Архив материалов
Качество жизни
03.02.2016 13:00

Ливановский секвестр образования России

В министерских креслах российского правительства перебывало уже много народа. Особо стоит выделить условную группу министров, о которой все адекватные люди отзывались в духе «слава Богу, вы ушли». Сюда входят экс-руководители оборонных ведомств Павел Грачев и Анатолий Сердюков, бывшие главы Минздрава Михаил Зурабов и Татьяна Голикова, главный внедритель ЕГЭ Андрей Фурсенко, прославившейся высказыванием о взращении человека-потребителя вместо человека-творца. Преемник Фурсенко Дмитрий Ливанов также давно находится в лидерах среди самых непопулярных чиновников. Но подобно Штирлицу, который частенько был как никогда близок к провалу, нынешний министр образования умудряется постоянно выходить сухим из воды.   

Закроем, чтобы открыть

В мае 2012 года научно-образовательное сообщество дружно выдохнуло – в министерстве наконец-то появился новый руководитель. Однако очень быстро выяснилось, что все инновационные реформы и госпрограммы команды Ливанова фактически продолжают курс Фурсенко – на уход государства из социального сектора, на обеднение педагогов, обдирание родителей учеников и студентов, на ущемление интересов подавляющего большинства россиян, все еще верящих в свое конституционное право на получение качественного бесплатного образования. Также продолжилась насильственная «оптимизация» (слияние, поглощение, а местами – просто ликвидация) образовательных учреждений, которая, прикрываясь благими целями, демонтирует последние завоевания советской эпохи.

Прежняя система образования разрушена если не до основания, то, по крайней мере, до первых этажей. А начался этот процесс, по оценке  заместителя председателя комитета Госдумы по образованию Виктора Шудегова, с приватизационных «подарков» перестройки.

«Как объясняют необходимость объединения двух-трех школ или вузов в некие образовательные комплексы? Очень просто – экономией средств. Если взять, например, стандартную сельскую школу в райцентре, обучение одного ребенка обходится, условно говоря, в 37– 40 тысяч рублей в год. На окраине района сумма увеличивается уже до 137–140 тысяч. Сразу возникает идея – не лучше ли в целях экономии загрузить детей из окраин в автобус, отвезти их на учебу в райцентр, а потом развезти по домам. Так за годы перестройки мы потеряли около 25 000 школ, темпы закрытия составляли примерно по 1000 в год. Соответственно, вместе с ними исчезло около 20 000 сел и деревень. Об этом у нас на высоком уровне вообще говорить не принято, а ведь речь идет о прямом уничтожении сельского хозяйства. Не все же время нас будут турки обеспечивать овощами и фруктами, самим нужно себя прокармливать, имея такие огромные территории», – отмечает Виктор Шудегов.

Но самое интересное – после распиаренных оптимизаций в прошлом году внезапно выясняется, что Минобразу не хватает новых школ! Ведомство предложило новую программу, в которой речь шла о строительстве новых учреждений, о реконструкции старых, о сооружении пристроек к уже имеющимся зданиям. При этом ставится очень амбициозная задача – переход на односменный режим обучения уже к 2016 году.

Как можно сделать это при сегодняшней концентрации образования в райцентрах, когда в ряде регионов дети учатся даже в три смены? Для 6,5 миллионов детей надо создать столько же «дневных» школьных мест, заменить все ветхие школьные здания и т.д. Депутаты подсчитали, что при строительстве новой школы одно школьное место обходится примерно в 1 миллион рублей. Иными словами, для реализации всех этих целей понадобится чуть ли не половина бюджета России. В то же время, в 2016 году на строительство новых школ заложено всего 50 миллиардов рублей. Это капля в море, так что проект Ливанова уже можно считать долгоиграющим.  

«Сначала закрываем, потом вдруг, опомнившись, начинаем судорожно открывать. Также было и с детсадами, которые пораздавали частникам во время перестройки. Сейчас пошел очередной этап со школами. Я не думаю, что можно быстро решить проблему, тем более в кризисное время. Параллельно проходит «укрупнение» вузов. Еще Фурсенко объявлял, что у нас слишком много университетов. Были разные предложения, сколько их вообще должно остаться в России. 170, потом всего сотня – такие назывались цифры. Кстати, столько же высших учебных заведений было в Российской Империи незадолго до революции. И возвращаться к этим показателям в наше время, я считаю, просто недопустимо. Такое и в голову бы никому не пришло, кроме нашего министерства», – комментирует Виктор Шудегов.

