разговоры об однополых браках «происками врагов Америки» и едва ли не «заговором марксистов».

Текущее лидерство чернокожего общественника на теледебатах обусловлено одновременно его схожестью с Трампом (резонансные речи и нереалистичные обещания) и Клинтон (продуманная программа-альтернатива, резкие сравнения вкупе с интеллигентной манерой оскорблять). Зная об усталости обывателя от эпатажа магната-эксцентрика Трампа, доктор Карсон предлагает четкое решение проблемы нелегальных мигрантов (предоставление им доступа к программе гарантированной занятости при условии их первичной депортации и последующего легального возвращения), но и не забывает подогревать внимание популистским обещанием фиксированного налога и упразднением налоговой службы.

Ряд американских политологов отметил кричащую разницу между выдающимися успехами Карсона на профессиональном поприще и его вопиющей политической некомпетентностью, в связи с чем политтехнологи старательно придают этому кандидату образ «интеллектуала», приравнивая его былые заслуги в медицине к успехам в общественной деятельности и профессионализму в политике. 

Например, чернокожий претендент нещадно критиковал главное детище Обамы – всеобщую программу медицинского страхования – назвав его «худшим после рабства явлением в истории страны». По мнению Карсона, президент целенаправленно вредит национальной экономике в погоне за голосами наиболее уязвимых слоев населения. Вместо универсальной страховки кандидат на правах уважаемого эксперта отрасли предложил федеральным властям ежегодно переводить каждому гражданину две тысячи долларов на сберегательный счет для покрытия медицинских расходов, сами граждане смогут пополнять этот счет без ограничений и в нужное им время, правда, опередив этой своей инициативой Клинтон.

Взгляд претендента на внешнюю политику оригинальностью не отличается. Говоря об исключительности американской нации, Карсон указывает на недопустимость «связывать руки» военным, действующим за рубежом и отстаивающим нацинтересы страны. «Хулиганским действиям Путина» на Украине нужно противостоять поставками оружия, но начинать Третью мировую из-за Киева врач-гуманист не готов. Иран, по его мнению, враг опаснее «Исламского государства» (запрещенного в России).

Между тем, несистемный политик во главе республиканцев может быть предвестником будущего поражения от экс-первой леди Америки, ведь один неверный шаг – и перечисленные его плюсы в одночасье станут недостатками, так что в возможной дуэли и Карсон, и Клинтон обязательно используют против оппонента политический скальпель. Сама же битва предстоит не на жизнь, а на смерть, ведь на кону – супердержава, нереализованные амбиции и риск вновь потерпеть неудачу от чернокожего, но теперь республиканца. 

***

Американская выборная кампания еще только начинается, и вероятность появления перед дедлайном на выдвижение новых кандидатов-спринтеров, не нацеленных на долгую финансовую кампанию, еще очень велика. 

При любом раскладе выборов в Америке России не стоит ожидать партнерских отношений с США, поскольку антироссийскими настроениями пропитаны не только заокеанские политики, но и, если верить опросам, до 75% американцев.

С позиции истории победа республиканца для России будет выгоднее в том плане, что консервативная политика американского истеблишмента по отношению к Кремлю зачастую жестче, но честнее демократической. 

При республиканцах-ястребах давление на нашу страну может перешагнуть рамки не оправдавших себя в должной мере антироссийских санкций и сфокусироваться на других инструментах борьбы за однополярный мир. А значит, для российской элиты главным итогом от далеких выборов в другом полушарии должно стать внимание к изменению внутренней политики, чтобы зарубежные попытки дестабилизировать обстановку в России не находили благодарных страждущих, справедливо недовольных компенсацией доходов олигархической верхушки за чет собственного благосостояния.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"