Архив материалов
Геополитика
11.11.2015 12:54

Россия на Ближнем Востоке: пять шагов в ответ на террор

После введения временного запрета на гражданские авиаперелеты в Египет, который, по сведениям «Коммерсанта», может растянуться на годы, уверенно можно говорить о том, что мы живем в новой реальности. Подобно американцам после 11 сентября, крушение Airbus A321 на Синайском полуострове стало причиной появления самых сильных чувств соотечественников.

Теперь для нас, как и для наших заокеанских партнеров 14 лет назад, далекая и в чем-то непонятная ближневосточная геополитика и война становится делом, касающимся безопасности и интересов каждого. Естественное и искреннее сопереживание родным и близким погибших чередуется со своего рода праведным гневом – желанием поскорее понять, действительно ли безвинные туристы стали жертвой международного терроризма, направленного против России.

Конечно, до полной развязки сирийского и других конфликтов на Ближнем Востоке еще очень далеко, но уже сейчас можно признать – позиция России по данному вопросу становится более твердой, а действия – решительнее. Судя по заявлениям начальника Главного оперативного управления Генштаба Андрея Картаполова, военно-политическое руководство нашего государства не собирается выпускать ситуацию из-под контроля и повторять в Сирии, а тем более в Египте, ошибки времен ливийского сценария. Очевидно уже, что президент РФ Владимир Путин не свернет с намеченного пути и продолжит поддерживать легитимную власть Сирии и весь сирийский народ.

Очевидно и другое: не отреагируем на Египет, упустим Сирию, не поддержим Иран, закроем глаза на прочие конфликты – и не заметим, как потеряем Россию, а мир ввергнется пучину Третьей мировой.

Такой сценарий более чем вероятен и даже неизбежен, если сегодня не будет проявлена принципиальность российской власти в отношении ближневосточного конфликта, который настолько топорно и искусственно развязан при заботливом участии Штатов.

Россия всегда стремилась к миру – оттого никогда не поддерживала бандитов, террористов и наемников из так называемой оппозиции. Наши летчики в Сирии наносят удары по так называемому халифату, у которого есть множество сторонников во всем мусульманском мире. Исламисты в лице саудовского духовенства в октябре уже объявили об ответной войне России, и необходимо понимать, что это – не пустое бахвальство.

С другой стороны, возможности радикальных террористов в России более чем ограниченны – они находятся под присмотром или загнаны в глубокое подполье, засылка «шахидов» извне в Россию также затруднена. Поэтому естественно, что, в первую очередь, террористы стремились ударить по российским гражданам за границей.

Прагматичные американские политики и генералитет вряд ли отмежуются от активного, даже голливудского подхода к Сирии и перестанут накачивать наемников-наркоманов деньгами и оружием. По моим ощущениям, при всей дипломатичности госсекретаря США Джона Керри позиция Штатов в Сирии сведется к тому, что они по традиции переложат милитаристское бремя ведения войны на тяжеловесную Западную Европу, вынудят ее подпитывать террористов и вопить о «кровавом режиме» Асада.

Между тем гибридная война в отношении России выходит на новый уровень. Так, британская газета The Independent открыто призналась, что первой запустила непроверенную версию о теракте на борту российского лайнера с тем, чтобы понять: что сделает Путин, если запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство» (ИГ) действительно уничтожила самолет? 

С этим вопросом «Колокол России» решил обратиться к ответственному секретарю президиума Академии геополитических проблем, востоковеду Араику Степаняну. Эксперт полагает, что возможное решение российского президента развернуть полномасштабную наземную операцию в Сирии будет важнейшим фактором консолидации нашего общества и лишь укрепит позиции страны на международной арене.

«Нет никаких сомнений, что Россия вне зависимости от итогов расследования по А321, не отступит от занимаемой позиции, поскольку этот шаг был бы катастрофой для страны, – убежден Степанян. – На переговорах в Вене глава нашего МИД Лавров впервые в новейшей истории стал выразителем того, как Россия предложила свою повестку дня, жестко и аргументированно ее отстаивала, и всем, включая американцев, пришлось в той или иной форме согласиться с нашими доводами по Ближнему Востоку».

Степанян полагает, что президент России уже имеет четкие сведения, что случай с A321 являлся терактом, призванным быть местью за активные действия нашей страны в Сирии.

«Сильная Россия никому не нужна. В условиях атаки на нас мы просто не имеем права отступить от своих позиций», – говорит политолог.

Отмечая, что российские спецслужбы де-факто не смогли помешать теракту, Степанян замечает, что в сложившейся геополитической обстановке ФСБ эффективно  работает только внутри страны и в большинстве случаев в состоянии предотвратить опасность, таящуюся только в пределах наших границ.

«Я не могу оправдать это сугубо конъюнктурной геополитикой: мол, от нас отвернулись прежние союзники и теперь не ведут сотрудничество. Дело в том, что в 1990-е годы по спецслужбам наносились нещадные по мощности, разрушительные удары: ушли высококвалифицированные специалисты. Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков если не разгромил, то, по крайней мере, нанес значительный ущерб ГРУ Генштаба России – как раз той структуре, которая работает во имя интересов страны за рубежом, превентивно обеспечивая безопасность», – сказал в интервью «КР» Степанян. 

При этом эксперт не ожидает появления скептических настроений в связи с развертыванием российской армии на Ближнем Востоке и негативных изменения рейтингов российского лидера.

«Полагаю, будет как раз наоборот: когда мы ушли из Чечни, мы увидели, что произошло – вторжение в Дагестан и вторая чеченская война. Именно слабая позиция государства в конце 1990-х провоцировала на решительные действия террористов. Мы через это проходили, и российский народ уже знает, что такое теракты, что такое слабая власть, поэтому сегодня россияне наверняка поддержат волевые усилия руководства страны добиться реализации стратегических целей в ближневосточном регионе», – заключил востоковед.

С этим взглядом на катастрофу решительно не согласны в той же Великобритании. Упомянутая ранее The Independent полагает: обнародование доказательств того, что авиакатастрофа произошла в результате теракта, может «сильно повредить ауре российского президента».

В газете уверены, что выбрав ИГ в качестве врага, Путин якобы «выставил граждан своей страны прямиком на линию огня». Поразительно, но как будто еще 10 октября не было заявления главы Минобороны США Картера, публично предсказавшего, что «путинская интервенция в скором времени» сделает Россию мишенью террористов.

При этом вся западная пресса склоняется к тому, что после возможного теракта российский президент будет чувствовать себя обязанным ответить как можно жестче, нанеся удар по боевикам в Сирии, а также и по более близким целям в виде остатков радикального подполья на Северном Кавказе.

В похожем ключе в беседе с «Колоколом России» высказался писатель Эдуард Лимонов:

«Путин никогда не пятился назад, и случай с Airbus исключением не станет. Имидж президента по понятным причинам не подразумевает такого исхода – репутация сильного руководителя, отказавшегося от своих планов из-за угроз террористов – не комильфо. Я считаю, что в Сирии неизбежно напрашивается полноценная военная операция. Россия два месяца старается, чтобы успехи авиации были закреплены с помощью сирийской армии и иранских добровольцев. Однако этой меры, видимо, мало, и уже кажется, что ее мало.

Следующим этапом должны быть российские добровольцы, причем неважно, в каком статусе: в качестве официальных Вооруженных сил или «отпускников». Все военные аналитики сходятся в одном: без закрепления побед с воздуха на земле ничего позитивного не будет.

Самое грамотное: признать, что в связи со сложившейся ситуацией мы находимся в состоянии чрезвычайного положения, и на этом основании укоротить все длинные языки, хотя бы на время.

Необходимо ввести жесткие правила, ведь сегодня в стране активна «пятая колонна». Некоторые СМИ уже заговариваются, сеют панику. Это, в свою очередь, размывает мировоззрение некоторой части нашего общества, находящегося в ожидании терактов в Москве или других городах России. Надо сказать, распространять упаднические настроения всегда было просто. Вспомните, когда год назад против нас всего-навсего были введены невнятные санкции, а какая-нибудь медиа-империя вроде «Эха Москвы» по-прежнему утверждает, что в стране едва ли не голод. Часть населения всегда будет чем-то недовольна, но мы живем в такое время, когда необходимо сплотиться и хотя бы время от времени думать, о чем ты говоришь».

***

На мой взгляд, среди других оптимальных мер, которые способствовали появлению в России четкой концепции продолжения ее «священной войны» за своих людей, можно выделить пять основных ключей.

Во-первых, не стоит паниковать, не биться в истерике и не стремиться винить во всем власти, войну в Сирии, «второй Афганистан». Этого как раз добиваются не только исламисты, но и внутренние враги нашей независимости, на радость западным «партнерам» России.

Во-вторых, понимать, что цель, которую мы перед собой ставим, недостижима без жертв. Это не оправдание гибели наших граждан, это констатация реальности.

Вспомните, как после начала нашей воздушной операции в Сирии небезосновательно начались разговоры, что первый наш сбитый самолет – это начало конца современной России. Слава Богу, конца не случилось, но решимости действовать после установления страшной правды о лайнере должно прибавиться.

В-третьих, лишний раз утвердиться в понимании того, что выбранный нами путь упреждающего удара в Сирии правильный. Не вестись на пропаганду вроде «если бы мы не били по террористам, то и они не замечали бы нас».

Еще летом самозваный халифат объявил часть нашей территории на Северном Кавказе своей и считает наше государство врагом. На контролируемых квазигосударством землях воюют и набираются боевого опыта тысячи выходцев из постсоветских стран, которые никогда не откажутся от идеи «джихада» против нашей страны.

Независимо от того, по чьей указке  действовали боевики – главарей исламистов или англосаксонской разведки – они бросили вызов России, и своей операцией в Сирии мы этот вызов приняли и отчасти упредили.

В-четвертых, необходим неотложный комплекс мер, направленный на предотвращение подобных трагедий, реализуемый нашими спецслужбами бок о бок с зарубежными коллегами. Среди действенных шагов должно быть ужесточение мер безопасности в аэропортах ближневосточных стран – с усиленным досмотром багажа на всех рейсах, направляющихся в Россию, а также в популярных среди российских туристов отелях. 

Наконец, ни в коем случае не стоит поддаваться квазипатриотическим настроениям и уподобляться американцам после 11 сентября.

Иными словами, недопустимо будет цинично использовать реальный теракт или даже выданную за него катастрофу как повод для «гуманитарных интервенций» по всему миру, в погоне за восстановлением «СССР 2.0».

Понятно, что это решительно невозможно, и само руководство России на этот самоубийственный шаг не пойдет, но голоса о необходимости новой стратегии в регионе раздаются, и здесь впору обратиться к экспертам из Совета безопасности.

Мы и так уже выполняем поставленную перед собой задачу – помогаем Асаду восстановить контроль над Сирией и остановить джихадистов. Можно нарастить группировку ВКС и увеличить количество авиаударов по ИГ, оказать дополнительную помощь оружием Дамаску, и это будет адекватным и реалистичным геополитическим ответом на террористические атаки.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"