Что это, откровенное признание Минобраза в собственной некомпетентности? Подтверждение того факта, что после массовых сокращений учебных заведений мы получили их дефицит? Или это тщательно подготовленный, распланированный распил – сначала сократим школы, а потом выбьем огромные бюджетные средства для чиновников и их фаворитов в лице подрядчиков? В чьих карманах в итоге осядут эти миллиарды – большой вопрос. Опасения не беспочвенны, потому что ранее Минобраз и лично его глава уже были замечены в подобных манипуляциях.

Методы работы Ливанова

В последние годы с ведомством Ливанова воюет коллега по «Единой России» – депутат Госдумы Владимир Бурматов. Победой тут пока не пахнет, несмотря на то, что в конце прошлого года Бурматов представил в генпрокуратуру доказательства заключения подозрительных госконтрактов, на которые было потрачено 857 миллионов бюджетных средств.

Оказывается, в Минобразе обожают всякие презентации и конференции, которые остаются организованными… только на бумаге. Бывает и такое, что свежие госконтракты оформляют задним числом или вообще требуют бюджетные средства на мероприятия, оплаченные третьей стороной.

Добавим к этому расследование 2014 года простого московского блогера Матвея Рыбакова. Молодому человеку понадобились лишь открытые данные с сайта госзакупок и фотоаппарат, чтобы прийти к выводу – в 2012–2013 годах ведомство Ливанова поставило на конвейер проведение конкурсов с подставными компаниями. Несколько конкретных примеров. ООО «Юридическая компания Группа Независимых Консультантов» получает 5 миллионов рублей на выполнение научно-исследовательских работ для государственных нужд. Проехав по указанному адресу, Рыбаков обнаружил на месте юридической фирмы секс-шоп и магазин продуктов.

В другом случае некое ООО «СКД», занимающееся производством мыла и парфюмерией, получила 9 миллионов рублей на «Апробацию и поэтапное внедрение профессионального стандарта педагогической деятельности работников сферы общего образования…» По месту прописки конторы обнаружился жилой дом, ремонт часов, аптека и супермаркет. Также возникла из ниоткуда «Компания Автополис-плюс» исключительно для того, чтобы получить 17 миллионов рублей по госконтракту, на который была подана только одна заявка. 

Итак, Минобраз годами перечисляет десятки миллионов компаниям, результаты деятельности и само существование которых подтвердить невозможно, после чего отказывается от каких-либо комментариев. Эти истории побуждают сделать однозначные выводы о реальной цене слов и заявлений Дмитрия Ливанова, равно как и о целях реформ, проводимых его ведомством.

Между прочим, впервые в скандале, связанном с госзакупками, чиновник засветился еще в качестве ректора Московского института стали и сплавов. В 2009–2012 годах МИСиС, в нарушение законодательства о госзакупках, заключал контракты с ООО «Теплокон», не имевшей лицензии на право заниматься соответствующей деятельностью. Подписи Ливанова стояли на многих договорах с компанией, которая за время весьма плодотворного сотрудничества с МИСиС получила около 170 миллионов рублей.

Если бы не активность Бурматова, Счетной палаты и генпрокуратуры, дело «Теплокона» замяли бы уже давно. В 2009 году оно якобы было утеряно следователями, в 2013 году они вновь «утеряли» из него финансовую документацию, а в марте 2014 года оно было временно закрыто «за отсутствием состава преступления». Мы видим, что методы работы Ливанова на новой должности не изменились. Но каких-либо серьезных проблем, не считая общих предписаний прокуратуры, более похожих на комариные укусы, чиновник в своей эффективной «работе» до сих пор не испытывает.

Безнаказанность, как известно, порождает очередной беспредел. Из серии мутных манипуляций Ливанова особенно выделяется история с реструктуризацией Московского государственного горного университета, в результате которой МГГУ прекратил свое существование, став частью структуры МИСиС. Во-первых, руководство МИСиС, которому глава Минобраза «по старой дружбе» продолжает оказывать массу преференций, начало требовать полной передачи имущества Московского государственного горного университета до подписания передаточного акта.

Во-вторых, сама процедура слияния учреждений проходила с грубыми нарушениями. По итогам двух проверок эффективности вузов в 2012–2013 годах МГГУ был признан эффективным. Однако Минобраз предоставил Госдуме некую рекомендацию экспертов Общественной палаты (ОП), в которой говорилось о необходимости объединения горняков с МИСиС. Вскоре выяснилось, что общественники не участвовали ни в каких обсуждениях по этому поводу. Так появился запрос на имя начальника СК Александра Бастрыкина, в котором ОП и депутаты обвинили ведомство Ливанова в предоставлении заведомо ложных сведений органам госвласти (наказание по этой статье предполагает до восьми лет лишения свободы). Несмотря на наличие железных свидетельских показаний от пострадавшей стороны, ликвидация МГГУ в 2014 году была доведена до конца. Руководство профильного ведомства, как видим, процветает в тех же кабинетах…

Стратегический развал

Не будем огульно обвинять Ливанова в том, что он получает личную финансовую выгоду от уничтожения каждого университета в России, но новые программы Минобраза пугают не меньше прежних. Так, в «Стратегии развития образования до 2020 года» прописано – 40% высших учебных заведений и 80% филиалов вузов должны быть закрыты. Откуда взялись эти цифры? Вероятнее всего, с потолка, под поставленную заранее задачу сокращения. Депутаты пытались выяснить у министра, о каких вузах идет речь, какую роль они выполняют для того или иного региона, для страны в целом, но не получили ни одного вразумительного ответа. 

«Безусловно, борьба за качество образования должна вестись. Университеты, которые готовят очень плохие кадры и в основном занимаются продажей дипломов, безусловно, должны уйти с рынка образовательных услуг. Но ведь частники расплодились при попустительстве Минобраза, который ранее направо и налево раздавал госаккредитации. Думаю, что коррупция на этом рынке госуслуг всегда была немалой. Между тем, общее качество высшего образования у нас ухудшилось, система негосударственных вузов дискредитирована. В западных странах, как мы знаем, те же Гарвард, Кембридж, Оксфорд – это все негосударственные вузы. Тем не менее они регулярно дают крупных ученых, лауреатов различных премий. У нас же теперь пошли по другому пути – постановили как можно больше университетов закрыть.

В качестве примера могу привести родную Удмуртию, которую я представляю в Госдуме.

Кому-то пришло в голову закрыть филиал ИжГТУ в городе Воткинске с населением около 100 тысяч человек. В городе, на ракетостроительном заводе которого сейчас производят наши ракеты – «Булава», «Тополь-М» – самое современное оружие. На 90% завод обеспечивается кадрами из ИжГТУ в Воткинске.

Вот как можно было лишить его аккредитации? Он же готовит не юристов или экономистов, ныне массово ищущих работу. Он обеспечивал завод высококлассными специалистами – конструкторами, проектировщиками и эксплуататорами ракетных схем», – удивляется Виктор Шудегов.

В недрах министерства родился очередной странный проект по созданию так называемых опорных университетов. При поддержке регионального руководства в разных частях страны должны создаваться «супервузы», возникающие в результате слияния двух-трех учебных заведений. Якобы в будущем при подготовке внутренних кадров регионы должны на них опираться. Минобраз говорит о том, что намерен всячески помогать именно этим вузам, им обещано дополнительно выделить от 200 миллионов до 1 миллиарда рублей из бюджета. Возникает логичный вопрос, откуда они собираются брать деньги? Известно, что в бюджете на 2016 год произошло общее сокращение финансирования на 30 миллиардов рублей, вероятно, будет еще один 10-процентный секвестр. Так стоит ли в таких условиях выгонять преподавателей и научный состав на улицу? Впрочем, если происходит «сокращение ради сокращения», то это уже не «стратегия развития», а, скорее «стратегический развал», работающий против России.

