Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Геополитика
03.06.2016 08:05

Восточное многоборство: на Дальнем Востоке сошлись Россия, Китай и США

Россия, Китай, Япония – стратегический треугольник взаимоотношений.

120 лет назад, 3 июня 1896 года во время визита в Россию на коронацию Николая II канцлера Китайской империи Ли Хун-чжана в Москве был подписан русско-китайский договор об обороне и союзе.

Толчком к нему для обеих сторон послужила неудачная для Поднебесной война с Японией 1894-1895 годов, в результате которой Китай потерял ряд территорий, открыл для победителя на льготных условиях несколько торговых портов и выплачивал огромную контрибуцию. Россия, в свою очередь, была обеспокоена тем, что агрессивный островной сосед не собирался останавливаться на достигнутом. По окончании кампании японский парламент принял так называемую послевоенную программу развития народного хозяйства, рассчитанную на 10 лет (1896-1905гг) и представлявшую собой комплекс экономических преобразований, направленных на ускоренную подготовку к войне с нашей страной.   

Соглашение было призвано остудить японские захватнические притязания в отношении Поднебесной, а также усилить российское влияние в Китае вообще, и в приграничных провинциях в особенности. Речь в первую очередь шла о глубоко вклинивавшейся в территорию Российской империи Маньчжурии. Во-первых, наша страна была совсем не заинтересована, чтобы Япония, ведущие европейские государства и США получали здесь стратегически важные инфраструктурные концессии: владели путями сообщения, телеграфными линиями, рудниками, портами и т.п. Ведь, как это было в международных отношениях всегда, вначале приходит капитал, а потом солдаты. Чужие же военные базы в относительно слабозащищенном дальневосточном подбрюшье России были ей совсем не нужны.

Во-вторых, у нашей страны на данный регион существовали свои далеко идущие экономические и военно-стратегические планы. В 1891 году началось строительство архиважной для государства и самой протяженной на тот момент в мире – Транссибирской железнодорожной магистрали, и любые угрозы проекту были абсолютно не к чему. За счет этой дороги Россия не только развивала свои удаленные губернии, но и становилась единственной в мире экономически развитой страной получающей стратегическую сухопутную коммуникацию связывающую Европу с Азией. Все остальные приплывали сюда морем. Мы же сокращали путь в Китай с 45 дней через Суэцкий канал до 18-20 дней. Это давало России серьезные экономические преимущества, которые она старалась использовать по-полной, не только как транзитёр, но и как инвестор. А именно, стремилась вовлечь приграничные провинции Китая и, прежде всего, Маньчжурию, в орбиту единого с Россией экономического развития, получив здесь концессии на всё что можно.

В-третьих, у России были планы и в отношении Кореи. Главным образом военного свойства. Захватив Корею, Япония могла запереть русские военные корабли, базировавшиеся во Владивостоке, в Японском море. Кроме того, зимой Владивостокский порт замерзал, а корейские порты – нет. Ну и рынок корейский был, конечно, интересен.

Поэтому, воспользовавшись переговорами и подписанием с Ли Хун-чжаном русско-китайского оборонительного союза, всесильный в ту пору российский министр финансов Сергей Витте убедил его в том, что для защиты территориальной  целостности Поднебесной, нам в Маньчжурии необходима железная дорога. Согласие на неё со стороны китайского канцлера было получено, и 8 сентября 1896 года договор на постройку и эксплуатацию КВЖД был подписан. Концессия давалась на 80 лет, но через 36 лет Китай при желании мог выкупить дорогу. Пока же Россия получала вместе со стратегически важной для нее коммуникацией еще целый ряд льгот и преимуществ самого разного порядка. К примеру, вдоль всей линии дороги шла широкая полоса отчуждения (очень близкая по своему статусу к суверенной российской территории), на которой было разрешено строительство жилых и нежилых объектов, а также содержание определенного количества русской охранной стражи. Устанавливались серьезные таможенные льготы для товаров, как ввозимых, так и вывозимых из Китая по этой дороге.

В 1898 году Россия на правах аренды приобрела Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Далянем. Отдельным пунктом было прописано право нашей страны, создать в Порт-Артуре военную базу, и построить Южно-Маньчжурскую железную дорогу, соединяющую ее с КВЖД. Фактически же территория Ляодунского полуострова с прилегающими островами, под названием Квантунская область, была включена в состав Российской империи, с переименованием Даляня в Дальний и превращением его в открытый для коммерческих судов всех наций торговый порт. Таким образом, одновременно и гармонично решались и военные и политико-экономические задачи.

Россия не хотела войны с Японией и пыталась всячески договориться со Страной восходящего солнца, даже идя в отдельных вопросах на явные уступки. Но ту, в свою очередь к войне с нами всячески подталкивали Англия и США. Последние в результате Испано-Американской войны 1898 года подчинила себе Кубу, Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам, и тоже не хотели на этом останавливаться, рассматривая, как и сейчас, Азиатско-Тихоокеанский регион в качестве своей зоны влияния. Сильный соперник в лице Японии им здесь был не нужен. Поэтому война Японии и России, которая измотала и ослабила бы обеих, была США очень выгодна.