Лапша и клюква на правительственном часе

На прошлой неделе Ливанов отчитывался за деятельность своего ведомства в 2015 году. Его послание наталкивало слушателей на единственный вывод – что у нас в образовании все хорошо, а дальше будет еще лучше. Однако в нем не содержалось никакой информации, касающейся собственно работы Минобраза в прошлом году, а также оценки его законотворческой деятельности. Не была предложена к обсуждению ни одна идея оказания поддержки образования в кризисный период, чтобы преподавательский состав и студенты могли спокойно делать свое дело, не думая о выживании.

«Можно было хотя бы поддержать студентов в тех регионах, где для них отменили бесплатный проезд. Индексации стипендий в 2016 году также не было предусмотрено. Депутаты вмешались в ситуацию, но смогли добиться индексирования лишь на 4%, тогда как инфляция в прошлом году составила 12,9%. Студенты техникумов и колледжей сейчас получают 475 рублей в месяц, студенты вузов – 1340 рублей. Как можно прожить на эти деньги?

Также хочу заметить, что всероссийские съезды учителей уже много лет не проводились, а на последних аналогичных съездах ректоров мы видим, что никто из них, равно как и министр образования, не поднимает перед президентом России вопросов по стипендии, заработной плате педагогов. Все выступления ректоров идут в бравурно-радужном ключе. Проблемы, очевидно, возникают на уровне учащихся и преподавателей, получающих зарплату на грани прожиточного минимума.

На последнем форуме ОНФ учителя заявили – вот у нас средняя зарплата 25 тысяч рублей, но чистая зарплата учителя – только 10 тысяч рублей. Остальное – всевозможные приработки. Вот они и работают в среднем на 1,6 ставки. Считайте, что большинство учителей работают на износ. Куда более справедливо было бы платить 25 тысяч рублей за одну ставку», – считает Виктор Шудегов.

Очевидным лукавством видится и заявление Ливанова о том, что у нас решены практически все проблемы с обеспечением дошкольников местами в детсадах. Достаточно посмотреть на многочисленные митинги и пикеты родителей в регионах. Дети многих из них дожидаются своей очереди только тогда, когда им уже пора собирать портфель в первый класс. Между прочим, директоры детсадов во многих случаях не гнушаются предложениями ускорить эту очередь – «за оказание добровольной посильной помощи учреждению». Так мы выходим уже на тему явных и завуалированных поборов в образовательных учреждениях. Проверяющим органам, разумеется, говорится, что все сборы денег организованы совершенно добровольно. Но на практике – попробуй не заплати пару раз – и твой ребенок быстро станет в своей школе изгоем.

Парламентарии от «Справедливой России», похоже, наиболее объективно оценили деятельность Ливанова, а потому инициировали голосование за его отставку. «За» проголосовало 196 депутатов при кворуме в 226 голосов. Для направления постановления в правительство не хватило совсем немного, хотя ранее даже большинство единороссов выражали вотум недоверия Минобразу. Любой другой чиновник на месте Ливанова сделал бы определенные выводы, но наш непотопляемый герой ни секунды не сомневаясь объяснил активность депутатов стартом думской предвыборной кампании. Как бы он ни храбрился, если депутаты будут последовательны, его позиции в ведомстве выглядят совсем непрочными.

Каковы перспективы российского образования с нынешним руководством прогнозировать даже как-то не очень хочется. Самое главное – от перемены слагаемых в лице Фурсенко и Ливанова не меняется государственный подход к реформам в этой области. Реформы, в конечном счете, сводятся к тотальному секвестру научно-образовательных учреждений, призванных ковать профессиональные кадры и давать всесторонние, фундаментальные знания школьникам и студентам. И все это на фоне апробации западных механизмов – Болонской системы и ЕГЭ.

К счастью, в Рособрнадзоре начали осознавать недостатки единого госэкзамена и уже отменили тестовую часть по русскому языку и математике. Глядишь, такими темпами лет через 10 мы придем к тому, с чего и начинали до перестроечных времен, признав все последние инновации пустой тратой времени, денег, а также издевательством над мозгами учеников и преподавателей.

Возможно, власти даже официально оценят ущерб, нанесенный государству в результате этой ломки. Думается, сумма получится заоблачной.

Иван Ваганов 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"