В Петербурге силу и уровень подготовки Японии к войне явно недооценили, как не раскрыли дипломатическим и разведывательным путем весь клубок интересантов и скрытых союзников нашего врага. Поражение в Русско-японской войне 1904-1905 годов многому научило российское руководство. Как в отношении Страны восходящего солнца, так и в отношении Поднебесной, военный союз с которой себя не оправдал. Мало кто знает, но когда в 1911 году в Китае произошла буржуазная революция и монголы отделились от Поднебесной, образовав независимое государство, большую экономическую и военную помощь им в этом оказала Российская империя. В 1912 году при активном содействии российских военных советников в молодом независимом государстве была основана Худжир-Буланская военная школа младших командиров, откуда начал свое восхождение будущий глава Монгольской народной республики (МНР) Сухэ-Батор.

Россия продолжала попытки окружить свои границы дружественными странами - военно-политическими и экономическими союзницами, в разряд которых однозначно вошла Монголия и как переменная составляющая – Китай. Опять же, мало кто знает, но в период Великой Отечественной войны маленькая и бедная МНР поставила нам 500 тысяч тонн мяса – почти столько же, сколько США (665 тысяч тонн консервов), 64 тысячи тонн шерсти (американцы – 54 тысячи тонн), каждая пятая лошадь в Красной армии была из Монголии. Япония же, несмотря на отдельные периоды сближения, всегда рассматривалась в российских политических кругах как потенциальный противник.

Большевики, придя к власти, практически буква в букву продолжили политику царской России в этом регионе, вернув всё потерянное в императорский период (пол Сахалина, Курильские острова) и сделав то, что царским министрам оказалось не под силу: Китай превратился в нашего сильного и верного союзника. В 1945 году в аренду на 30 лет с правом продления, руководством КНР нам были переданы Порт-Артур и Далянь, а также КВЖД со всеми объектами. Но счастье, как говорится, длилось недолго.

После смерти Сталина Хрущев досрочно и полностью отказался от этих важнейших стратегических объектов нашего присутствия и влияния, как в Китае, так и во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе, рассматривая свои шаги не как подарок Мао Цзэдуну, а в большей степени как жест доброй воли в отношении Запада. Но Запад жест воспринял как слабость, а Мао страшно обиделся на развенчание у нас культа личности своего учителя. В итоге мы потеряли и военные базы, и КВЖД, и китайского союзника.

Сегодня ситуация в регионе вынуждает Россию и Китай вновь активно идти на сближение, а Японию, как прежде, искать поддержку за океаном. На прошедшем 26-27 мая в Стране восходящего солнца саммите G7, Россия и Китай значились одними из основных пунктов в повестке обсуждений. О том, какие оценки были даны нашим странам и их позициям по различным вопросам мировой политики, можно отчасти судить по заявлению министра обороны США Эштона Картера, которое он сделал во время выступления перед выпускниками Военно-морской академии в Аннаполисе, практически сразу по окончании саммита. Администрация Барака Обамы считает, что одной из главных проблем, с которой в ближайшие годы будут сталкиваться вооруженные силы США по всему миру, является агрессивная внешняя политика России и Китая, сказал он. Конечно, после Ирака, Афганистана, Ливии, Украины, американских провокационных действий в Южно-Китайском море, на которые руководство КНР неоднократно заявляло протест, данное высказывание ничем, кроме неприкрытого цинизма, не отдает. Но к нему надо относиться со всей серьезностью.

Мы и стараемся это делать. 27 мая командующий войсками нашего Восточного военного округа генерал-полковник Сергей Суровикин на заседании Военного совета ВВО заявил, что руководство России и Минобороны принимают «беспрецедентные меры» для укрепления военной инфраструктуры и перевооружения войск на Дальнем Востоке. 28 мая в Москве завершились Российско-китайские компьютерные командно-штабные учения по противоракетной обороне «Воздушно-космическая безопасность-2016». Так что поляризация ситуации более чем ясная. За 120 лет мало что изменилось. Те же игроки, те же стратегии. Только фактически оккупированной американцами Японии сегодня не позавидуешь. А Китай и Россия, несмотря на весь скепсис по поводу их стратегического партнерства, постепенно, но неумолимо продолжают его наращивать. Как в рамках ШОС, БРИКС, так и на двусторонней основе. К примеру, только в минувшем апреле КНР нарастила импорт российской нефти на 52%. Не саудовской, как хотелось бы американцам, а именно нашей.

31 мая министр иностранных дел России Сергей Лавров, во время выступления на международной конференции «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений», заявил, что отношения между Россией и Китаем «представляют образец межгосударственного сотрудничества в XXI веке», и наилучшие за их историю. Нынешним летом Китай намерен посетить Путин. 2 июня также были обнародованы результаты опроса «Левада-центра» относительно страновых предпочтений и негатива россиян. Так вот,  наиболее враждебно наши сограждане относятся к США (72%), Украине (48%) и Турции (37%). А положительно, к Белоруссии (половина опрошенных), Казахстану (39%) и Китаю (34%). В общем, если США и подчиненный им Запад с Японией хотят сдерживать Россию и Китай не по отдельности, а единым целым, они этого, в конце концов, добьются. Но вот смогут ли.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика